Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Как российские хоккеисты конфликтовали с тренерами в НХЛ

    Пока Наиль Якупов находит общий язык с Далласом Икинсом из «Эдмонтона», Sports.ru вспоминает о последних конфликтах между российскими хоккеистами и тренерами клубов НХЛ.

    Как российские хоккеисты конфликтовали с тренерами в НХЛ
    Как российские хоккеисты конфликтовали с тренерами в НХЛ

    За двадцать с лишним лет в НХЛ сыграли около 200 российских хоккеистов, и намного проще разыскать игроков, у кого не было разногласий с тренерами, чем перечислить всех, у которых на определенном этапе возникали конфликты. Федоров, Ковальчук, братья Буре и оба Козловых – список можно продолжать и продолжать. От Зубова были без ума в «Далласе», но в «Питтсбурге» его переучивали играть; Могильный блистал при Джоне Маклере, но другие российские легионеры «Баффало» вспоминают этого тренера нехорошими словами. С Дэррилом Саттером переругалось человек двадцать, но у Славы Войнова никаких или почти никаких проблем с канадцем не было.

    Недостаток игрового времени и проблемы с режимом, неподходящие партнеры и не та позиция – причин, по которым эти споры возникали, также не мало. Разногласий с коучами, которые бы просачивались в прессу, не было разве что у Малкина и Дацюка, но эти двое, похоже, могут ужиться с кем угодно. А пока вспомним пять свежих конфликтных ситуаций, возникавших между игроками из России и тренерами клубов НХЛ.

    Александр Овечкин/Александр Семин – Брюс Будро, «Вашингтон», осень 2011-го

    При Будро, сменившем Глена Хэнлона в 2007-м, «Кэпиталс» превратились в одну из самых успешных и веселых команд лиги, которая одерживала по 50 побед за сезон и могла с легкостью отыграться с 0:3 за период. Семин и Овечкин почти всегда выходили на лед в одном звене вместе с лучшим центром команды Никласом Бэкстремом, получая по 19-20 минут времени, чтобы не происходило на площадке. Такой хоккей нравился почти всем – от хоккеистов до болельщиков, но «Вашингтон» стабильно вылетал из плей-офф на ранних стадиях, а это не могло устраивать Будро и руководство клуба. После очередной неудачи тренерский штаб «Кэпиталс» начал перестраивать стиль Овечкина и взялся перевоспитывать Семина, утомившего команду нелепыми удалениями, урезая его игровое время.

    Ни один, ни второй Александр в восторге от перемен не были, что сказывалось и на их настроении, и на результатах «Вашингтона», и в ноябе 2011-го вулкан проснулся. Сначала Будро предпочел Овечкину силовика Джоэля Уорда, когда у «столичных» оставалась минута с небольшим на то, чтобы сравнять счет. Решение, а также реакция лидера «Кэпс» не остались без внимания прессы.

    Затем Брюс начал доставать Семина, игравшего не только нерезультативно, но еще и безответственно. В 7 матчах подряд россиянин оставлял команду в меньшинстве в ситуациях не требовавших нарушения, а на восьмой игровой день обнаружил, что его фамилии нет в основном составе. Холодная война не могла продолжаться бесконечно. В конце месяца Будро был отправлен в отставку, а его место занял Дэйл Хантер, при котором Семину и Овечкину жить легче не стало.

    Никита Филатов – Кен Хичкок, «Коламбус», осень 2009-го

    По мнению скаутов, нападающий ЦСКА должен был взять НХЛ с наскока. Техничный и невероятной быстрый форвард блистал на юниорских и молодежных первенствах, забивая чудесной красоты голы, а в «Коламбусе», задрафтовавшем его под общим шестым номером, исторически не хватало исполнителей в линию нападения. «Играть в НХЛ – это моя мечта», – говорил в многочисленных интервью Никита. «Мы надеемся на Филатова, и он принесет нам много пользы», – отмечали в «Блю Джекетс». Россиянин неплохо дебютировал, сделал первый хет-трик, но тогдашнему коучу «мундиров» Кену Хичкоку одних заброшенных шайб было мало. В свое время он пытался разнообразить игру Бретта Халла, который к тому моменту был супервездой лиги, так что высокие позиции Филатова на драфте для тренера ничего не значили.

    «Тренер говорит, что ему не нужен второй Жердев. Он никогда не боролся за шайбу, не ложился под нее. Но я не думаю, что играю в таком же стиле. Однако постараюсь прибавить в оборонительных действиях», – объяснял Никита. Позднее выяснилось, что претензии Хичкока не ограничивались только игрой хоккеиста у своих ворот. Филатов не с большим воодушевлением работал на тренировках, что автоматически сокращало его шансы на попадание состав и топ-6.

    Увы, но и с уходом Хичкока заиграть в НХЛ Филатов не смог. В «Коламбусе» Скотта Арниела ему доверяли больше, но на результатах – 23 матча, 0 голов – это не сказалось, а за «Оттаву» молодой форвард не провел и 10 встреч.

    Драфт НХЛ-2008. Пять лет спустя

    Алексей Ковалев – Кори Клоустон, «Оттава», зима 2010-го

    После нескольких отличных сезонов в составе «Монреаля» Ковалев решил подзаработать на рынке свободных агентов, затянув с ответом по новому контракту с «Хабс». Те потратили деньги на Джионту, а россиянин, в итоге, получил нехилые деньги в «Оттаве» – 10 миллионов за два года. Первый из них прошел относительно неплохо – Алексей стабильно играл не меньше 18 минут за матч и даже что-то забивал – но затем его отношения с Клоустоном стали портиться. Тренер высказывал свое недовольствие катанием ветерана, пытался разбудить его звено публичной критикой и сокращением игрового времени, а потом и вовсе отправил нападающего в запас.

    Ковалеву ругаться с тренерами было не в первой – вспомнить хотя бы историю с Майком Кинэном – и язык за зубами он не держал. «Не только я играю плохо. Но тренер решил сделать козлом отпущения именно меня. Что я могу с этим поделать? Такое происходит не впервые в моей карьере. Не понимаю, почему мне не дают играть так, как я могу», – отреагировал форвард на решение Клоустона перевести его в четвертое звено.

    Перед дедлайном Ковалев был обменян в «Питтсбург», после чего он уехал ругаться с тренерами уже в КХЛ, а для Клоустона тот год работы в НХЛ стал последним. Попытка Алексея вернуться в Северную Америку в 2013-м успехом не увенчалась – во «Флориде» его также недооценили.

    Александр Фролов – Джон Торторелла, «Рейнджерс», декабрь 2010-го

    После переезда Фролова из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк Джон Торторелла заявил, что видит новичка в первом звене рядом с Марианом Габориком. Начало сезона россиянин действительно провел в топ-6 «Рейнджерс», но когда он перестал забивать и набирать очки, тренер отправил его к чекерам, урезав игровое время до минимума.

    «Меня абсолютно не устраивает то, что провожу на льду по 7 – 8 минут за матч, тем более в силовом звене. Это просто не моя игра, о чем я тренеру откровенно сказал. А так личных проблем у меня с ним нет. Я не конфликтный человек. Даже в нашем недавнем разговоре не было никакой ругани или повышенных тонов. Никто никого не упрекал, мы просто обсудили сложившуюся ситуацию», – заявил Фролов «Спорт-Экспрессу» в разгар безголевой серии, продлившейся в итоге 10 игр, и нескольких матчей в тройке с тафгаем Бугаардом. Торторелла дал россиянину еще один шанс, но Александра хватило лишь на пару заброшенных шайб. Потом была травма и контракт с «Авангардом».

    Чуть ранее с Фроловым пытался разобраться еще один тренер – Терри Мюррей из «Лос-Анджелеса». «Ему не хватает концентрации, вдумчивой работы. А главное – любви к хоккею. У него есть талант, но не хватает труда. Нет отдачи. Я много говорил с Фроловым на эту тему, но ничего не меняется. Когда он в настроении, то может забивать по 30 голов за сезон. Но сейчас Александру не хватает лидерских качеств», – сказал осенью 2009-го канадец. Под этими словами и сейчас подпишутся тысячи болельщиков «Авангарда».

    Александр Бурмистров – Клод Ноэль, «Виннипег», весна 2013-го

    Главный тренер «Джетс» категорически опроверг все слухи о конфликте с Бурмистровым, но у самого хоккеиста другая версия на этот счет. «Меня не отпустили играть в КХЛ во время локаута. Это недоверие главного тренера ко мне... Он хотел отправить меня в АХЛ, видимо, за что-то проучить. Но непонятно, чего он ожидал от меня? Мне было просто тяжело. Я знал, что смогу пробиться в первые две тройки, чувствовал. Просто тренеры ждали от Йокинена, что он сделает многое, поможет команде. И ему давали все больше и больше игрового времени. Возможно, здесь я подламывался», – заявил он «Спорт-Экспрессу» уже по возвращении в «Ак Барс».

    Бурмистрова можно было понять. Его не так часто выпускали на реализацию большинства, а в среднем он проводил чуть больше 15 минут за игру, из которых почти полторы съедало «меньшинство». Можно понять и Ноэля. В середине сезона тренер «Джетс» ставил Бурми рядом с Кэйном, давал ему по 18-19 минут, но нападающий забивал раз в три-четыре недели. Летом россиянин уехал в двухгодичную командировку в родную Казань, где сходу стал одним из лидеров и самых ярких игроков.

    Что российские хоккеисты говорили о тренерах клубов НХЛ.

    Виктор Козлов: «Помню, после тренировки Дэрилл Саттер подъезжал и кричал: «Если ты сегодня плохо сыграешь, твоего духа в команде не будет!» Это, конечно, не ядерная война, но выходить на лед под таким прессингом не самое большое удовольствие» («Советский спорт»).

    Сергей Макаров: Хичкок терпеть не мог европейцев. Плюс все у него в команде ходили по струнке. В один из первых дней он начал чертить мне какие-то схемы: как обводить, где открываться, куда вбрасывать шайбу. Мне стало смешно... Терпел, терпел, но затем не выдержал – и объяснил Хичкоку, как все делается в настоящей игре под названием хоккей. Мне показалось, что одноклубники начали ко мне прислушиваться, воспринимать меня чуть ли не как тренера. Хичкок, видимо, «капнул» генеральному менеджеру. В итоге по обоюдному согласию сторон контракт расторгли, и моя карьера завершилась («Спорт-Экспресс»).

    Алексей Ковалев: «Кэмпбелл ко мне докапывался. Выдумал, что я поздно прихожу на тренировки, а у «рейнджеров» было принято появляться во дворце за час до занятия. А что мне там час делать? Ходить кругами вокруг катка? Я приезжал за полчаса, надевал форму и выскакивал на лед. Кэмпбелла задевало, что я никак не реагирую на его проповеди. Он до белого каления доходил, сбрасывал книжки со стола, хлопал дверью и орал: «Ковалев, уходи отсюда!». Кинэн другой – он жесткий, но справедливый» (из книги АК-27)

    Алексей Ковалев: «Константин – очень странный специалист. Ему бы со школьными командами работать, а он в НХЛ. Собирал после тренировки всех ребят, крутил по часу какие-то дурацкие клипы, вдалбливая прописные истины. Как будто ему заняться не чем было в свободное время. Просил нас заполнять тетрадки, в которых мы бы отвечали на вопросы типа: «Какие у меня цели в жизни, чего хочу добиться в сезоне?». Я ему сразу сказал: «Извините, никакие анкеты заполнять не буду. Делать мне больше нечего, детский сад какой-то» (из книги АК-27)

    Виталий Прохоров: «Деспотизм Кинэна проявлялся в мелочах. Он не терпел, если кто-то из игроков по ходу матча пытался подбодрить партнеров. Тут же срывался на крик: «Всем молчать! Здесь я – главный, никто не имеет права раскрывать рот!» Как-то, помню, Виталик Карамнов замешкался, вовремя не вышел на смену. Вместо него на лед выскочил другой хоккеист и допустил ошибку. Нам забили гол. Видели бы вы Кинэна в эту секунду! Карамнова он готов был разорвать. «Это ты проиграл мне матч! Вали отсюда!» – орал Кинэн. Отправил Виталия в раздевалку прямо в разгар игры» («Спорт-Экспресс»).

    Никита Филатов: «Хичок просто не дал мне шанса. Я забиваю победный гол с игровым временем в семь минут, и это ничего для не значит. На следующий матч ты получишь 4 минуты. И это в порядке вещей» (Yahoo).

    Борис Миронов: «Мне 30 лет – значит, впереди у меня два-три лучших сезона в карьере. Так вот в годы своей зрелости хочу играть в тот хоккей, который показывал на протяжении 25 лет своей карьеры – до нынешнего сезона. Не в схематичный саттеровский, а в комбинационный российский. Хочу выходить на лед не на 10 – 15 минут за матч, а на 20 – 25. Хочу набирать очки, а не дежурить на пятачке у своих ворот и тупо вышвыривать шайбу куда подальше. Чувствую, что как хоккеист не смог себя в «Чикаго» реализовать» («Спорт-Экспресс»)

    Олег Твердовский: «После «Лос-Анджелеса» для себя решил: если даже позовут – принципиально не поеду. Слишком много моментов, которые меня не устраивают. Не желаю с ними мириться. Не хочу доказывать очередному «микки-маусному» специалисту, что я умею играть в хоккей. Устал это делать. В команду приходит молодой канадский тренер и рассказывает, что русские не выкладываются, не хотят играть или еще что-то… Это меня утомило.Таких людей даже близко нельзя подпускать к командам! В хоккее разбирается слабенько. И с воспитанием большие проблемы.

    В команде были любимчики и все остальные. Если у тебя дисциплина, игроки должны быть равны – правильно я понимаю? Но кому-то прощалось все, а других наказывали за малейший промах. С канадскими тренерами вообще сложно. Как бы ты ни играл, не в силах ничего изменить. Есть план на матч, тебе дают пять минут – забей хоть три гола в пяти сменах, все равно усадят на лавку. Схема для них – закон. А игрок – всего лишь фишка на макете. В такой ситуации единственный выход – просить обмена («Спорт-Экспресс»).

    Максим Балмочных: «В сущности, мне больше всего повредили слова после чемпионата мира 1999 года, когда я сказал, что мы били канадцев, бьем и будем бить. Но их бы я и сейчас произнес. Та фраза погубила мою карьеру в Северной Америке. Тренер канадцев Майкл Бэбкок возглавил «Анахайм» и сделал все, чтобы я никогда не поднялся. Более того, специально портил мою карьеру. Как считаете, должен ли я был промолчать тогда? («Фанзона КХЛ»).

    Алексей Ковалев: «За два сезона так и не понял задумок нашего тренера Кори Клоустона. Складывалось впечатление, что над некоторыми игроками он издевался. По-человечески надо относиться к хоккеистам. Если отправляешь кого-то в запас – стоит объяснить, почему это произошло. Это работа тренера. А когда игрок сидит на лавке и не понимает, в чем дело, – он теряется» («Советский спорт»).

    Валерий Карпов: «Тренер «Анахайма» Рон Уилсон был так настроен к русским…Я приехал в 1995-м – по-английски ни слова не знал. Переспрашивал Мишку Шталенкова и Толика Семенова: «А что это он все повторяет fuckin’ Russian? Что означает?» Знакомились мы вообще забавно. На дикой смеси языков попытались друг друга понять. Жили в одной гостинице, утром захожу на завтрак. Уилсон сидит, жует. Говорю: «Доброе утро». Ноль внимания, ни слова в ответ. Уткнулся в тарелку. Изначально чувствовалась какая-то неприязнь («Спорт-Экспресс»)

    Игорь Ларионов: «Когда вы слышите, что наших игроков в НХЛ зажимают, то, будьте уверены, это полный бред. Филатову чуть ли не умышленно не давали много игрового времени? Ерунда! То, что он после возвращения в Россию начал так блистать, – заслуга и тех людей, которые подготовили его в АХЛ и НХЛ. Получается, НХЛ приносит и пользу нашему хоккею.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы