Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Михаил Южный: "Я уже почти пенсионер"

     

    - Михаил, как вы можете оценить свои текущие успехи? И, если поконкретнее, выступление на минувшем Уимблдоне?

    - Что касается турнира в Англии, то я доволен уровнем своей игры, но не результатом, что уже считаю шагом вперед. Но в целом год складывается не так, как хотелось бы, и задача простая - найти свою игру. Я сейчас все делаю для того, чтобы вернуться на прежний уровень.

     

    - А что вы называете своей игрой?

    - Та игра, в которую я могу играть, но которая - по разным причинам - пока не получается.

     

    - А если конкретнее?

    - Конкретно - это результаты. А то можно показывать хорошую игру, но налететь в первом же круге на того же Федерера и проиграть. А можно дойти до полуфинала, но с очень посредственной игрой. Правда, как правило, качество игры и результат взаимосвязаны, но меня сегодня, в данный конкретный момент интересует результат.

     

    - В ущерб красоте игры?

    - Я могу сыграть красиво, но тогда рейтинг точно будет хуже, чем сейчас (смеется).

     

    - Какой вообще график у теннисиста Южного?

    - Одиннадцать месяцев. До первой недели ноября. Девять обязательных турниров, в которых ты, если попадаешь по сетке, должен сыграть, а остальные уже выбираешь по своему желанию, по степени готовности. Теннис в этом смысле идеальный вид спорта. Захотел - играешь, нет - снялся. Можешь делать все, что захочет левая нога. Правда, когда начинаешь слушать свою левую ногу, теннис заканчивается.

     

    - А есть что-то в современном теннисе, что вам хотелось бы поменять?

    - Мне бы ничего не хотелось. Пусть все остается как есть. Конечно, я понимаю, то же телевидение с его деньгами и правами на трансляции диктует свои законы. Зритель рассчитывает затратить два часа на теннисный матч и потом заняться своими делами, а матч и начнется вдруг позже, да и продолжается дольше. Следующий раз тот же зритель пойдет на хоккей. С его тремя периодами по 20 минут каждый. Вот чтобы он никуда не пошел, такие разговоры о теннисном регламенте периодически возникают. Чтобы сет, например, длился определенное время. Или сделать игру в турнирах не по олимпийской, а по круговой системе. Об этом тоже много говорят, и говорят, что это поднимет и интерес к теннису, и в конечном счете принесет больше денег. Но по мне, пусть все останется как есть. Даже если и станет меньше денег.

     

    - А вы кроме тенниса еще во что-нибудь на деньги играете?

    - Нет. Как-то раз после окончания одного из турниров в казино была вечеринка, нам раздали по 25 евро, я их тут же спокойно проиграл и успокоился.

     

    - Не интересно?

    - Абсолютно. Выяснилось, что я совершенно равнодушен к этому.

     

    - А другие виды спорта? Не в смысле - на деньги, а в смысле - просто поиграть? Или посмотреть?

    - Футбол. И сам поиграть люблю, и как болельщик наблюдаю, когда есть время, с удовольствием.

     

    - И за кого болеете?

    - За ЦСКА. С детства. Не так, конечно, что бы за уши нельзя было оттащить от телевизора, но, еще раз повторюсь, если есть время - смотрю с удовольствием.

     

    - И кто нравится?

    - Жо. Скорость принятия решения просто сумасшедшая. Мяч получил, развернулся, удар - гол. Думает человек намного быстрее наших защитников.

     

    - А баскетбол? Баскетбольный ЦСКА в этом году выиграл все что можно…

    - Ходил на несколько матчей Евролиги, на финал ЦСКА - «Динамо» в прошлом году…

     

    - Ладно, это мы отвлеклись. Давайте вернемся к теннису.

    - Я не буду оригинален. Теннис для меня сегодня - это и работа, и игра, и развлечение. Все вместе. Именно в такой последовательности.

     

    - А бывает так, что какая-либо из этих составляющих становится важнее других?

    - Они все связаны между собой, и одна без другой существовать не может. Я понимаю, что это моя работа, но, с другой стороны, я не обязан каждое утро вставать и на эту работу отправляться. Вообще, могу ее бросить и найти другую, где будут даже больше платить. Но я встаю и отправляюсь, потому что мне это нравится.

     

    - А сколько времени вы уже держите ракетку в руках?

    - С трех лет.

     

    - То есть получается…

    - 21 год стажа. Да, я уже почти пенсионер, вы это хотели услышать? (Смеется.) Смех смехом, но спорт - это профессия, в которую приходят рано. Кто-то определяется после школы, кем он будет и что он будет делать. А в теннисе люди начинают жить с 7-8 лет. Конечно, многие уходят, но многие и остаются. Это их жизнь. Причем необязательно быть профессиональным теннисистом. Кто-то становится тренером, кто-то спарринг-партнером.

     

    - И до какого возраста можно играть?

    - У кого как. Кто-то и в 35 хорошо играет, но практика сложилась такая, что оптимальный средний возраст - тридцать. Хотя той же Навратиловой пятьдесят, а она по-прежнему играет. Правда, в паре. Казалось бы, чего ей не хватает? Но играет, и неплохо. Агасси - тридцать шесть, и тоже играет. И тоже неплохо.

     

    - Вот потихоньку и перешли к пенсионной теме. Вам осталось играть…сколько?

    - Я считаю, не так мало. Не хочу загадывать, но считаю, что не так мало.

     

    - И все же, какие планы? Или вы их еще не строили?

    - Я хочу остаться в теннисе. В другом, естественно, качестве, но в теннисе. Есть мысль открыть в России теннисную академию и работать на результат уже с подрастающим поколением.

     

    - Экспериментировали уже на тренерском поприще?

    - Пока нет. Нет времени. И пока это не мое. Я могу, конечно, что-то подсказать, что-то объяснить, но сейчас это может носить только единовременный характер.

     

    - А в принципе - за игрой детей наблюдать нравится?

    - Когда есть время, то - да.

     

    - Можете определить, будет из ребенка толк или нет?

    - С первого взгляда могу сказать только «нет». А вот что касается «да», то это процесс долгий.

    Валерий ВИНГУРТ, "Газета"

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы