Блог Кленовый сироп

«У меня 8 детей. Возвращаюсь домой – меня ждет новый ребенок». Регбисты из Тонга, которые стали чемпионами России

Кирилл Благов поговорил с легионерами, которые приехали в Россию с другого конца света.

До начала тренировки остается еще полчаса, но над газоном стадиона уже летают мячи – несколько регбистов «Красного Яра» приступили к работе. Вдоль лицевой линии перемещается тренер Сиуа Таумалоло, время от времени он возвращает вылетевшие мячи обратно в поле.

– Привет, – протягивает он руку. – Надеюсь, ты не из СТМ?

«Енисей-СТМ» – главный соперник «Красного Яра», первый финальный матч с участием двух красноярских команд состоится на следующий день после нашей встречи.

Таумалоло – 39, прежде чем оказаться в «Красном Яре», он трудился в тренерском штабе сборной России.

– Как-то мы со сборной готовились к игре, и я заметил, что на трибуне сидит какой-то парень, – рассказывает Таумалоло. – Спросил у работников стадиона, знают ли они его. Они сказали, что это скорее всего какой-то болельщик. Когда мы стали отрабатывать комбинации, он достал телефон и стал снимать. Я подошел к нему и спросил, какого черта он делает. Он сказал, что просто сделал фото. Но чтобы сделать фото, нужно несколько секунд, а он постоянно держал телефон направленным на поле. Я был зол, потому что тренировка была закрытой. Парень понял, что мы его раскусили. Игроки начинали нервничать из-за того, что приходилось отвлекаться. Ты бы видел лицо этого парня, когда он увидел, что к нему приближаются еще и игроки. Я сказал: «Спокойно, парни, сейчас он удалит все, что снял». Так что тебя я тоже попрошу не снимать во время тренировки.

Тренировка продолжается около часа и заканчивается под дождем. Все это время с поля доносятся реплики Таумалоло, которые дублирует переводчик. После – короткая мотивационная речь, и Сиуа, которого здесь все называют Севой, устраивается на скамейке перед административным зданием.

– Я знал, что в России будет нелегко, но мне хотелось попробовать себя в новых условиях, – говорит он. – Без новых вызовов можно быстро заскучать. А так я получал новые впечатления, да еще и возможность заработать, чтобы сделать жизнь моей семьи лучше. Конечно, тяжело оставлять семью на долгое время. Получается, я не бываю дома по 9-10 месяцев. Но я фокусируюсь на работе, и понимаю, что в конечном счете это хорошо для семьи. Для моей семьи важнее, что у меня есть работа, а не то, что она нашлась на другом конце света.

– Сколько времени уходит на дорогу до дома?

– Я лечу из Красноярска в Пекин, из Пекина в Бангкок, затем в Австралию, потом в Новую Зеландию, а уже оттуда – до Тонга. Два дня в пути – вот, что значит жить на другом конце света.

– Что в России оказалось самым тяжелым, кроме расстояний?

– Проблемы с общением. На самом деле это сильно влияет на твою жизнь. В моей, например, не происходит ничего особенного: после тренировки иду или в магазин, или домой. Понимаю, что люди здесь хорошие, дружелюбные. Но дальше этих ощущений дело не идет, потому что не хватает общения. С другой стороны, я здесь для того, чтобы тренировать. Конечно, люди из Тонга привыкли к более веселому образу жизни, и я не исключение. Но сейчас я живу довольно скучной жизнью, если не считать работу, которая меня воодушевляет.

– Часто общаетесь с семьей?

– Каждый день, причем в течение дня раза три можем позвонить друг другу в скайпе. Пару часов запросто можем проболтать. Понятно, что изо дня в день не происходит ничего, что можно было бы так долго обсуждать, но иногда даже важно не столько говорить, а просто видеть свою семью, видеть, как растут дети.

– Кажется, в команде у вас самая большая семья?

– Да, у меня восемь детей. Честно говоря, мы не планировали, что у нас будет такая большая семья. Но я редко бываю дома, и каждый раз это очень эмоциональные моменты. И так получается, что когда я в следующий раз приезжаю домой, меня уже ждет еще один ребенок. Может, пора прекратить разъезжать туда-сюда? Вообще возвращение домой – это каждый раз лучший момент в моей жизни. Нет ничего лучше, чем увидеть свою семью, быть рядом с ней, возиться с детьми. Семья – это все для меня.

– Одно из главных впечатлений иностранцев, которые оказываются в России – красивые девушки.

– Да. Можно сказать, для нас это еще одно испытание в России. Слушай, я тебе честно скажу: между собой мы шутим, что если бы мы были одинокими мужчинами, бросили бы все, и приехали сюда, чтобы жениться на русских девушках. Они самые красивые, это точно. Поверь мне, я много по миру поездил. Россия в этом плане – номер один.

– С вами пробовали знакомиться?

– В свой первый год я пробовал выбираться куда-нибудь из дома. Пару раз со мной пробовали познакомиться, но быстро понимали, что собеседник я – так себе. Сейчас в основном провожу свободное время дома, на улице меня никто не узнает.

– По чему еще вы скучаете, кроме семьи?

– По еде. Русская – тоже хорошая, но мы выросли на другой. Летом здесь, кстати, можно делать отаи – взбиваешь блендером арбуз, добавляешь кокосовую воду, охлаждаешь. Когда возвращаешься с тренировки – то, что надо. Еще в детстве привыкаешь к тому, что везде вокруг тебя пляж.

– Первое, чему учится тонганский ребенок?

– Мои родители уехали в Австралию, когда я был совсем маленьким. Они там работали, а я рос в Тонга с бабушкой и дедушкой. Каждый день играешь в регби, надоело играть – пошел на пляж, искупался. Вот так и растем. Спорт – самый короткий путь к успеху у нас в стране. Работы на острове не так много, поэтому многие стремятся стать спортсменами.

В межсезонье кризис заставил «Красный Яр» расстаться сразу с четырьмя игроками из Новой Зеландии. Активное участие в селекционной работе принимал Таумалоло. Так в составе появилось пять тонганцев, а официальный сайт клуба сообщил: новички готовы получать значительно меньше новозеландцев, причем в рублях.

– Я пригласил ребят, потому что знал, что они смогу принести пользу клубу, – говорит Таумалоло. – Они не ожидали предложения из России, но были рады.

– В чем тонганские регбисты лучше русских?

– Смотри, выбор в пользу иностранцев часто объясняется тем, какую позицию нужно усилить. В России, например, сложно найти хорошего десятого номера, у нас на этой позиции иностранцы. В плане физического развития разница не особо велика, а вот в плане техники игроки из Тонга отличаются от русских. Это позволяет им чувствовать себя чуть комфортнее во время матчей. Вообще ключ к успеху – дисциплина. Первый год работы в России для меня был довольно тяжелым, потому что приходилось много работать именно над этим. Чтобы каждый был сконцентрирован и фокусировался на игре команды. Мы добились результата – ребята много и ответственно работают.

Среди новичков «Красного Яра» – 32-летний Фангатапу Апикотоа, отыгравший три десятка матчей за первую сборную Тонга. Апикотоа – единственный из тонганцев «Красного Яра», у которого нет татуировок – говорит, узоры на теле нравились только в детстве. После вечерней тренировки он – в тренажерном зале.

– Сиуа просто позвонил мне и сказал, что хочет видеть меня в команде, – рассказывает Апикотоа. – Конечно, я знал о России, но не так много, чтобы сразу отыскать нужный город на карте. Я очень рад, что здесь в итоге оказался.

– Первое, чем поразила Россия?

– Это случилось через пару недель после того, как я сюда приехал. Вечером мы с Сиуа шли в магазин, как вдруг услышали выстрелы, все это было недалеко от нас. Со мной такое было впервые в жизни. Это был шок. Мы были напуганы и побежали в разные стороны – я к себе домой, он – к себе.

– Жизнь Тонга не такая насыщенная?

– Наверное, ты видел фотографии – Тонга выглядит как рай. Жизнь размеренная и спокойная, люди расслаблены. Главное отличие от остального мира в том, что у нас все гораздо проще. По большому счету, даже если у тебя туго с деньгами, это все равно не станет критичной проблемой. Я никогда не видел ничего подобного в других странах. Я был на Самоа, был на Фиджи – вроде разница невелика, но я все равно уверен, что Тонга – место, где жить проще всего.

У нас даже нет бездомных. Если приедешь, поймешь, что у нас везде – дом. Остров – это и есть наш дом. Люди доброжелательны. Тонга – это не про деньги, а про возможность быть проще и получать от этого удовольствие. Понятно, что многие стремятся к другой жизни, и уезжают в Австралию или Новую Зеландию. Регби – тоже один из способов хорошо заработать и изменить свою жизнь.

– Если бы не регби, чем бы вы занимались?

– Жил бы спокойной жизнью, когда ходишь на пляж, ловишь рыбу, слушаешь музыку.

– Какую слушаете вы?

– Мне нравится регги. Самый популярный музыкальный инструмент у нас – гитара. Я, правда, играть не умею, потому что в школе учился играть на тромбоне. Получалось у меня так себе, потому что на уроках больше думал о том, когда же уже смогу поиграть в регби.

– Часто ли вы скучаете в России?

– У меня еще не было времени скучать, потому что я сосредоточен на тренировках. Но, конечно же, мне не хватает детей. Когда ты можешь проснуться утром, повозиться с ними, просто посмотреть на них. У меня пять детей, большие семьи – обычное дело для Тонги. Семья – главное, что у нас есть.

– Каким вы хотите видеть будущее своих детей?

– Начать стоит с хорошего образования. Но есть еще такой момент: у меня только один сын, и я, конечно, хочу, чтобы он играл в регби. Хочу, чтобы он был как я. Мне было 7 лет, когда я стал заниматься регби. Никогда не забуду свою первую тренировку, потому что сломал тогда плечо. После этого не мог играть полтора года. Но желание было настолько велико, что я смог вернуться, перебороть страх и начать все заново. Мой отец хотел этого, потому что сам играл в регби. Ситуация как у меня с моим сыном. Так что он постоянно мотивировал меня, чтобы я стремился быть лучше. Я и сейчас постоянно стараюсь быть лучше, хочу побеждать и быть примером для моего сына.

На следующий день после разговора «Красный Яр» на своем поле проиграл первый финальный матч «Енисею-СТМ», но через неделю в ответной игре взял чемпионский титул. Вскоре клуб продлил контракты с тонганскими легионерами.

«Обрызгал Криштиану водой, залил его телефон и не знал, что делать». Как воспитанник «Реала» оказался в «Енисее»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья