Магнус Юханссон: «Не знаю, куда меня приведут занятия с репетитором»

Защитник «Атланта» Магнус Юханссон рассказал, как осваивается в России.

«Изучая язык, человек подбирается ближе к культуре страны, в которой находится. В Швейцарии я выучил немецкий, если сейчас встречу кого-то, кто говорит на этом языке, спокойно смогу поддержать разговор. В США подтянул свой английский, вернее, вывел его на качественно новый уровень, чем тот, что остался со школьной скамьи.

Я не знаю, куда меня приведут занятия с репетитором, русский – очень сложный язык. Но первоначальное знание русского поможет мне увереннее чувствовать себя в обществе. Например, как вы сказали, я смогу ходить в магазин или заказать такси. А пока до ощутимых знаний далеко, мы учим алфавит.

Нас трое – я, Эса Пирнес и Рэй Эмери. Россия – огромная страна, а Швеция рядом, и думаю, в будущем между нашими странами деловая связь станет еще крепче. Я планирую завершить карьеру годам к тридцати девяти–сорока, но продолжить работать. И если я к тому времени буду знать еще один язык – русский, это только расширит передо мной горизонты.

Я успел поработать в нескольких направлениях, одновременно играя в хоккей. Например, работал в спортивном магазине и в отделе продаж концерна «Вольво», и в отделе рекламных объявлений одной газеты. Сейчас учусь на управленца, правда, когда уезжал и НХЛ, пришлось отложить занятия, да и теперь тоже, но как только вернусь играть в Швецию, смогу продолжить учебу и получить диплом. Надеюсь продолжить работать в индустрии хоккея, но уже в новой для себя роли.

Когда «Линчепинг» отдавал меня в аренду, речь шла о единственном сезоне. Через год, согласно контракту со шведским клубом, я буду играть дома. Вообще же я пытаюсь жить настоящим, так что следующий игровой сезон пока не планирую.

Разница между Мытищами и Линчепингом ощутимая. Во-первых, по той причине, что в Линчепинге я вырос, а здесь в сумме провел лишь пару недель. Численность населения, насколько я могу судить по своим наблюдениям, примерно одинаковая. Но Мытищи мною воспринимается, как пригород Москвы – люди живут здесь, а работать ездят в столицу. Линчепинг – самодостаточный, независимый город, в Мытищах подобная автономность не чувствуется. Мне не удалось пока приобрести здесь машину, без автомобиля я как без рук. Ведь за рулем я с 18 лет, и пока отсутствие друга на четырех колесах осложняет мне жизнь.

Сезон в НХЛ начинается позже, поэтому все решения о переходах игроков принимаются позже, чем в Европе. Время поджимало, а ситуация не прояснялась, да тут как раз дал о себе знать подмосковный клуб. Останься я в Америке, «Линчепинг» ни гроша не получил бы, а так клуб деньги зарабатывает.

Уехать в НХЛ в 34 года – это было очень необычно и неожиданно, но с другой стороны, в моей карьере все происходит с запозданием. В 29 лет я дебютировал на чемпионатах мира, и с тех пор провел 6 чемпионатов, пропустив только один турнир. Конечно, приехать в первый раз в сильнейшую лигу мира, когда тебе за тридцать, специфично. Но с другой стороны, тридцатилетний атлет имеет богатый жизненный и спортивный опыт, состоятельность, которую ему не нужно доказывать. Я вообще не нервничал по поводу моего дебюта в НХЛ. Хоккей – моя профессия и страсть, я уезжал в Северную Америку не ради тщеславных побуждений», – цитирует Юханссона официальный сайт «Атланта».

Материалы по теме


КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.