android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika

    Тибетская Олимпиада мертвых

    Предстоящие Олимпийские игры, наиболее политизированные со времен холодной войны, станут еще одной проверкой возможностей Олимпийского движения изменить мир к лучшему. Ведь Спорт – это Мир.

    Культурный геноцид снова в моде.

    На этот раз его столица – Пекин, по совместительству являющийся еще и столицей летних Олимпийских игр-2008. Худшие опасения, высказывавшиеся еще 7 лет назад, при определении страны-организатора Игр, подтвердились. Впрочем, это не отменяет ни принятого тогда решения, ни возможных действий, которые могут предпринять команды-участницы.

    Кое-кто вспоминал, как та же New York Times в 1936 году писала, что Олимпийские игры «вернули Германию в семью наций»

    Сейчас многие вспоминают о том, что право на проведение Игр считалось отличным шансом для Китая наладить отношения с западным миром, продемонстрировать, что с современной коммунистической страной можно развивать и социокультурные связи. New York Times тогда писала: «Есть основания надеяться, что яркий прожектор будущей Олимпиады осветит действия китайских властей в ближайшие семь лет», и от этого выиграют «те китайцы, которые хотят, чтобы их страна стала более толерантной и демократической». Впрочем, были и другие мнения, кое-кто вспоминал, как та же New York Times, только в 1936 году, писала, в частности, что Олимпийские игры «вернули Германию в семью наций», а нацизм является «нормальным явлением», и это в то время, когда немецкие войска уже занимали демилитаризованную Рейнскую зону, а в лагере Дахау уже находилось множество заключенных.

    Дилемма, таким образом, состояла в следующем – сможет ли Китай дать своим гражданам больше свободы, в связи с неизбежно растущими контактами со внешним миром, и сохранится ли эта свобода после проведения Игр? Смогут ли другие государства как-то повлиять на этот процесс извне? Или мир увидит повторение событий 1936-го и, отчасти, 1980-го, когда тоталитарные по своей сути государства оказались готовы продемонстрировать миру лишь свой внешний фасад?

    Сейчас, когда до Игр осталось совсем немного времени, вполне очевидно, что ни одна крупная сборная-делегация не может позволить себе не приехать на Игры. Все «смелые» высказывания о бойкоте пока касались только церемонии открытия соревнований. И такая позиция, безусловно, объяснима. Огромные корпорации, вроде General Electric, активно сотрудничающие с китайской стороной, заявляют о «силе добра», которую несут в себе Игры. Естественно, президент МОК Жак Рогге также всецело на их стороне. С ними едины и миллионы болельщиков по всему миру, которые хотят видеть на Играх свои национальные сборные. Даже сочувствующие Тибету обозреватели отмечают, что сами пострадавшие не требуют непременного бойкота игр, а значит «не следует быть большими тибетцами, чем сами тибетцы».

    Но все ли готовы спокойно подсчитывать свои олимпийские медали, в то время как в той же самой стране тибетцев заставляют перестать быть тибетцами, а делают из них «китайцев»? Если это так, то в скором времени Китай будет напоминать США не только статусом спортивной сверхдержавы, но и почетным званием страны, полностью уничтожившей национальную культуру народа, чью территорию он когда-то захватил.

    Китайский диссидент приговорен к пяти годам тюремного заключения за написанное им воззвание, которое начиналось словами «Нам нужны права человека, а не Олимпиада»

    Масштабный бойкот Игр мог бы привлечь к обсуждению этой проблемы больше людей. В том числе и в самом Китае, который оказался бы в положении ЮАР времен апартеида, как говорят, больше страдавшего от отсутствия крикета, чем от экономических санкций. Помимо спортивного праздника людям пригодилось бы еще немного свободы, а пока что китайский диссидент Ян Чуньлинь (Yang Chunlin) приговорен к пяти годам тюремного заключения за написанное им воззвание, которое начиналось словами «Нам нужны права человека, а не Олимпиада».

    Единственным доступным выходом для всех сочувствующих остается пассивный протест. Кажется, многие будут участвовать в Играх, всячески подчеркивая, как им это неприятно. Кроме того, во многих странах существуют независимые организации, ответственность за действия которых само государство не несет, также действуют и различные международные объединения. Одно из таких объединений, ассоциация «Репортеры Без Границ», уже заявило о своей позиции, частично сорвав церемонию зажжения Олимпийского огня в Греции. Президент РБГ Робер Менар и двое его коллег пытались прорваться к трибуне, за которой выступал президент китайского МОК, с транспарантом: «Объявите бойкот стране, которая нарушает права человека». В Китае в то время как раз отключили сервер YouTube, так что нельзя с уверенностью сказать, видел ли там это хоть кто-то.

    Чуть позже правозащитная организация «Международное объединение в поддержку Тибета» (International Campaign for Tibet) обратилась к концерну Volkswagen с призывом не предоставлять свои автомобили для эстафеты олимпийского огня.

    Если таких голосов станет больше, быть может, Олимпийское движение сумеет хоть чем-то помочь Тибету, пусть у того и нет своей олимпийской команды?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы