Блог Кленовый сироп

«Нравится, что в Чехии нет халявы». Куда едет молодежь, у которой не сложилось с «Зенитом»

Кирилл Благов – о четырех молодых футболистах, которые пробуют себя в Европе.

Артем Мещанинов, 19 лет, «Баник»

Центральному защитнику Артему Мещанинову было 16, когда параллельно с колпинским «Ижорцем» он стал играть за команду из третьей лиги. Получалось три-четыре матча за неделю. Насыщенный игровой ритм оборачивался тем, что на весь матч иногда просто не хватало сил.

– 60-я минута, а ты уже задыхаешься, – вспоминает Артем. – Но в целом это было очень большим плюсом. В «Ижорце» с нами работал очень крутой тренер, Линев Константин Валентинович. Его в итоге забрали в академию «Зенита», дали ему 96-й год, но при этом разрешили совмещать с «Ижорцем». Благодаря ему у ребят появлялся фундамент. У нас на тренировках постоянно работали мозги: розыгрыши, комбинации, постоянная игра в пас, много внимания уделялось тактическим моментам. Затем наш тренер увидел, как устроена работа в академии «Зенита» и сказал, что на одних тренировках будет очень тяжело соответствовать уровню, который там есть. Так я начал играть в третьей лиге.

Вспоминая свое детство в Колпино, Александр Панов рассказывал, что в 90-е было особо не до футбола, у многих были популярны наркотики. Артем рос в Колпино уже в другое время, но говорит, что изменялось не так много.

– Кто-то просто гиперактивный, болеет за какую-нибудь команду, и у него есть мечта играть, – говорит он. – Кого-то отдают в секцию, кого-то тренеры замечают сами. А кто-то связывается не с той компанией, и это как раз часто заканчивается наркотиками. Среди ребят, с которыми я общался с самого детства, таких примеров достаточно. Так что Колпино – действительно достаточно опасный город. Он только начал развиваться. Строятся какие-то развлекательные центры.

- И крупнейший в Европе следственный изолятор.

– Да, когда едешь на электричке, можно наблюдать стройку. Но этому как-то не придается особого значения – в Колпино как будто всем все равно.

- Часто приходилось постоять за себя?

– Я с детства рос без отца, он развелся с мамой и уже не занимался моим воспитанием. Повезло, что у меня есть старший брат. Он, правда, всего на год старше, но мы как-то все время с ним вместе были. Так что нам было легче – двойная сила. Мы сами задавали темп.

- У вас много татуировок. Когда и почему появилась первая?

– Первую сделал перед турниром Гранаткина, когда мне уже практически исполнилось 18, и это были две звезды на локтях. Не знаю, откуда это пошло, но луна, звезды – моя слабость, с детства люблю смотреть на небо, могу зависнуть. Мама не похвалила, конечно. Потом на левой руке набил ее любимые цветы, тюльпаны, и дату ее рождения. После этого мама как-то уже спокойнее стала относиться. Сейчас у меня десять татуировок – все на руках, просто какие-то картинки. Не уверен, что буду делать еще где-нибудь. На самом деле, если смотреть, то именно парни 96 года рождения стали активно делать татуировки. Мы с братьями Рукасами в одном салоне забиваемся.

Тренер Линев заметил 10-летнего Артема на обычном школьном турнире и предложил ходить на занятия в «Ижорец».

– Пришел на первую тренировку, и сначала не особо понравилось, – рассказывает Артем. – Друзья тоже были недовольны, что я не появляюсь на площадках и провожу с ними мало времени. На месяц забросил тренировки, но как-то быстро понял, что без них становится не интересно. Вернулся обратно. На самом деле мне нравится академия «Ижорца». Геолокация, конечно, не самая удачная. Далеко от Питера, и многие парни не могут приезжать, даже когда их зовут играть в футбол или хоккей. Просто дорога будет занимать слишком много времени.

Позже благодаря тренеру Артема на полгода подтянули к тренировочному процессу в зенитовской академии.

– Конечно, все хотят попасть в «Зенит», но далеко не у всех складывается, – рассказывает Мещанинов. – Постепенно я развивался. Попал на мемориал Гранаткина, со сборной Санкт-Петербурга выиграл чемпионат России среди молодежи, начались просмотры. Был, например, в костромском «Спартаке». Со мной хотели подписать контракт, но я решил не подписывать – все-таки не понравился тот футбол. В итоге прошлым летом поехал в Чехию.

Агенты, которые организовали переход Артема и еще трех парней из Петербурга в чешские клубы, не хотят говорить о себе, объясняя это тем, что не сделали ничего особенного. Возможно, причина еще и в том, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание других людей, работающих на российском агентском рынке.

Выбор в пользу клубов из Чехии они объясняют следующим: простота адаптации (климат, язык, культура); натуральные поля; не самый высокий уровень чемпионата (легче попасть в большой футбол); активное сотрудничество с клубами из Австрии, Швейцарии и Германии, которые могут стать для игроков следующим шагом.

– В «Банике» был недельный просмотр, на который приехало 30 человек, – рассказывает Артем Мещанинов. – Из России нас было четверо: мой приятель из «Ижорца» и еще два человека из академии «Зенита». Собрались ребята со всего мира – из Ганы, Бразилии, Словакии. На самом деле мы выделялись на фоне остальных, это и в играх чувствовалось. Мы были вместе. Думаю, если бы я приехал один, было бы сложнее.

За семь дней у нас было семь игр между собой. Для меня все удачно складывалось, потому что я был очень хорошо готов физически, с тактикой проблем тоже не было. В итоге нас осталось только двое – я и парень из Бельгии. Через месяц после просмотра уже играли турнир в Словакии. На первый матч я вышел в стартовом составе, а затем отыграл еще четыре матча целиком. Потом мне тренер рассказывал, что ему понравилось, как я, еще даже не зная языка, стремился заводить партнеров и держать в тонусе – это важное качество для центрального защитника.

У нас с тем бельгийцем была система 1+3, но после первого сезона с ним не стали продлевать контракт. Мне удалось доказать, что я нужен команде, и со мной подписали новое соглашение.

- Переезд в другую страну не стал проблемой?

– На самом деле у меня было желание поменять что-то. Особенно обострилось оно лет в 15-16, хотелось уехать из Колпино. Вообще даже из Петербурга, не очень хотелось там находиться. Хотелось попробовать что-нибудь новое. Но когда уезжаешь, приходит понимание того, что на самом деле это твой дом – и иногда становится скучно. Созваниваюсь с друзьями, они идут где-нибудь по улице, включают камеру и показывают, что происходит вокруг.

- Вы говорили, что поначалу в молодежной команде были не рады вашему появлению. В чем это выражалось?

– Даже не зная языка, я понимал, если говорят про меня или смеются надо мной. Когда на тренировках делились на команды, первое время меня выбирали последним. Постепенно я стал адаптироваться, записался на курсы языка, и когда заговорил, отношение ко мне уже поменялось. На данный момент ко мне относятся уже как к чеху.

В молодежной команде «Баника» на самом деле очень напряженные отношения. Сейчас ребят постепенно начинают вызывать в первую команду, чувствуется, на кого возлагают большие надежды. Я легионер, и ко мне тренеры относятся чуть иначе – понимают, что у меня здесь никого нет, и где-то немножко подбадривают. При этом я уже достаточно хорошо могу общаться на чешском языке. Хочу задавать свой темп и здесь тоже. Тренировочный процесс здесь устроен так: если ты не хочешь работать, можешь сразу идти отсюда. Несколько раз парней выгоняли с тренировок, чтобы дать понять степень ответственности.

- С основным составом часто тренируетесь?

– Конечно, я хочу как можно больше работать и играть за первую команду. Мне объяснили, что в клубе знают о моих возможностях, но развитие должно проходить постепенно. Чтобы не получилось так, что после какой-то неудачи в основном составе я потерял веру в себя. Все постепенно, зимой я должен поехать на сборы уже с основой.

Если тебе дают играть за основную команду, форму ты набираешь с невероятной скоростью. Просто тянешься к игрокам, уровень которых выше твоего. Еще я постоянно смотрю игры других команд, мне симпатичны «Челси» и «Атлетико». Перед началом сезона за десять дней пересмотрел восемь матчей «Челси» за прошлый год. Смотришь, как перестраиваются игроки, а потом стараешься повторить это – сначала на тренировках, а потом в игре. Потом смотришь на себя, анализируешь – как сыграл в какой-то ситуации, а как стоило бы сделать.

- Ради чего все это?

– Чтобы попасть в топ-клуб. А ближайшая моя цель – уже во втором круге играть за первую команду. Если я не смогу этого добиться, буду сильно расстроен.

***

Андрей Яковлев, 20 лет, «Яблонец»

Левый защитник Андрей Яковлев в прошлом сезоне играл за молодежный состав «Зенита», привлекался в матчам «Зенита-2» во втором дивизионе, но клуб не планировал продлевать с ним контракт. Теперь он – игрок «Яблонеца», где его постепенно подтягивают к основному составу.

Население Яблонеца уместится на «Открытие-Арене», до более крупного Либереца можно добраться на трамвае, до Праги – час на автобусе. Местный шеститысячный стадион в 2008-м принимал финал чемпионата Европы U-19. Лучшим бомбардиром турнира тогда стал Томаш Нецид, до этого полсезона отыгравший в аренде в «Яблонеце» – вместе с ним клуб спасался от вылета во вторую лигу. Три из пяти последних сезонов «Яблонец» завершил в зоне еврокубков.

 – Было чувство радости от того, что появился вариант попробовать себя за границей, – рассказывает Андрей. – Владислав Радимов и Анвер Корнеев поддержали мой выбор и пожелали удачи. Просмотр продолжался около двух недель, за которые я провел три матча за молодежную команду. На матчах присутствовали тренеры первой команды, которые затем сказали, что я подхожу.

- К чему поначалу сложнее всего было привыкнуть?

– К большим скоростям. Футбол здесь гораздо быстрее и плотнее. Если замешкаешься с мячом, уже будет тяжело найти пространство или открытого партнера. Нет больших пауз в игре, все в высоком темпе: атака – контратака. Вне зависимости от позиции все игроки обладают жесткой передачей, мяч у всех ходит быстро и четко. Соответсвующий уровень техники и тактики сразу становится заметен.

- Как команда реагировала на ваше появление?

– Томаш Чижек был первым, кто помогал освоиться в новой обстановке – жаль, что он ушел из команды. Познакомился с Вячеславом Караваевым, в команде на русском говорят Руслан Мингазов и капитан Томаш Хюбшман, так что проблем с общением не испытываю. Тем более со всеми можно поговорить и на английском. Чижек, кстати, ушел в пражский «Богемианс», где еще играет Радек Ширл, один из моих любимых игроков в «Зените» эпохи Петржелы.

- Какие еще воспоминания о «Зените» остались?

– Мой первый тренер в «Зените» Виктор Всеволодович Виноградов был первым и у Аршавина. Поэтому Аршавина пригласили вручать нам первую форму. Когда подавал мячи на «Петровском», больше всего запомнился Джибриль Сиссе, он еще за «Олимпик» играл. А так в детстве часто ходил на футбол – и на обычную трибуну, и на Вираж. Эта атмосфера, конечно, нравилась. Здесь атмосфера тоже хорошая, на матче Лиги Европы с «Аяксом» стадион был забит полностью, на матчи чемпионата чуть меньше людей приходит, но на дерби со «Слованом» трибуны тоже были заполнены.

***

Давид Мартиросян, 18 лет, «Теплице»

Выпускник академии «Зенита», отыгравший десять матчей за сборные Армении U-17 и U-19. Нападающий ездил на сборы с молодежным составом «Зенита», еще когда там работал Дмитрий Черышев. А в конце прошлого сезона спортивный директор клуба Хенк ван Стее вызвал его к себе и сказал, что нужно искать новую команду.

– Черышев говорил, что ему понравилось, как я себя проявил, но у них много крайних нападающих, – рассказывает Давид. – При этом на меня все равно вроде как рассчитывали, но потом все изменилось.

- Как стали искать новую команду?

– Думал договориться о просмотре в «Рубине» или поехать в Москву. А потом появился вариант с просмотром в «Теплице». Посоветовался с отцом, и он сказал, что нужно попробовать проявить себя в Европе. Конечно, я рассчитывал остаться в России, но мы оба понимали, что будет непросто из-за лимита на легионеров. У меня есть российский паспорт, но играю я за Армению и планирую продолжать выступать именно за сборные этой страны. Вариант с тем, чтобы не играть за сборную, даже не рассматривал. Я родился в Армении, это страна, которую я люблю и которой хочу помогать.

Просмотр шел десять дней, за которые сыграли две игры, а остальное время тренировались. Причем это были матчи молодежного чемпионата. Тренировки здесь очень интенсивные, с уклоном на физику, потому что тактика у нашей команды такая, что приходится много бегать, давать большой объем работы. На самом деле чем-то тренировки похожи на те, что были в «Зените».

- Почему во время просмотра вас стали называть Агуэро?

– Один из матчей мы играли в два центральных нападающих, и меня поставили в центр, а не на край. Я резво отыграл тот матч, и ребята стали меня так называть. Может, еще потому что я маленького роста. Тренер потом подхватил эту шутку и стал по-разному называть: то Санчес, то Месси.

- Как внутри команды все складывается?

– Когда приехал на просмотр, в команде были одни люди, а перед новым сезоном молодежный состав наполовину обновился. Так что отношения внутри очень хорошие. Когда я приехал, увидел, что помимо меня в команде еще три нападающих. Был в шоке – думал, зачем же меня еще подписали. Но потом оказалось, что двое ребят – из первой команды, а еще один – из U-19. Конкуренция здесь приличная, к тому же практически все, кто играет в атаке, старше меня. Я стараюсь, иначе мне не попасть в первую команду.

- Общаетесь с кем-нибудь, кто играет в других европейских чемпионатах?

Артем Симонян, который сейчас играет в Швейцарии, мой хороший друг. Если честно, он – пример для меня. Когда у меня возникают какие-то сложности или вопросы, всегда советуюсь с ним. Он и какие-то футбольные вещи мне объясняет, я же еще молодой и глупый. Он все время повторяет: когда остаешься на бровке один на один с защитником, всегда нужно стараться обыгрывать. Брать на себя – это его коронный совет. По тренировкам в «Теплице» я тоже понял, что ничего страшного, если ты потеряешь мяч – просто сразу же вступай в отбор. Когда на тренировке работаем над позиционной игрой, и команда теряет мяч, тренер начинает считать до пяти. Если до этого момента команда не успела отобрать мяч, ее наказывают – отжиманиями или чем-нибудь еще.

Артем Симонян: «Виллаш-Боаш принес мне вызов в сборную и сказал: «Пока не надо ехать»

- Чего вы хотите дальше?

– Нужно подняться как можно выше – думаю, если мы сможем быть в тройке, на нас точно будут обращать внимание. Сам я хочу забивать как можно больше. Я выходил на поле в трех матчах, и остался без голов. Нужно поскорее исправиться, чтобы в конце сезона увидеть себя в списке лучших бомбардиров. А в перспективе думаю о Германии, пусть даже начинать нужно будет со второй лиги.

***

Евгений Серенков, 21 год, «Зноймо»

Опорный полузащитник Евгений Серенков до этого лета играл в молодежном составе «Зенита» и поступил на бюджетное отделение Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

– Я еще школу с золотой медалью закончил, – рассказывает он. – Пошел в 1-й класс в Туапсе, потом переехал в Петербург и до 9-го класса продолжал учиться на отлично. Затем у нас сделали спортивный класс, но я сразу решил, что нужно доучиться как следует. Характер не позволял забросить, так что чуть-чуть поднапрягся и закончил с медалью. Сейчас надеюсь, что в университете дадут академический отпуск – все-таки в Чехию ехать надо.

Контракт в Чехии Серенков подписал в последние дни лета.

– У меня заканчивался контракт с «Зенитом», – говорит Евгений. – Уйти хотел еще зимой, потому что в двадцать лет играть за молодежку – уже перебор. В мае тренировался с основной командой – старался проявить себя, мальчиком для битья точно не был. А потом просто закончился контракт.

– Зато с Давидом Луизом удалось увидеться.

– Я в шоке был. Перед тренировками всегда ходил растягиваться в тренажерный зал. Занимался и чего-то повернулся в сторону выхода, краем глаза увидел пышную шевелюру, и обратно отвернулся. Через секунду меня как будто перемкнуло, резко развернулся обратно. Чего он здесь делает, думаю. Он подошел такой, поздоровался, спросил как дела. Потом уже сфотографировался с ним.

– Кто из основного состава «Зенита» самое сильное впечатление производит?

– Смольников играет очень мощно, Данни интеллектом выделяется, но я бы еще Хави Гарсию отметил. Когда смотришь футбол, его вообще не видно. Но когда играешь с ним в паре, все сразу становится ясно – это очень высокий уровень. Огромный объем черновой работы, очень хороший отбор один в один. Правда, если выбирать между ним и Игорем Денисовым в лучшей форме, я бы выбрал Денисова.

– Почему не стали играть за «Зенит-2»?

– У меня была травма, я не играл восемь месяцев, и как раз в это время создали «Зенит-2». Меня не до конца долечили, и я поехал на самый первый сбор «Зенита-2», где получил повторную травму и пропустил еще несколько месяцев. Любый физические нагрузки были под запретом, и к следующему сбору я подошел с лишними килограммами. Через месяц Радимов отправил меня в дубль к Черышеву. То есть даже возможности проявить себя у меня не было. Я не обижаюсь на Радимова, та ситуация закалила, из нее я извлек только положительные моменты. Поработал с Черышевым и Липко – замечательными тренерами, которые верили в меня.

– Чем запомнилась работа с Черышевым?

– Он со всеми общался, всем давал шанс. Всегда объяснял, как нужно действовать на моей позиции: быстро, в два касания, много двигаться, играть на третьего при атаке, агрессивнее при обороне. После каждой игры делали нарезку хороших и плохих моментов на команду и отдельно на меня – потом разбирали ошибки. Мне он говорил, что у меня все есть для того, чтобы играть в футбол: работоспособный, хорошая техника, пас, только мяч всегда передерживаю, и над этим нужно работать. Результаты, конечно, у нас были не очень – игру нам ставили, которая была интересной и всем нравилась, просто не хватало мастерства.

Первый просмотр в Чехии для Серенкова закончился неудачей – в «Младе-Болеслав», которая два последних сезона заканчивала в зоне еврокубков, рекомендовали попробовать начать со второй лиги.

– Было очень-очень тяжело, – говорит Евгений. – На первых тренировках смотрю: топоры, ничего с мячом сделать не могут. Но дело в том, что выходя на игру, они и не собираются обыгрывать и играть за счет техники. Зато движение у них сумасшедшее. Одно-два касания и постоянное движение. В этом плане было очень тяжело, я действительно не ожидал таких скоростей.

Зноймо – город с населением в 40 тысяч человек в десяти километрах от границы с Австрией. Местный клуб еще шесть лет назад пылил в третьем дивизионе, но на сезон-2012/13 сумел забраться в высшую лигу, чтобы сыграть самый результативный матч чемпионата (5:5 с «Яблонцем»), собрать на домашнем стадионе 155 человек на игру с «Дуклой» (худший результат сезона) и занять последнее место.

Прямо сейчас «Зноймо» – на первой строчке второй лиги. Просмотр Серенкова в клубе длился полторы недели, контракт подписан на два сезона.

– В четвертом круге чемпионата я вышел на 86-й минуте, два раза получил мяч, но за это время настолько устал, что и представить себе не мог, – рассказывает Евгений. – Мне нравится, что в Чехии нет халявы – ни на тренировках, ни в играх. Была ситуация, когда несколько игроков решили сыграть вполсилы в кубковом матче. Тренер отреагировал очень жестко, дошло даже до штрафов. На вечерней тренировке они носились как сумасшедшие.

– Что за все время в Чехии запомнилась больше всего?

– На свой третий матч, товарищеский, я вышел с капитанской повязкой. Здесь есть такая традиция – давать повязку новичкам, чтобы могли почувствовать уверенность в себе. А последний матч чемпионата мы выиграли 5:2 – в раздевалку влетает один из спонсоров команды, всех обнимает, жмет руки и говорит, что после кубковой игры все – к нему в ресторан на татарак. Спросил у ребят, что это такое – ответили, что говядина, деликатес. Круто, думаю. Выиграли кубковый матч, приехали в ресторан. На столах – четыре подноса гренок и чеснок. Все мажут гренки чесноком и ждут. Тут приносят четыре маленькие тарелки с сырым фаршем – и они его мажут на гренки. Спрашиваю, точно ли это готово? Они просто «выпали». Пришлось есть – мне, конечно, не очень понравилось. Зато вся команда была в восторге.

– Что должно случиться, чтобы вы не разочаровались в идее с переездом во вторую чешскую лигу?

– Надеюсь, у нас получится выйти в премьер-лигу в этом году. Уровень там хороший, точно не хуже, чем в России. К тому же в Чехии отличная инфраструктура, хорошие поля, и самое важное – здесь очень бережно относятся к молодым игрокам. Уверен, если буду играть хорошо, а я приложу к этому все усилия, без проблем смогу перейти в команду более высокого уровня. Конечно, в России тоже можно расти и пробиваться вперед, просто в Европе возможностей для этого гораздо больше.

Другие истории про молодежь:

Новый Чорлука и другие русские футболисты, которые играют в Португалии

Андрей Панюков, который получал 1 млн в месяц в «Динамо», а теперь уехал в «Аяччо»

Аршак Корян, который поменял «Локомотив» на Голландию

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья