Блог Футбольный клуб

Тореро

Погоня за Фернандо Торресом и побег Михаэля Баллака, горе немецких телеканалов и счастье испанского радио, финальное волнение и постфинальное счастье. В блоге «Футбольного клуба» – рассказ о рабочих закулисьях финала.

«Сходи в пост-студию. Если никто к тебе не придет, просто поговоришь с Москвой» – смс-ка от Сереги Акулинина прерывает просмотр очередной атаки испанцев в первой тайме. Я-то думал, что, отработав до матча, спокойно посмотрю футбол. Но на чемпионате Европы так часто случалось – работа подкрадывалась незаметно. Ок, – отправляю ответ, но матч дальше смотрится уже с мыслями о том, что надо будет спрашивать или говорить в пост-студии.

Пост-студия – три кресла, микрофоны и камеры. Такой набор был заказан у нас на всех матчах сборной России, ну и на финале, естественно. Говоришь пресс-офицеру УЕФА фамилии игроков, кого тебе нужно привести, плюхаешься в эфирное кресло и ждешь. Лафа. Приходит футболист, садится в соседнее кресло, и потом из Москвы следует команда: вы в эфире. Начинается интервью.

У каждого канала фиксированное время пост-студии. Кто-то успевает дождаться игрока, кто-то – нет. На российских матчах нам постоянно везло. Футболисты приходили аккурат в наше заказанное время. Но на финале подгадать нереально.

На чемпионате Европы так часто случалось – работа подкрадывалась незаметно

«Скорее спускайся в студию, через пять минут эфир!!!» – теперь смс-ка приходит от нашего координатора Максима Сицкого. Макс у нас исполняет мистера Вульфа, разруливает проблемы. На этот раз мессага отвлекает меня от церемонии награждения. Бегу. Около студии натыкаюсь на Максима, жонглирующего мобильными телефонами.

– Мне тут подсказали всех англоговорящих игроков, я их фамилии отдал пресс-офицеру. Ждем!

– Ты серьезно? Да не придет никто. Их собственные каналы на части рвут, а тут из России, – пытаюсь я урезонить активность Макса. А сам краем глаза смотрю в его список: Баллак, Леманн, Торрес, Фабрегас... Ну-ну!

Перед нами в студии немецкие коллеги. Неудачное время они выбрали – впритык к матчу. К ним никто не приходит. В студийных креслах немцев подменяем мы. Но и к нам никто не торопится. Я участвую, рассказываю о каких впечатлениях и украдкой поглядываю на дверь студии: а вдруг и вправду она распахнется и Баллак зайдет... Неа, никого. Студия превращается в простой разговор с Москвой, без интервьюеров. Ну и ладно. Вон у немцев тоже все сорвалось, – успокаиваю я себя и, сняв микрофон, выхожу из студии. И тут же натыкаюсь на горящие глаза Макса.

– Бегом назад! – командует Сицкий, – сейчас Торрес к нам придет!

– Какой Торрес? Ты о чем? Я с Москвой попрощался уже!

И тут вижу, как в окружении толпы, Фернандо Торрес, полчаса назад призванный лучшим игроком финала, отчитывается перед испанским радио. На бедрах повязан испанский флаг. Торрес что-то тараторит в микрофон.

– Сразу после испанского радио он идет к нам! – обещает Сицкий, будто он договорился с Торресом лично и еще до начала игры. Я бегу в студию, там уже снова пытаются расположиться немцы. Но у нас еще четыре законные минуты студии. Снова плюхаюсь в кресло. Жду. Сейчас сюда зайдет автор единственного мяча в финале?! Фернандо Торрес?! Ну, Сицкий, смотри!!!

Дверь распахивается – и... вправду входит Торрес. Человек, который сейчас нарасхват во всем мире, – заглянул к нам на «плюсовский» огонек. Бог мой! Торрес все с тем же флагом на бедрах. Уставший. Даже измученный.

– Поздравления из России, – с трудом выдавливаю я и тяну ему руку. У него на лице ноль эмоций. Только начинаю формулировать первый вопрос, Торрес осторожно спрашивает:

– Инглиш?

– Йес...

Торрес недовольно выдыхает. Ну вот вам и начало, – думаю. Сколько он уже в Англии отыграл, но к английскому все никак не проникнется. Патриот!

За камерами стоит целая бригада пресс-офицеров УЕФА, и все показывают: две минуты у вас, не больше! Наверное, я ни разу за весь чемпионат не волновался так же сильно. Первый вопрос Торрес слушает заинтересованно. С участием. Это сразу окрыляет. Я предполагаю, как даются такие интервью: бегом, выпаливая фразы на автомате. Но Фернандо Торрес ведет себя по-другому. Показалось, что мое волнение его развеселило. Что это за парень, в которого присутствие меня, Торреса, внушает такой трепет? – будто он находил это намного забавнее, чем давать интервью знакомым испанцам.

После трех вопросов я понял, что надо закругляться. УЕФАшные люди поглядывали на часы, подталкивая Сицкого во все бока. Эй, Торресу пора дальше! Напоследок еще одно поздравление. И еще одно рукопожатие. Бог мой, думал ли я, что после финала целых два раза пожму руку его герою!.. Вот теперь все, чемпионат Европы закончен. Ух!

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.