Блог Формула жизни
Трибуна

Первый японец в «Формуле-1» был фермером с автозаправки. Водить его учил брат

Еще он очень круто поет.

Необычное начало

В отличие от многих других гонщиков Сатору Накадзима родился в не самой богатой семье. Он был младшим в семье с четырьмя детьми. Отец служил в армии: был инженером на борту одного из авианосцев. Жила семья Накадзима в фермерском доме в Окадзаки, которому более 300 лет. Дяди Сатору погибли на войне, так что отцу пришлось самому заниматься хозяйством. И будущему гонщику приходилось во всем ему помогать.

С образованием у младшего Накадзимы все складывалось хорошо. Сначала он поступил в начальную школу Умадзо, затем в среднюю школу Сакаи. Позже Сатору оказался в средней школе университета Мэйдзе. Но его волновало больше другое. С детства он и его старший брат убегали в сад, где Сатору учился водить, Брат объяснял ему все принципы вождения, и Сатору так это понравилось, что он определился со своей целью.

Он начал свою гоночную карьеру, еще учась в средней школе. Он не раз выигрывал местных гонках, а позже даже стал победителем местного чемпионата. Окончив среднюю школу, Сатору получил водительские права. Теперь можно было заняться автоспортом!

Но не тут-то было. Надо было сперва заработать денег. Сатору пришлось искать работу. К счастью, его старший брат открыл автозаправку. Туда-то молодой гонщик и устроился. Работа не стала единственным его занятием. Накадзима совмещал ее с гонками. И выходило неплохо. В 1973 году он занял 3-е место в Серебряном кубке Судзуки. Позже он стал чемпионом еще одной местной серии. Однако Сатору столкнулся с главной проблемой автоспорта: нехваткой средств. Японец уже был готов завершить карьеру.

Накадзиму спас Кен Мацура, который искал пилота для своей команды на «гонку героев», проходившей на «Судзуке». К слову, команду Кена все называли сильнейшей в тот момент. Так что для Сатору это был идеальный шанс.

Герой Японии

Heroes Racing, команда Кена, выступала в разных чемпионатах, а вместе с ней и Сатору Накадзима. И надо сказать, у него все прекрасно получалось. В японской «Формуле-2» (ныне «Супер-Формула») он регулярно завоевывал поул-позиции и выигрывал гонки. Позже он выиграл еще несколько особых японских гонок. В 1978 году он отправился участвовать в британскую «Формулу-3».

К слову, этот переход лишил Накадзиму одного из титулов. Дело в том, что новость о том, что Сатору будет выступать в зарубежной серии, появилась по ходу сезона японской «Формулы-2», где он ездил на тот момент. Сатору сменил японскую лицензию на британскую, поэтому по регламенту японской серии он считался иностранным пилотом. Иностранцев лишали очков (странное правило), так что Сатору, несмотря на подиумы в оставшейся части сезона, остался вторым в чемпионате. Хотя позже журналисты после подсчетов рассказали, что Накадзима мог стать чемпионом. С того момента японец получил прозвище «призрачный чемпион».

В Европе у Сатору не сложилось, и он вернулся на родину. Накадзима стал гонщиком команды Тору Икудзавы I&I Racing. К слову, эта команда образовалась из знакомой Сатору Heroes Racing Кена Мацуры. Причем, Кен все еще был значимым лицом. Однако Накадзима пришел не очень вовремя. Конечно, сначала он стал чемпионом еще одной японской серии, но потом все сломалось.

Мацура пытался договориться с «БМВ» о поставке двигателей, но немцы отказали ему. Кена называли тогда самым талантливым человеком в японском автоспорте: не на трассе, но за ее пределами. Что-то вроде японского Флавио Бриаторе. Так что его неудача с «БМВ» многих шокировала. У команды начались тяжелые времена без мощного мотора. Результаты были ужасны. В японской «Ф-2» команда Кена потеряла всю свою силу.

«Хонда»-спаситель

В 1980 году в японской «Формуле-2» произошло знаменательное событие: в серию вернулась «Хонда». Так что уже на следующий сезон, что интересно, именно Икудзава сумел договориться с компанией. Еще через год команда Мацуры вернулась на вершину японского автоспорта, а Сатору Наказдзима стал чемпионом «Ф-2» и других местных чемпионатов.

После успеха Сатору отправился в европейскую «Ф-2» при поддержке I&I Racing. Там уже в первой гонке Накадзима финишировал вторым, но радость длилась недолго. У японцев возникли трудности с финансами. Из команды даже ушел Тору Икудзава. Накадзима вернулся в Японию и решил основать свою команду. К тому же «Хонда» была готова предоставить ему двигатель при условии, что сам Сатору будет пилотом. Настолько его обожали мотористы. Однако команды не было суждено принять участие в японской «Формуле-2».

У японца не оставалось выхода, как вернуться в Heroes Racing, которая все еще была жива. Но там уже к нему не были так дружелюбны. По контракту уже сам Сатору должен был заплатить за место в команде, хотя ему помогло еще то, что двигатель «героям» поставляла «Хонда». В общем, Сатору снова стал чемпионом японских серий.

Именно в этот период Сатору впервые появился в «Формуле-1». У «Хонды» всегда были большие планы, и Японией она ограничиваться не желала. С 1983 года японская компания стала поставлять двигатели в «Ф-1». Одним из клиентов японцев был сам «Уильямс». В 1984 году Сатору Накадзима впервые сел за руль болида легендарной команды. Правда, на тот момент он был лишь тест-пилотом. Но все еще было впереди.

В 1985 и 1986 годах вместе с «Тойотой» принимал участие в 24 часах Ле-Мана и в чемпионате гонок на выносливость в целом. Также в 1986 при поддержке «Хонды» в различных японских чемпионатах и везде преуспевал, что поражало абсолютно всех. Наконец пришло время для Сатору перебраться в главную серию всего автоспорта.

Первый японец в «Ф-1»

В 34 года Сатору стал первым японцем, который выступал в полноценном сезоне в «Формуле-1», и вторым азиатом (первым был тайский принц Бира). Он стал пилотом «Лотуса», который ездил на моторе «Хонды». Напарником японца стал уже успевший стать звездой Айртон Сенна. Начался сезон для Накадзимы с потрясений. В первой гонке сезона в Бразилии он финишировал 7-м. После Гран-при японец признал, что машина «Лотуса» для него – это нечто новое. Весь уик-энд Сатору испытывал проблемы с болидом, хотя во многом это объясняется отсутствием опыта в «Формуле-1».

Уже на Гран-при Великобритании Сатору финишировал 4-м, а в Японии снова оказался в очках, заняв 6-е место. Однако по ходу сезона «Лотус» обнаружил проблему с активной подвеской. Команда решила сменить ее на пассивную. Вместе с этим британцы решили поменять еще и трансмиссию, заняться аэродинамикой. Все эти работы сказались на результате следующего сезона, где Сатору удалось набрать лишь одно очко.

Напарником Сатору в 1988 году стал трехкратный чемпион Нельсон Пике. На его фоне Сатору все равно выглядел не так уж плохо. Особенно в квалификациях. Накадзима регулярно стартовал в топ-15. В Мексике и Японии Сатору удалось добиться 6-го места на старте. К сожалению, как уже было сказано, в гонках радостей было меньше.

Сезон-1989 тоже был тяжелым для японца. «Лотус» не был способен бороться за высокие места, поэтому Сатору не мог проявить себя. Чемпион мира 1976 года Джеймс Хант, в то время работавший на ТВ, говорил о японце следующее: «Накадзима не сможет подняться на подиум даже с мотором «Хонда» (тогда «Макларен» доминировал на японском двигателе – прим.). Правда, если пойдет дождь, то все может измениться». Что ж, да будет дождь!

Именно это и случилось на Гран-при Австралии 1989 года. И тот дождь помешал многим доехать до финиша. Сатору тогда стартовал 23-м. До финиша не доехало очень много звезд: Ален Прост, Айртон Сенна, Нельсон Пике, Мартин Брандл, Герхард Бергер и т.д. Гонка так вообще была остановлена, так как превысила лимит в 2 часа. И в тех тяжких условиях Накадзима финишировал 4-м, хотя если бы не ограничения по времени, то он вполне мог финишировать даже на подиуме. Когда гонка была остановлена, а Сатору вернулся в боксы, он тут же выпрыгнул из машины и побежал к своим инженерам. Вместе они прыгали, как безумцы, от счастья. После Гран-при Австралии-1989 вся Япония дала Сатору новое прозвище: «Дождливый Накадзима».

В 1990 году японец перешел в «Тиррелл», у которого был слабый двигатель от «Форда». Целых 10 раз, 6 из которых были по вине машины, по ходу сезона сходил Сатору. Хотя Накадзима дважды приезжал в очках, этого было недостаточно. Особенно на фоне его напарника Жана Алези, у которого было два подиума (оба раза второе место). Следующий сезон не особо отличался для японца. Мало того, Сатору не молодел, ему было 39 лет, а его лучшим результатом в 1991 году было 5-е место в США. Японец принял решение закончить карьеру.

Влияние на Запад

Сатору Накадзима оказался очень значимым гонщиком для мирового и, в частности, японского автоспорта. Он доказал Западу, что и в Азии есть быстрые гонщики. О нем нередко отзывались известные личности автоспорта.

Например, Джеймс Хант после Гран-при Австралии-1989 все-таки забрал свои слова назад: «Выступление Накадзимы в Аделаиде 1989 года под дождем было великолепно. Без смелости и мастерства такое не сотворишь. Я был впечатлен тем, как он контролировал машину. Я даже с ним говорил на эту тему. Мне понравился его английский».

Также свое мнение о японце высказал Нельсон Пике, его бывший напарник в «Лотусе»: «Сатору явно много занимался физкультурой. Все-таки с каждым годом нагрузки в поворотах только росли. Он часто жаловался на боль. И все же он неплохой пилот. Намного лучше, чем многие думают».

Кен Тиррелл высоко оценил опыт японца: «Причина успеха Жана Алези в 1990 году заключалась в правильном выборе Сатору. Изучая машину перед стартом сезона, он посоветовал нам шины «Пирелли», рассказав нам на своем английском, как это нам поможет. Мы ему очень благодарны».

Разный Сатору

После завершения карьеры Накадзима серьезно занялся автоспортом в Японии. Он основал свою собственную команду, которая позе стала целой системой по поиску талантов в Японии (что-то на подобии нашего «СМП»). Он назвал свою команду «Накадзима Рейсинг». Она приминала участие в «Супер-Формуле». Надо сказать, проект Сатору действительно помогал японскому спорту.

Накадзима даже открыл свою школу по кольцевым гонкам. Ее самым известным выпускником является всеми любимый Такума Сато. Позже как известно, в той же «Формуле-1» участвовал сын Сатору Кадзуки.

В 2004 году он стал главой японской федерации автоспорта и начал перестраивать «Супер-Формулу». Правда. Это не очень помогало серии, где количество зрителей постепенно сокращалось.

Еще одним интересным моментом из жизни Сатору является песня «Sad Hydrofoil», которую гонщик исполнил по просьбе его же спонсора EPSON CM. Песня написана и записана с помощью Tokyo Banana Boys. Она получила очень странное название: «Sad Hyndrofoil», что в переводе означает «Грустное судно с подводными крыльями». К слову, это чуть не превратилось в скандал. Сатору очень не хотел петь. Его можно понять, ведь о записи он узнал лишь незадолго до нее. Но он сдержался и спел.

Надо сказать, что получилось у него хорошо. Мало того, это был настоящий хит! В списке Oricon (японской компании, занимающейся статистикой и информацией о музыке) Сатору оказался в топ-20, опередив многих профессиональных певцов.

Фото: Gettyimages.ru/Pascal Rondeau, Simon Bruty/Allsport (4)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья