Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Наталья Воробьева: «Раньше женщины сидели дома и варили борщ. А сейчас можно и побороться»

    Алексей Шевченко поговорил с олимпийской чемпионкой по борьбе Натальей Воробьевой – о футбольных травмах, падающих кружках, тесном тренировочном зале и деньгах, которые не портят.

    Наталья Воробьева: «Раньше женщины сидели дома и варили борщ. А сейчас можно и побороться»
    Наталья Воробьева: «Раньше женщины сидели дома и варили борщ. А сейчас можно и побороться»

    - Мимо нас вы сначала пробежали со скоростью ветра. И мы испугались.

    – Да я пить хотела.

    - Попили?

    – Куда там. Только зашла, так меня уже рвут на части, поздравляют. Так и не попила ничего,.

    - Вас сейчас можно назвать самым счастливым человеком на планете?

    – Да, но не потому, что я победила. Это чувство еще не пришло. Я рада, что все закончилось. Не будет больше тренировок, сборов.

    «В Санкт-Петербурге у меня вещи, в Тулуне – мама, в Москве – сборы»

    - Надоело?

    – Вы поймите, я люблю борьбу, мне все нравится. Но когда сбор на сборе, когда приезжаешь домой и только распаковываешь и собираешь вещи, а потом опять уезжать в отель, опять распаковывать… От этого очень сильно устаешь.

    - Ваши коллеги-мужчины говорят, что они сидят триста дней на сборах.

    – Все-таки немного меньше, но все равно достаточно. Вот я не знаю, где живу.

    - Как это?

    – В Санкт-Петербурге у меня вещи, в Тулуне – мама, в Москве – сборы.

    - А вы в Лондоне.

    – Вот именно.

    ***

    - Вы вот в финале стали проигрывать болгарской спортсменке. На трибунах были взволнованы.

    – Я спокойной была.

    - Серьезно?

    – Да, была жесткая борьба, но балл-то я проиграла не из-за нее. Просто вышла за ковер в сумбурной схватке, но меня это никак не испугало. Я просто была уверена, что отыграюсь. Не о победе думала, а именно о том, чтобы сравнять счет.

    «Тренер сказал, чтобы я не пихала голову, куда не нужно»

    - В перерыве вам досталось?

    – Тренер сказал, чтобы я не пихала голову, куда не нужно.

    - Вот здесь подробней.

    – Да просто я отдавала голову на захват, а когда борец в таком положении, то сбивается дыхание, приходится гораздо труднее.

    - Ваш тренер говорит, что вы совсем не волновались перед схватками.

    – Так это правда. Накануне мы с девочками ходили по магазинам, покупали всякие вещи для себя, сувениры. Это самое лучшее для девушки – пройтись по магазинам. Да и утром сегодня нам ничего не мешало. Смеялись, шутили.

    - Не все спортсмены так поступают.

    – Да не люблю я заранее ходить и трястись, чтобы кружки из рук выпадали. Зачем себя мучить?

    - Вы к Лондону отлично подготовились?

    – Небольшая проблема была. Где-то за неделю до начала Игр я подвернула ногу на футболе.

    - На каком еще футболе?

    – Так мы играем в футбол. Я неудачно наступила на мяч, подвернула ногу. У нас очень опасные игры. К счастью, ничего страшного не случилось. Лишь шишка осталась.

    - Шишка?

    – Да, я плотнее шнурки завязала и в бой.

    ***

    - Вы практически всегда уступали по ходу встреч.

    – И это меня так злит.

    «Мы тренируемся в Санкт-Петербурге в тесном зале четыре на четыре метра»

    - Но не специально же?

    – Нет. Просто не жду. Привыкла к тому, что тяжеловесы медленные.

    - Говорят, что у женской борьбы, где две из трех девочек завоевали медали на Олимпиаде, нет своего центра подготовки.

    – Верно. Мы тренируемся в Санкт-Петербурге в тесном зале четыре на четыре метра. Все-таки хочется немного другого при подготовке. Надеюсь, что нынешняя золотая медаль поможет нам получить хорошие условия. Мне вот нужен простор. Надо чувствовать зону, круг. А мы выходим, и мне тесно.

    - Вас как вообще в борьбу занесло.

    – Я жила в Тулуне, Иркутская область. И делать там особо нечего, вот и пошла в зал. Не пожалела ни секунды.

    - За братом или сестрой пошли?

    – Нет. Они у меня в другой среде работают.

    - Вы говорите, что хотите отдохнуть. Надолго? Год?

    – Неделю. Но вообще, может быть, мне позволят еще задержаться, хотя начинается подготовка к европейскому первенству.

    - Зато сколько подарков вас сейчас ждет. Крутая машина, куча денег. Захотите ли возвращаться в зал?

    – Думаете, деньги меня испортят? Да не знаю даже, что и получится, но все равно пойду в зал. Помогу девочкам. Буду для них «мешком».

    «Помогу девочкам. Буду для них «мешком»

    - Когда вам последний раз говорили, что борьба – не для девушек?

    – Миллион раз уже говорили. Надоели, по два раза в день.

    - А вы?

    – На дворе XXI век. Раньше женщина сидела дома, воспитывала детей и готовила борщ. А сейчас у женщин может быть свой бизнес, машина и борьба в качестве работы. Почему и мне не бороться?

    - А борщ и дети?

    – Ну детей я буду заводить, когда уйду из борьбы.

    Другие интервью из Лондона:

    Юлия Зарипова: «Горячую воду в гостинице так и не дали»

    Илья Захаров: «Сам пошел в армию. А почему я должен был туда не идти?»

    Наталья Антюх: «Да, у меня что-то болит. А у кого не болит?»

    Софья Очигава: «Ударить человека не смогу. Лучше я покричу или разревусь»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы