Блог СБГ-блог

Он вытащил «Тамбов» со дна, хотя даже не думал быть главным. Интервью тренера, который забивал с подач юного Жиркова

Дорский поговорил с Сергеем Первушиным.

«Тамбов» – одна из самых ярких контратакующих команд РПЛ в прошедшем сезоне. В быстрых атаках дебютант лиги забил 5 голов – столько же у «Сочи» (без учета легендарной битвы с «Ростовом»), а больше лишь у «Спартака» (6). 

С осени мы восхищались трио Мелкадзе – Обухов – Костюков (все забили по 7 голов), но сохранение места в РПЛ вряд ли бы было возможно без Сергея Первушина – 50-летний тренер работает в «Тамбове» почти семь лет, а прошлой осенью принял плетущуюся на последнем месте команду и вытянул ее на 14-е место (на отрезке после его назначения тамбовчане стали седьмыми).

Первушин – настоящая легенда Тамбова: начинал в областном поселке Сосновка, четырежды заходил в местный «Спартак» и стал лучшим бомбардиром в истории клуба.

После дебютного сезона в РПЛ Первушин поговорил с Александром Дорским.

Первушин помогал четырем тренерам «Тамбова» и даже не задумывался стать главным. Главное при переходе в новый статус – дистанцироваться от игроков

– Помните  день, когда вас назначили главным тренером «Тамбова»?

– Это случилось после игры с «Уралом» (1:2) в 13-м туре. У «Тамбова» было всего восемь очков, от предпоследнего места мы отставали на шесть. 

Григорян подал в отставку, меня вызвал спортивный директор Павел Борисович Худяков – предложил мне возглавить «Тамбов» и сказал, что в будущем такого шанса может и не быть.  

Еще перед сезоном было понятно, что «Тамбов» будет бороться за выживание. Мы договорились с Худяковым, что я останусь главным тренером до зимы, если наберу три очка в трех матчах. А если до паузы наберу шесть очков за шесть игр, останусь и на весну. 

– Нормально спали до и после первого матча в РПЛ против «Уфы» (3:0)? Можно ли его сравнить с чем-то по эмоциям? 

– Спал нормально, а сравнить с чем-то, наверное, сложно. Была и эйфория, и какая-то тревога – тем более я тамбовский парень, прошел все ступени российского футбола и получил такой шанс. 

Подумал, можно ли сравнить первый матч в РПЛ с рождением ребенка. Думаю, это все-таки неправильно, потому что дети – самое главное. 

– В «Тамбове» вы работали помощником у Валерия Есипова, Андрея Талалаева, Мурата Искакова и Александра Григоряна. Кто повлиял сильнее всех?

– Талалаев и Искаков. Мы варились в «Тамбове», а тут приехали люди, которые работали на высоком уровне.

Талалаев – прекрасный мотиватор. До его прихода «Тамбов» боролся за выживание в ФНЛ, но на первом же собрании при Талалаеве я понял, что команда пойдет вверх. Хватило одной речи. Тот сезон мы закончили на пятом месте, а если бы выиграли в последнем туре – играли бы в стыках. 

При Искакове «Тамбов» выходил в РПЛ. В работе с ним появился алгоритм: смотришь на соперника, потом анализируешь, как можешь ему противодействовать, а затем подбираешь нужные упражнения к тренировке. Это вроде бы обычные вещи, но я до них дошел с помощью Искакова. 

– В какой момент поняли, что сами хотите стать главным?

– Его не было. В какой-то момент я понял, что мне нравится быть помощником. Просто Григорян подал в отставку, Худяков сделал предложение – и у меня пошло. 

Обычно помощник отвечает за связь между игроками и главным тренером, поэтому при переходе нужно было немного дистанцироваться – сейчас больше общаюсь с ребятами через индивидуальные беседы. Но в целом у нас простой дружный коллектив – наверное, ситуация немного отличается от того, что есть в больших командах. 

Года три назад в «Тамбове» появилась традиция собираться в круг после матча. Это действительно сплочает, особенно после неудачных игр. Правда, в последнее время мы были вынуждены обходиться без круга из-за медицинского регламента. 

Почему у Мелкадзе не получалось в «Спартаке». На тренировках Обухов работал не на игровом пульсе, но теперь все в порядке

– Вы говорите, что не хотели быть главным, но я слышал, что перед матчем с «Оренбургом» в начале сезона вы убедили Григоряна перейти на трех центральных защитников. При этом Григорян еще при приходе в «Тамбов» говорил, что всегда будет играть в четырех.

– Да, это правда. При Федотове «Оренбург» хорошо бежал по створу ворот при фланговых передачах, поэтому нам было бы сложно сдерживать их атакующих игроков двумя центральными защитниками – например, тогда у них в большом порядке был Деспотович. 

Плюс у нас всегда в старт не попадал либо Гогуа, либо Осипенко – а мы понимали, что их уровня вполне достаточно для РПЛ, оставлять кого-то в запасе было бы неправильно. 

– Неужели тройка не обсуждалась даже перед первым туром против «Зенита»? Дебютный матч в РПЛ, заполненный стадион, чемпион России.

– Да, вообще не говорили об этом. Григорян действительно сразу после прихода в «Тамбов» сказал, что будем играть в четыре защитника

Думаю, в первых турах мы все-таки достаточно уважительно относились к соперникам. Мы играли в ФНЛ и получили сразу «Зенит», «Локомотив» и «Спартак». Когда мимо проходят Дзюба и Азмун, даже мне было не по себе, не очень понимал, как с ними играть. Понимали, что творится внутри ребят, поэтому на тренировках пытались их расслабить, шутить над тем, как играем против топов. 

– Можно пример?

– В первом туре Антон Килин, у которого рост около 168, поставил корпус Дзюбе – Артем, видимо, его не видел, а потом почувствовал, что кто-то толкается. Дзюба посмотрел вниз – а там Килин. В беседах с Килиным потом вспоминали этот эпизод – ничего же, все нормально, не проиграл борьбу. 

– Даже вам было не по себе, когда мимо проходили Дзюба и Азмун. Понятно, что вы не показывали этого игрокам, но даже если у тренеров такие чувства, как вселить уверенность в игроков? 

– В начале сезона часто показывали мотивационные ролики и нарезки игровых эпизодов – как другие команды справлялись с лучшими игроками РПЛ. 

– Мотивационные ролики – это что?

– Сейчас много видео, в которых люди рассказывают, как добиться цели, как стать другим человеком. Они не связаны с футболом – например, выступления людей с ограниченными возможностями, которые чего-то добились. 

– От игроков была обратная связь?

– Для себя я отметил, что это прокатывает один-два раза.

– Почему? 

– Чисто визуально показалось, что после второго видео игроки перестали их воспринимать.   

– Ключевое, что вы изменили в «Тамбове», став главным тренером? 

– Мне повезло, потому что есть помощник, с которым давно работаем – Тимур Шипшев. Он отвечает за оборону – именно благодаря работе Шипшева Гогуа и Осипенко сильно прибавили и перешли в статусные клубы.  

Думаю, в целом у «Тамбова» все было нормально, учитывая условия, в которых мы работали. Правда, мы часто пропускали после 75-й минуты – значит, не хватало функциональной подготовки, поэтому мы сделали тренировки более интенсивными. 

Появился помощник, который смотрит матчи с трибуны – Виталий Булыга. Это произошло случайно – мы ждали, пока Булыгу заявят как тренера, сначала он не мог находиться на скамейке. В основном Булыга подсказывает по позициям инсайдов – когда они должны садиться при диагоналях соперника. Топ-команды пользуются такими зонами – например, туда любит смещаться Влашич.

Первый матч с «Уфой» был очень важным с точки зрения психологии. Дальше зацепили игру в Сочи (2:1) – эмоциональный эффект от двух побед подряд нельзя недооценивать. «Тамбов» не молодая команда, но с точки зрения матчей в РПЛ и голов – очень юная.

В этом сезоне первые голы в РПЛ забили Мелкадзе, Владимир Обухов, Килин, Валерий Чуперка, Максим Осипенко. Я думал, что Аде Ойеволе гораздо больше отыграл в РПЛ, но на самом деле у него не так много матчей (к старту сезона-2019/20 Ойеволе было 36 лет, он сыграл 59 матчей в лиге – Sports.ru), и то он был одним из самых опытных игроков в «Тамбове» вместе с Михаилом Костюковым. У Мелкадзе по числу матчей вроде все неплохо, но в большинстве он выходил на 10-15 минут – не могу назвать это полноценным опытом. 

Даже когда у Мелкадзе не совсем получался матч, мы ждали до последнего, а в «Спартаке» таких шансов не дают. А так с ним все было понятно после двух-трех тренировок – отличное сочетание техники, скорости и физической мощи. Один момент – он взрывается и делает результат.

– Когда Мелкадзе приехал в «Тамбов», была заметна его подавленность?

– Нет, абсолютно обычный парень. Я за ним следил еще в «Спартаке-2», когда он вместе с Обуховым и Артемом Федчуком разрывал ФНЛ, на троих забили около 40 голов. 

Сейчас Мелкадзе – в «Спартаке». Думаю, для него «Тамбов» – площадка для дальнейшего роста. Он москвич, спартаковец – естественно, ему хочется блистать в родном клубе.  

– С Обуховым, которого выкинули из «Сочи» через пару месяцев после перехода, тоже проблем не было?

– Нет. Понятно, что после прихода игроков из «Зенита» у Володи не было шансов закрепиться в «Сочи», а до этого его использовали не на его позиции, он – чистый центральный нападающий. 

Обухов очень спокойно все воспринимает. Помню, как мы его поздравляли с первым голом в РПЛ, а он ответил: «Ребята, это же пенальти, несерьезно». Потом стал забивать с игры, так же, как и Мелкадзе с Костюковым – по их выражениям лица было понятно, насколько им приятно играть вместе.  

У Обухова была одна проблема – пытался принять передачу в недодачу, вообще не бежал за спину. Да, у него все было в порядке с получением мяча между линиями, но забивать он стал, только когда побежал за спину. Теперь он сам все понимает, мне не нужно ему давать дополнительных рекомендаций.

– Вы говорили, что в тренировках Обухова сложно загнать в красную зону. Давайте объясним для болельщиков, что это значит и к чему приводит.  

– Во время матча пульс у игрока – 185-190 ударов. Когда на таком пульсе игрок работает на тренировках, ему легче – идет перенос на матчи. Когда ты работаешь на тренировках на пульсе 160, ты не сможешь в игре работать на 190.  

Поэтому работали с Обуховым над интенсивностью, резкостью перемещений. Все в рамках общекомандных тренировок – получали данные с GPS-датчиков. Мы показали Володе данные – он умный парень и тут же среагировал. 

Первушину нравится сборная Бельгии – ее пример помогает в убеждении терпеть. Сколько ударов нужно наносить за матч

– Вы рассказывали, что среди команд, играющих в три центральных защитника, вам больше всего нравится сборная Бельгии. Насколько пристально за ней следите?

– Когда работаешь главным тренером в РПЛ, не остается времени, чтобы за кем-то действительно вдумчиво следить. Сейчас все говорят об «Аталанте» – я не видел ни одной их полной игры летом из-за нашей нагрузки.  

Да, мне нравится Бельгия, но в процессе обучения игроков стараемся смотреть шире. Один из главных принципов игры «Тамбова» – быстрое переключение сразу после потери мяча. Когда ты показываешь, как Месси отрабатывает после потери мяча «Барселоной», особенно убеждать своих игроков уже не нужно. 

Стараемся подстраиваться под игроков – например, Обухову очень нравится Роберто Фирмино, поэтому для Володи мы нарезаем моменты именно с игрой Фирмино. 

– Когда вы показывали игрокам «Тамбова» Месси сразу после потери мяча, у них не было диссонанса? Считается, что Месси и Роналду – как раз слабые позиции в их командах с точки зрения прессинга, поэтому тренерам приходится подстраиваться. 

– Согласен, что в «Ювентусе» Роналду уже не отрабатывает до конца, но у Месси, на мой взгляд, с этим гораздо лучше. Неидеально, но его статус помогает в убеждении наших игроков.

– Насколько уместно показывать игрокам «Тамбова» сборную Бельгии в атаке, ведь она владеет мячом гораздо чаще? 

– Было важно убедить игроков «Тамбова», что во время позиционной атаки соперника можно сесть на свою половину и потерпеть в 5-4-1. Да, Бельгия владеет мячом больше, но они же не атакуют весь матч – бывает, сидят в обороне по две-три минуты, и ничего страшного не происходит, это одна из лучших сборных мира. Если даже они терпят, почему мы не должны этого делать?

При этом в конце сезона мы старались больше владеть мячом. Но в целом для нас гораздо важнее число ударов, в том числе – в створ.

– Какое значение имеет количество ударов в створ? Можно бить с 35 метров, а можно – из вратарской, будет же совершенно разный уровень опасности.

– Понимаю, о чем вы говорите, но количество ударов показывает число проведенных нами атак, говорит об агрессивности. Для меня нормальный показатель – 20 ударов за матч.  

Удары в створ – для специальной работы с нападающими. В матче с «Рубином» он пробил больше 10 раз, а попал в створ дважды. Мы ему объяснили, что количество ударов – отличное, но ударов в створ мало.

На тренировках игроки часто балуются при ударах. Пример матча с «Рубином» помогает – мы вспоминаем, сколько тогда было ударов в створ, работа становится серьезнее.

«Тамбов» остался в РПЛ по спортивному принципу. Первушин уверен: при игре дома у команды было бы больше очков

Первый домашний матч сезона мы играли в Саранске против «Спартака» – там было около 28 тысяч болельщиков москвичей, весь город был красно-белым. Было грустно – Тамбов заслужил праздник в виде матчей РПЛ.  

– Насколько игра на нейтральных полях влияет на игру? 

– Очень сильно. Убежден: если бы мы играли в Тамбове, у нас было бы больше очков (в официально домашних матчах «Тамбов» набрал 19 очков – восьмое место в лиге – Sports.ru). Да, ненамного, но на финише важно было любое очко – вопрос о сохранении места в РПЛ могли бы решить раньше. Болельщики бы быстро расхватывали все билеты, а мы бы, например, после игр тратили время не на дорогу, а на восстановление. С каждой игрой сил все меньше – возможно, отсюда и нередко пропускали в конце матчей. 

– В команде обсуждалась вероятность неполучения лицензии на следующий сезон из-за неготовности стадиона?

– Этим вопросом занимался Павел Борисович Худяков. Он пообещал, что, если мы сохраним прописку в РПЛ по спортивному принципу, мы останемся в лиге. 

Мы по спортивному принципу вышли в РПЛ, по спортивному принципу остались, отыграв все матчи, по сути, на выезде. За что нас выбрасывать? Мне кажется, это было бы несправедливо. 

Конечно, было не очень приятно читать и слышать, что кто-то не хочет видеть «Тамбов» в РПЛ. К чемпионату мира у нас построили стадионы – красивые, на них очень приятно приезжать играть, но все понимают, что они были нужны не везде. Почему Тамбову не помочь со стадионом – тем более раз команда вышла в РПЛ? 

У нас постоянно говорят о развитии футбола – так давайте его развивать. Если в Тамбове появится классный современный стадион, мальчишки побегут заниматься футболом? Конечно, так мы их уведем с улицы и приведем в спорт. Мне кажется, глобально это наша главная задача. 

– Вы говорите, что «Тамбов» остался в РПЛ по спортивному принципу, но представители «Крыльев Советов» считают по-другому.

– Я абсолютно с ними не согласен. Мы обыграли «Крылья» и «Оренбург» по 3:0 – это были главные матчи для распределения мест.

Говорят, что мы неспортивно получили три очка в матче с «Сочи». Разве «Крылья» их не получили? Так и что здесь неспортивно? С нашей стороны все было нормально – мы соблюдали регламент, сдавали тесты, играли. 

В начале 90-х Первушин играл в Венгрии – удивлялся инфраструктуре, а потом жалел, что рано уехал. Игра с 20-летним Жирковым в Тамбове: знакомство при штрафном ударе и море голов с подач Юрия

Я начинал игровую карьеру еще в чемпионате СССР – в зоне с тамбовским «Спартаком» было по четыре белорусских, грузинских и армянских клуба, а также команды из Липецка, Орла, Брянска, Нальчика, Майкопа.

Помню, как в 1988-м играли в Грузии – улетали домой на следующее утро после матча. С партнером по «Спартаку» пришли на рынок – там были огромные персики. Нам надавали разных фруктов и ягод и вообще не взяли денег. Так что все было прилично, не сталкивался с какими-то неприятностями.  

Когда Союз развалился, конечно, уровень футбола упал. 

– Вы лучший бомбардир в истории тамбовского футбола (104 гола в 285 матчах за «Спартак»). Неужели не было шанса попасть в команду покруче?

– Были, но я ими не воспользовался. В армии я служил в спортивной роте – а после нее распределяли по разным командам, например, можно было уехать в «Шинник», но я захотел вернуться в Тамбов. Чуть позже женился, получил квартиру – молодость прошла, в приличную команду уже было трудно попасть. 

Зимой в Москве проводились спартаковские турниры – приезжал Тамбов, Владикавказ, Нальчик, Щелково. Тренеры говорили, что на меня обращали внимание из Москвы, но когда узнавали, что уже 25-26 лет, отказывались.  

– При этом вы поиграли в Венгрии. Как туда попали? 

– Да, два года провел в команде местной Премьер-лиги «Шиофок». У меня там играл друг Александр Хальзов, известный тамбовский бомбардир. Как-то позвонил: «Тут ищут молодого, приезжай на недельку – если понравишься, подпишешь контракт». 

Ну я и съездил. Команда была очень средней – пару лет в Премьер-лиге, вылет, потом обратно. Лучшие венгерские команды были неплохого уровня – «Ференцварош», «Гонвед», «МТК». В раздевалках были сауны, гидромассажи – конечно, я был приятно удивлен. У нас-то в то время и продуктов в магазинах не было. 

Первый сезон сложился для меня неплохо, я играл. На второй год Хальзов уехал, я перестал попадать в старт, затосковал и вернулся в Россию, подписался с липецким «Металлургом». 

– Что понравилось в Венгрии больше всего? 

– Шиофок расположен на берегу озера Балатон – курорт, все красиво, Будапешт недалеко. Плюс вкуснейшая кухня: шампиньоны в тесте, гуляши, салями, вкуснейшие соки. Когда возвращался, привез две сумки продуктов – в Москве тогда, может, что-то и было, но в Тамбове полки пустовали.  

Сейчас понимаю, что нужно было оставаться и цепляться. Руководство «Шиофока» ко мне хорошо относилось, даже во втором сезоне регулярно выходил на замену, иногда забивал. Контракт был на пять лет, но внутри что-то стукнуло – и уехал.    

– Вы закончили карьеру в Тамбове, где играли с 20-летним Жирковым. Каким он был в 2003-м?

– Да, в 33 года я вернулся в Тамбов из Вологды, поехал на сборы. Играем, я знаю не всех партнеров. Зарабатываем штрафной, я подхожу к мячу, собираюсь пробить. Вдруг рядом оказывается другой игрок «Спартака»: «Вообще-то у нас штрафные бьет Жирков». Я отдал удар Юре – так мы и познакомились. 

Жирков был не очень разговорчив, да и разница в возрасте сказывалась – он дружил с Сергеем Куликовым, который сейчас в «Тамбове» работает тренером вратарей, знаю, что они общаются до сих пор.  

Но на поле сразу все было видно: скорость, скоростная техника, любовь к игре. Знаю, что в детстве отец Жиркова постоянно занимался с Юрой и его младшим братом Колей. Братья похожи – их бьют, они злятся, но терпят и просто продолжают играть. С Колей я работал в качестве главного тренера молодежки «Тамбова» – он играл в центре обороны. 

– В 2003-м вы забили 27 голов, Жирков – 16. Говорят, чуть ли не половину голов вы забили как раз с его передач.

– Сейчас Семак говорит, что «Зенит» работает над реализацией, а существенного скачка сделать не получается. Я отмечаю, что, когда Жирков на поле, с левого фланга идут такие передачи, что Азмуну и Дзюбе остается только подставить голову. В 2003-м было так же – подавал как клюшкой. Жирков обыгрывал двоих-троих, катил – я забивал.  

Теперь Юра может делать все что хочет. Решит продлить контракт с «Зенитом» – останется на год в Питере. Решит закончить – никто слова не скажет. 

Решит отыграть сезон в РПЛ за «Тамбов» – мы очень обрадуемся. 

Мой телеграм-канал/твиттер

Семак не согласен, что «Зенит» скучный. Интервью о стиле игры, Азмуне, Дзюбе, Ловрене и судьбе России в ЛЧ

50 фактов о российском сезоне: 50 тысяч Сутормина, «Сочи» Кокорина, хэштег Федуна, уход Семина

Фото: Gettyimages.ru/Epsilon; vk.com/fctambov68/Михаил Капитонов; РПЛ/Никита Медведевских

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья