Англия, Англия
Блог

Вот и вся любовь. Почему Уве Рёслер не взлетел

Несколько месяцев назад «Уиган» почти защитил свой статус обладателя кубка Англии, почти вышел в премьер-лигу и был фаворитом у букмекеров на этот сезон Чемпионшипа. Сегодня «Уиган» находится в зоне вылета, а 4 дня назад уволил тренера, с которым связаны успехи из первого предложения. Как так вышло? Блог «The Road to Wigan Pier» проводит ликбез и перепечатывает (с улучшениями) свой недавний текст для широкой аудитории.

Я сижу перед монитором, на котором распластан пустой лист виртуальной вордовской бумаги. Последние 14 часов заняты более-менее одной мыслью. Верите или нет, мне сегодня даже приснился матч «Уигана». Впервые в жизни. Обыграли кого-то со счётом 2:0, футболисты действовали задорно, с огоньком. Но даже во сне было понятно, почему у них такое хорошее настроение: в моей REM-трансляции на тренерской скамейке не было Уве Рёслера.

Он проработал в должности главного тренера чуть больше одиннадцати месяцев – ещё немного, и мы бы отпраздновали годовалый юбилей назначения перспективного молодого специалиста в качестве рулевого на тонущий уиганский корабль. Все были воодушевлены, всем казалось, что самое страшное позади, и первые результаты работы немца только утвердили окружающих в этом мнении.

Так какого чёрта спустя, считай, год мы вернулись к тому же разбитому корыту, от которого всеми силами старались удрать? Какого чёрта мы снова без тренера после семнадцати матчей чемпионата (Койла уволили после 16-го тура, но для красивого сравнения опустим эту маленькую разницу)? Кто виноват? Что делать? Впрочем, пусть русские публицисты разрешают эти проклятые вопросы, им привычнее. Мы же, как немножко англичане (хотя бы по признаку футбольного боления), попробуем ответить на простой и прагматичный – почему?

Почему у Рёслера не получилось?

Акт первый: кадровый achtung

Давайте сразу разберёмся с объективными факторами, чтобы уже потом спокойно в стиле бабок у подъезда пообсосать Лысому косточки. Вернёмся на несколько месяцев назад, когда ничто не предвещало беды, а команда вышла на победный марш, сметая с пути любое сопротивление и обращая усилием воли гигантов в посмешище (горожане, привет).

Хребет той команды составляло полузащитное трио Уотсон-Маккэнн-Макартур, однако вследствие печального стечения обстоятельств первые двое выбили с тяжелейшими травмами (и начинают возвращаться на поле только в эти недели), а третий был продан летом. Да, за хорошие деньги, но не раз и не два, уверен, болельщиков посещала по ходу сезона мысль, что хрен с этими миллионами фунтов – верните нам Джеймса. Без него опорная зона потеряла в движении и агрессивности, без Маккэнна – в подстраховке партнёров, без Уотсона – в мысли.

Впрочем, последнее казалось не таким уж и фатальным, учитывая начавшийся весной расцвет Йорди Гомеса. Рёслер поручил каталонцу не особенно привычное место в центре поля, а тот сумел воспользоваться доверием тренера и травмами коллег, чтобы стать на остаток сезона однозначно лучшим игроком «Уигана» и одним из лучших – Чемпионшипа.

Но летом и Гомеса пришлось отпустить на вольные хлеба (которые материализовались в виде «Сандерленда»), а вместе с ним и основного левого латераля, Жана Босежура, который совсем истосковался по родине. Впрочем, от отсутствия левого защитника ещё никто не умирал, а вот строить игру в атаке по состоянию на начало лета нужно было непонятно через кого. После ухода Гомеса Уве эту роль собирался поручить Мэлоуни, лечившемуся большую часть прошлого сезона, но вот те на – в начале предсезонки шотландец снова получил травму.

Вообще, летняя подготовка вышла просто ужасной. Пришедший в команду в декабре Рёслер несколько месяцев грезил о том, чтобы дождаться июня и уж тогда нагрузить подопечных по полной физически и тактически, чтобы поставить свой футбол от и до. Но стоило закончиться отпускам, как выяснилось, что из-за трансферов, травм и прочих коллизий у команды вообще (нет, лучше так – ВООБЩЕ) нет центра полузащиты, и в большинстве товарищеских матчей там играли зелёные юнцы, которые – правильно – сейчас не попадают даже на скамейку.

К началу сезона неплохо была физически подготовлена оборона, на три четверти шишечки – нападение, а в центре поля поначалу играли только-только восстановившийся после травмы Макартур, только-только прибывший в команду Хьюз и только-только пришедший в какую-то форму после полугодового простоя Кауи. Сами понимаете, с больным позвоночником нельзя таскать мешки с цементом, даже при максимальном желании. Команда и не таскала, со скрипом добирая форму через матчи в августе.

Потом пришёл трансферный дедлайн, и в коллектив влились футболисты, которые должны были вдохнуть новую жизнь в игровые механизмы. Но это на бумаге. На деле же Анди Делор последние недели августа занимался только своим переходом (куда угодно), а также, судя по щекам, активным прощанием с родной французской кухней; Вильям Квист был в неважной форме ввиду ненужности в «Штутгарте» и истязаний Магатом в «Фулхэме», а Адам Форшоу и вовсе последние месяцы восстанавливался после операции.

Грубо говоря, хромых на правую ногу попытались заменить хромыми на левую ногу. И как будто проблем было мало, затем из-за травм в полном составе (!) вылетела основная четвёрка защитников: Пёрч, Бойс, Рамис и Тейлор. Ну, а когда все более-менее выздоровели, пришли к общему знаменателю и сыгрались, это уже не имело никакого значения. См. ниже.

Акт второй: немецкий характер

Естественно, я лично с Уве не знаком. Судя по интервью и другим материалам, могу предполагать, что в жизни он довольно приятный человек и собеседник. Но работа футбольным тренером, на мой взгляд, в самую первую очередь требует от человека тонких навыков общения с людьми и прочей психологии. А с этим, как видно по косвенным признакам, у нашего экс-тренера не очень.

Шероховатости обнаружились с самого начала, когда после первых матчей на новом месте Уве забраковал Гранта Холта. И «забраковал» здесь – даже слишком мягкое слово. Ладно, перестал выпускать в составе. Ладно, отправил в аренду в «Астон Виллу» (всем бы такие наказания). Холт тогда объективно не мог похвастаться не только подвижностью, но вообще какими-либо сильными сторонами.

Однако пришло лето, Грант сбросил лишний вес (я видел фоточки в твиттере, подтверждаю), вернулся в расположение команды – и почти тут же был сослан тренироваться с молодёжкой. И больше никогда оттуда не вызывался, за исключением ненужного Рёслеру матча Кубка Лиги в августе. Более того, ему не выделили официального номера на сезон. Его не взяли даже на командное фото. При этом, несмотря на очевидные серьёзные противоречия, обе стороны упорно отмалчивались, и лишь после сдачи Холта в аренду в «Хаддерсфилд» (где он уже дважды забил и трижды ассистировал партнёрам) были даны какие-то поясняющие интервью.

Идём далее – Нуа Дико. Француз, выцарапанный из дубля «Страсбурга» ещё Мартинесом, до прихода Рёслера в основном либо играл за молодёжку, либо отжигал в арендах. Казалось бы, с приходом нового тренера у очевидно талантливого игрока появится шанс пробиться в основу, но не тут-то было: 2 недели совместных тренировок, один выход на 15 минут в кубковом матче – и скорый трансфер в «Вулверхэмптон», где Дико конвертировал накопившуюся фрустрацию в 13 забитых мячей.

Что ещё? Райан Танниклифф. Весной, когда наши центральные полузащитники посыпались как кости домино, Рёслер сам (!) пригласил молодого человека из «Фулхэма» в аренду до конца сезона, хотя на деле партнёрство продлилась всего месяц: разгневанный отношением выпускника академии МЮ к работе, немец тайно выгнал его ко всем чертям обратно в Лондон, а официально Райан числился в команде до положенного мая.

Далее – Ник Пауэлл. Про эту историю я уже рассказывал, хотя она так официально и не подтверждена. Вкратце: талантливый юноша не без помощи прессы переоценил себя и не сошёлся с тренером во взглядах на тренировки и своё место в футболе. После этого лучший игрок Койловской части сезона месяц «проболел», выходя потом преимущественно на замену преимущественно пофигистично отбывать номер, а в самом конце чемпионата всем своим поведением явно демонстрировал, на какой части тела он вертел этот ваш Уиган.

Переходим в этот сезон и видим, как после бездарно проигранного сентябрьского гостевого матча с «Борнмутом» двое футболистов вообще отказались возвращаться вместе с командой и отправились домой чуть ли не своим ходом, с готовностью демонстрируя угрюмое настроение всем случайным свидетелям ситуации. Тогда, кстати, поднялась первая и достаточно мощная волна слухов об увольнении Рёслера.

Примерно в то же время вскрылась история о том, как тренер после прихода новых нападающих прямо сказал Фортюне, что на него не рассчитывает. По-немецки прямо, сказал – как отрезал. К счастью, у Марко хватило профессионализма, чтобы дождаться своего шанса и доказать неправоту Рёслера на свой счёт. Через похожее наверняка прошёл и Роджер Эспиноса, который даже на лавку неделя за неделей не попадал; гондурасец тоже нашёл в себе силы вернуться – а сколько ещё было аналогичных эпизодов, о которых мы вообще не знаем?

Акт третий: загрязнение атмосферы

Думаю, не лишним будет озвучить имена той парочки смутьянов, которые отказались ехать в одном автобусе с тренером больше месяца назад. Информация представляет интерес, и хоть наличие среди этих двоих Джеймса Макклейна вряд ли кого-то удивит (ирландец – известный траблмейкер и за словом в карман никогда не лез), то от Шона Мэлоуни никто подобного не ожидал.

Шотландец был и остаётся любимцем болельщиков как один из самых умных и скромных футболистов в команде. Теперь же оказалось, что, очевидно, уважаем он не только на трибунах, но и в раздевалке – по итальянской терминологии, Шон предстал в роли «сенатора». Его неудовлетворённость клубными делами можно ощутить и не прибегая к изучению слухов, достаточно сравнить последние игры полузащитника за «Уиган» и сборную Шотландии.

Впрочем, я немного отвлёкся. Итак, в сентябре в команде сложилась какая-то сюрреалистическая ситуация: считая травмированных Уотсона и Маккэнна, на контрактах находилось 29 человек! Двадцать, мать их, девять! 29 взрослых амбициозных и зачастую крайне обидчивых мужиков. И это притом, что в еврокубки мы в этот раз не попали, и нужды в большом составе не было. Казалось бы, надо срочно избавиться от тех, кто точно играть не будет, ибо в противном случае это всё равно что сидеть на пороховой бочке, в которой пороху от недели к неделе становится только больше.

Что сделал менеджмент, что сделал тренер? Ничего. Да, сплавили Холта, с которым были свои счёты. Да, отпустили в аренду Аль-Хабси, которому тоже перед началом сезона заявили о том, что Карсон – безоговорочный номер один (не самое очевидное решение, которое так и не было никому объяснено). Но остальные контрактники продолжали куковать на базе, и многие либо получали мало игрового времени, либо не получали его вообще. Естественно, здоровой обстановки в команде в таких условиях ждать глупо.

Конечно, Рёслер пытался сгладить углы, проводя политику ротации состава, особенно в полузащите и нападении. Однако в условиях подорванной морали такие меры не улучшают ситуацию, а дополнительно усугубляют её: мало того, что неиграющие недовольны, так ещё и играющим надо объяснять, почему их не поставят на следующий матч, несмотря на любые их положительные действия. Они могут понять один раз, второй. Умницы будут понимать и дальше. Но мы-то с вами знаем, что ни один коллектив не состоит только из няш, всегда найдутся какие-нибудь бесславные ублюдки.

И они рано или поздно начнут дуться, а потом найдут общие темы для разговора с теми, кто им ещё недавно завидовал, сидя в глубоком запасе. Так зловонные миазмы расползаются по коллективу, и только самые стойкие могут им не поддаться. Но таких единицы.

Акт четвёртый: смерть героя

И летит к чёрту отношение к тренировкам, на которых лысый хрен гоняет до седьмого пота, идут к лешему тактические занятия, на которых он же задвигает что-то про постоянный прессинг и быстрый переход в атаку, становятся до лампочки результаты матчей, потому что каждое набранное очко продлевает нахождение ненавистного мудака у руля. В общем, ситуация понятная; у всех несчастных команд хоть и свои причины для несчастья, но конечный результат всегда один.

И случается потом матч с принципиальным соперником, который уж точно вживую посмотрит президент, который – вот дурак старый! – всё цепляется и цепляется за этого немца. И вы выходите на второй тайм, и изображаете апатичных котят-недоносков, и пускаете трёшку. Ваше дело сделано, вы своё мнение высказали.

А затем в начале недели президент сам соберёт вас в отеле, где с полными надеждой глазами спросит: ребята, может, не надо? Вон же, получалось у вас полгода назад – может, бросите дурака валять, да начнёте работать? Но вы будете непреклонны. Большинством голосов вы ещё раз обозначите свою позицию, а спустя пару дней с удовольствием прочтёте на официальном сайте клуба, что цель достигнута, ачивка “Kaput” разблокирована. И перейдёте на соседнюю вкладку, чтобы посмотреть у букмекеров, кто же, по их мнению, будет следующим.

Эпилог

История Уве Рёслера в «Уигане» – это, прежде всего, грустная сказка об отсутствии опыта при переходе на новый уровень. И опыта, в первую очередь, управления людьми. Ты можешь отлично разбираться в тактике, можешь быть прекрасным тренером масштаба норвежской лиги или английской Лиги 1, но когда берёшься за новую качественно более сложную работу, нужно помнить, что футболисты с опытом игры в сборных и АПЛ не будут вечно смотреть тебе в рот. Особенно, если сам не готов изменить свой подход, сделав его хотя бы чуть менее топорным.

И особенно, если объективные обстоятельства мешают достижению результата. Ведь если есть результат, то и тебя где-то лишний раз стерпят, а если его нет, то вчерашние удалые кони превращаются в крыс, а работа – в тыкву. И никакой добрый дедушка-крёстный не поможет.

Подписывайтесь на блог The Road to Wigan Pier! Следите за «Уиганом» с помощью статусов deebex'а!

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья