Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Братья по разуму

О синхронном пути к успеху, книге с автографом Гретцки, первом из менеджерских триумфов Брайана Бурка и неизбежных трудностях Алена Виньо – в рассказе о карьерном пути братьев Сединов на Sports.ru.

Братья по разуму
Братья по разуму

Все истории про близнецов чем-то похожи. Обязательным атрибутом всегда будет упоминание о том, как один опередил другого в появлении на свет, умилительный рассказ об одинаковых костюмчиках в детстве и непременно – о взаимопонимании и сочувствии на неведомом телепатическом уровне. Хенрик и Даниэль Седины в этом плане не слишком отличаются от своих генетических коллег, и все обязательные атрибуты существования близнецов у них на лицо (да и на лице). Так что, когда родители в пятилетнем возрасте решили ознакомить близнецов с хоккеем, шансов избежать будущей судьбы хотя бы у одного из них не было. К занятиям хоккеем в родном Эрншельдсвике располагала и вся окружающая действительность. По небольшому шведскому городку можно уже сейчас водить экскурсии: вот на этой коробке выходил поиграть после школы Петер Форсберг, здесь делал первые шаги Маркус Нэслунд, а вон там оттачивал навыки игры у бортов Сами Польссон.

Волей родителей и при благосклонности детского тренера пятилетние братья оказались в одной команде. Теперь уже не секрет, что разлучиться им на хоккейной площадке так до сих пор и не довелось. Справедливости ради, поначалу оба брата были отряжены в центрфорварды, и первые несколько лет встречались в одном звене лишь эпизодически. Судьбоносный перевод Даниэля в левые крайние состоялся, когда обоим братьям уже исполнилось четырнадцать, и настала пора постепенно задумываться о будущем. На удивление, большими талантами сами Седины себя в то время не считали. Тем больше было их изумление, когда на рубеже пятнадцатилетия родителям регулярно начали названивать заокеанские агенты. Назойливость некоторых из них не знала пределов, так что долгое время Седины предпочитали вовсе обходиться без лишних посредников. Покорил братьев Майк Барнетт, в то время агент Уэйна Гретцки. Существенным бонусом к нетипичной для агентов обходительности стала книга с автографом самого «Великого». Перед подобным подарком Хенрик и Даниэль устоять не сумели.

Объединить Сединов в одном клубе НХЛ было задачей почти невыполнимой. Но не для Брайана Бурка

Между тем, заокеанские перспективы казались чем-то далеким и слабоосязаемым, а к покорению родной шведской лиги братьям следовало приступать всерьез. Синхронно оказавшись в знаменитом «МоДо», большей благосклонностью тренерского штаба поначалу пользовался Даниэль, с ходу принятый во взрослую команду. Хенрику еще некоторое время предложили поработать с юниорами, но разлука близнецов длилась недолго. Преимущество Хенрика над сверстниками стало колоссальным, и спустя всего две недели вундеркинды воссоединились в основе «МоДо». Напарником рыжеволосых братьев путем недолгих проб был назначен столь же юный и не менее одаренный Маттиас Вейнхандль, нынче доминирующий на площадках КХЛ.

Пока братья одну за одной покоряли вершины местной лиги, неумолимо приближался волнующий 99-й год, в котором обоим Сединам предстояло на драфте облачиться в свитер одной из нхловских команд. Проблема была только одна, зато весьма существенная: сколь неминуемым смотрелся дебют братьев за океаном, столь же неизбежным виделось болезненное расставание. Объединить Сединов в одном клубе НХЛ было задачей почти что невыполнимой. Пока за дело не взялась одна весьма одиозная и поныне личность.

Брайана Бурка в последние дни не поминал только ленивый или совсем уж отрешенный от хоккея человек. Эпохальные обмены Фанюфа и Жигера в стан «Торонто» одни тут же подняли на смех, другие призывают всерьез задуматься о прозорливости опытного дельца. Не остыли воспоминания и об еще одном детище седовласого мэтра: чемпионский «Анахайм» многими справедливо назывался менеджерской командой, по крупицам собранной именно Бурком. А в начале далекого 1999-го перед Бурком, в ту пору генменеджером «Кэнакс», стояла нелегкая задача. После подъема начала 90-х и знаменитой финальной битвы с «Рейнджерс» канадский клуб постепенно скатывался на задворки, в том числе, по части интереса собственных болельщиков. Выдумывать лишнего Бурк не стал и воспользовался старинным дедушкиным средством. Хочешь вернуть зрителей на трибуны, а команду в лидеры лиги – возьми на драфте молодую звезду, о которой судачит весь мир. Для пущей гарантии Бурк решил взять сразу двух.

Но как в одно лето заполучить сразу обоих чудо-братьев из Швеции, если каждого из них при первой возможности отхватит любая из остальных команд лиги? Описанию хитроумных комбинаций Бурка, десятков бессонных ночей и сотен часов на телефонной трубке вполне можно было бы посвятить отдельную статью или даже книгу. Зайти генменеджер «Кэнакс» решил сразу с двух фронтов. Вяло поначалу переговариваясь с руководством других клубов, параллельно Бурк весьма основательно принялся за окучивание самих братьев. Регулярное общение, бесплатные поездки в Ванкувер, знакомство и возможность поговорить по душам с Нэслундом и Элундом, приглашение Седина-отца поработать учителем в Канаде – дело было сделано, к весне 99-го оба Седина были в руках Бурка. Заручившись согласием братьев играть за «Ванкувер» и по возможности игнорировать ухаживания иных клубов, Бурк наконец приступил к массированной атаке на своих коллег по цеху. Многочасовые беседы с генменеджерами «Чикаго», «Атланты» и «Тампы» наверняка еще займут свое место в учебниках менеджерского мастерства. Как бы то ни было, к утру драфта Бурк своего добился: на руках у него были второй и третий выбор плюс обещавшая не трогать братьев «Атланта» впереди.

Поначалу братья смотрелись слишком мягкими и апатичными для НХЛ

Впрочем, полноценный сбор плодов с посаженного Бурком дерева пришлось отложить еще на год. Ненадолго облачившись в свитер с касаткой на груди, братья отправились домой заканчивать школу и доигрывать финальный сезон за «МоДо». Боссы «Ванкувера» для вида повозмущались, но усердствовать не стали: лишний год ожидания был ничем по сравнению с выгодой, которую Седины должны были принести клубу на годы вперед. Осень 2000-го наконец стала долгожданным «часом икс» – братья впервые ступили на энхаэловский лед. Впрочем, даже путь к неизбежному не всегда случается легким. Вот и первые сезоны Сединов в составе «Ванкувера» больше всего наверняка обрадовали критиков Бурка. Недюжинные траты «Кэнакс» на их подписание не оправдывались: братья смотрелись слишком мягкими и апатичными для НХЛ. Отдельные радикалы уже поспешили окрестить их еще одной промашкой «ужасного» драфта 99-го. Большинство выбранных в тот год в первом раунде юниоров до серьезных ролей в НХЛ так и не добрались, возглавил же печальное шествие необъяснимый первый номер Патрик Штефан (тот самый, ради кого «Атланта» поступилась выбором одного из братьев).

Что изменилось после, однозначно сказать трудно. Наверное братья просто окончательно повзрослели и наконец свыклись с заокеанскими реалиями, игровыми и жизненными. Помог и нагрянувший локаут, давший живительную возможность отдохнуть, осмыслить первые сезоны за океаном, а заодно и поиграть в свое удовольствие в родном «МоДо». В Ванкувер братья вернулись уже слегка иными, без оглядки назад готовыми взять на себя бремя лидерства в «Кэнакс». С тех пор пребывание братьев на канадской земле как будто пошло на вполне идиллический лад и, наконец, вошло в соответствие с теми надеждами, которые когда-то на них возлагались. Показатели статистики год от года остаются на неизменно высоком уровне, доминирующий статус в атаке «Ванкувера» сомнению не подлежит, а успехи в плей-офф наверняка прийти еще успеют. Благо в последние пару лет у «Кэнакс» наконец формируется команда, в которой нестыдно взглянуть не только на пару-тройку игроков.

От улыбки станет всем светлей, а от пребывания шведских братьев в составе «Ванкувера» выйдет польза еще не одной генерации игроков «касаток». Скромный парень из Онтарио Тэйлор Пайэтт хоть и был в далеком уже 99-м выбран на драфте под высоким восьмым номером, очковыми свершениями на протяжении карьеры похвастать не мог. Все изменилось в один прекрасный день, когда Пайэтту выпала счастливая метка оказаться в одном звене с Сединами. Резко поползший вверх «плюс/минус», лучшие в карьере показатели по очкам, голам и передачам – недолгий миг славы Пайэтту вряд ли удастся забыть. Как собственно и повторить: нынешняя результативность форварда в «Финиксе» – лишнее напоминание о животворящей силе сотрудничества с Сединами.

Тренер «Кэнакс» Ален Виньо, как ни старался, так и не научился различать близнецов

Новая версия партнера для чудо-братьев явно было отобрана Аленом Виньо с куда большей тщательностью. Что сумел разглядеть наставник ванкуверцев в трудяге Алексе Берроузе, поставив его в тройку с братьями, поначалу было не слишком ясно. Так и не побывавший на драфте уроженец Квебека классическим образом прорубил себе карьеру через все возможные низшие лиги, и десяток-другой очков за сезон вполне смотрелись для Берроуза желанным потолком карьеры. Монтаж Алекса в звено к Сединам полностью изменил представление о левом крайнем: нынче Берроуз лишь слегка отстает от графика очко-за-игру, штампует хет-трики и голевые серии длиной в месяц. Как бы ни сложилась дальше карьера канадца (Джонатан Чичу наверняка сможет рассказать много интересного), свое место на небосклоне НХЛ он уже заслужил. Случилось бы такое, не окажись он в одной упряжке с Хенриком и Даниэлем – большой вопрос. Продлится ли кооперация с Берроузом на годы вперед, или шведским братьям предложат облагородить кого-нибудь еще – «Ванкуверу» от этого исключительно польза.

Никуда не уйти братьям в и от типичных для близнецов казусов, на американской земле случающихся с ними даже чаще обычного. Синхронно отрастив бороды, Седины ни на йоту не стали чуть более различимыми для постороннего глаза. Как-то излишне усердного при вбрасывании Хенрика арбитр попросил уступить место менее ретивому партнеру. Хенрик оперативно сделал небольшой крюк по льду и вернулся на точку, теперь уже в образе «Даниэля». Нелегко приходится и тренеру Алену Виньо, который, как ни старался, так и не научился различать близнецов. «В итоге я решил остановиться на «Даниэле». Когда кто-то из них идет мимо, я спрашиваю: «Как дела, Дэнни?». Шансы угадать 50 на 50, сами понимаете. Если я угадал, то Даниэль говорит «Да-да», если это все же Хенрик, то «Нет-нет». Когда мне нужно поговорить с ними о чем-нибудь серьезном, я сразу спрашиваю: «Так, с кем я сейчас разговариваю?», – смеется Виньо. Впрочем, с кем бы в такой момент не разговаривал тренер «Кэнакс», команде от этого исключительно польза.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы