Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Старосветские поденщики

    Искренне желая Адриано выйти в «Сан-Паулу» на свой исконный – превосходный – уровень, Sports.ru освежает в памяти другие неоконченные европейские пьесы южноамериканских талантов.

    Эдмундо

    Неисправимый гуляка и буян, более известный как Скотина, прибыл в Европу, влача за собой поистине выдающийся шлейф всевозможных бесчинств и дебошей. На родине Эдмундо мордасил журналистов и коллег, давил насмерть пешеходов, но при этом исправно разрождался голами – на прощание гениальный форвард забил 29 мячей в 27 матчах чемпионата Бразилии-1997.

    Контракт с «Фиорентиной» вступил в действие в январе 98-го, однако искренний порыв Эдмундо отработать его добросовестно оказался задушен на корню щепетильностью Альберто Малезани. «Фиалковый» наставник планировал плавно ассимилировать взбалмошного бразильца в Тоскане, продолжая делать ставку на атакующую триаду Морфео-Оливейра-Батистута и весьма дозировано потчуя рекрута игровым временем. Впрочем, слишком уж долго раскачиваться Эдмундо не мог – были дела и поважнее. В Рио как раз разгорался легендарный карнавал, и пока дотошный Малезани корпел над хитроумными тактическими схемами, Эдмундо вовсю зажигал в знаменитой школе самбы Салгейро.

    В Рио как раз разгорался карнавал, и Эдмундо вовсю зажигал в знаменитой школе самбы Салгейро

    Гневные эскапады тогдашнего хозяина «Фио» Витторио Чекки Гори, грозившегося накляузничать в ФИФА, если «отщепенец» не вернется во Флоренцию до 15 февраля, были не способны образумить разобидевшегося сорванца – да и о каком 15-м числе могла идти речь, если карнавал завершался лишь 25-го? В общем, с горем пополам 15-го марта Эдмундо дождались-таки на «Артемио Франки», а уже спустя пару недель он отблагодарил тиффози за продолжительное томление первым голом в серии А.

    В коктейле следующего сезона вновь оказались в равных пропорциях замешаны препирательства с партнерами и изящные передачи Батистуте, недомолвки с тиффози и виртуозные голы. «Фиорентина», ведомая Джованни Трапаттони, уверенно мчала в лидирующем пелетоне, но тут откуда ни возьмись вновь наступил февраль, и родина в очередной раз призвала своего нерадивого сына на кутежный фронт.

    Летом 99-го Эдмундо влип в новую, еще более идиотскую историю. Выписав на первый день рожденья сына целый зоопарк, остроумный форвард столь щедро накачал шимпанзе по кличке Педриньо пивом и виски, что впоследствии был вынужден выплатить штраф в размере 100 000 долларов за бессердечное обращение с животными. Правда, к «Фиорентине» на тот момент Эдмундо уже не имел никакого касательства – «Васко» сколачивал мощный отряд для похода за первым клубным Кубком мира, и Скотина не преминул шансом слиться в едином атакующем порыве с Ромарио.

    Повторный вояж в Европу оказался еще более скоротечным. Проведя в «Наполи» полгода, Эдмундо приобщился к одному из самых срамных сезонов в истории клуба, для острастки съездил по физиономии второму киперу команды Луке Мондони, хорошенько откостерил тренера Эмилиано Мондонико, обстоятельно пособачился с президентом клуба Джорджо Корбелли – и был таков.

    Мартин Палермо

    El Loco (Сумасшедший), наколотив за четыре года в «Боке» почти сотню мячей, на излете XX века был аттестован самым одаренным латиноамериканским форвардом из тех, кого еще не успели завербовать крупнейшие европейские воротилы. Чудной фортель, выкинутый Мартином в поединке Кубка Америки с колумбийцами, когда из трех пенальти он не забил ни одного, наделил его еще большей известностью. Самыми пухлыми карманами на ту пору обладал Серджо Краньотти, владелец «Лацио».

    Палермо умудрился сломать голень и берцовую кость ноги, празднуя один из своих голов

    Заскочив в аргентинский футбольный супермаркет, скандальный миллиардер вальяжно распахнул бумажник и попросил завернуть ему самый аппетитный товар, а обнаружив брак (разрыв крестообразных связок, случившийся в ноябре 99-го), брезгливо вернул его обратно. Мартину, однако, не составило труда восстановить деформированную репутацию – учинив расправу над мадридским «Реалом» в схватке за Межконтинентальный кубок, Палермо на пару с Густаво Скелотто перебрался в «Вильярреал», проводивший на тот момент всего второй сезон в примере.

    Спустя год Палермо умудрился сломать голень и берцовую кость левой ноги, празднуя один из 18 своих голов за «желтую субмарину». Однако, даже выздоровев, Мартин не сумел набрать тот безумный голевой ритм, что был присущ ему в «Эстудиантесе» и «Боке». Президент «подводников» Фернандо Роиг прикупил Хосе Мари и Сонни Андерсона, сделав Палермо недвусмысленный намек на то, что в Вила-реале обойдутся и без него.

    Помыкавшись по «Бетисам» да по «Алавесам», Сумасшедший вернулся-таки на «Бомбонеру», где к нему вновь вернулся голеадорский аппетит – 62 мяча за три с половиной года.

    Хуан Роман Рикельме

    Горемычный плеймейкер, еще прошлогодней весной слывший едва ли не самым лакомым кусочком трансферного пирога (Алекс Фергюсон лично предлагал клубу из Вила-реаля 5 миллионов фунтов), сегодня является для Европы уже отрезанным ломтем.

    Роман вершил собственную карьерную судьбу по лекалу своего кумира – Диего Марадоны. Закончив футбольный институт «Архентинос Хуниорс», El Mudo (Немой) оформил отношения с «Бокой», с которой за 6 лет совместной жизни нажил 2 совместных Кубка Либертадорес и Межконтинентальный кубок. А летом 2002-го в статусе лучшего футболиста Южной Америки связал себя контрактными узами с «Барселоной», ублажившей «Боку» одиннадцатью миллионами евро.

    Год назад вильярреальская идиллия Романа дала трещину

    Однако роман с «блауграной» не задался с самого начала. Вскоре после переезда в Каталонию был похищен младший брат Хуана – Кристиан, – и Рикельме пришлось вступить с киднепперами в переговоры и в итоге заплатить-таки выкуп в размере 160 000 долларов. Нездорово было и в команде, ведь трансферная сделка с «Бокой» была провернута Жоаном Гаспаром еще до возвращения в клуб Луи ван Гала, а тот чуть ли не первым делом заявил, что не очень-то страждет сотрудничать с немногословным диспетчером.

    Через год, когда Гаспара с ван Галом в «Барсе» уже и след простыл, Роман столкнулся с новой напастью. Новоизбранный президент клуба Жоан Лапорта, ангажировав Роналдиньо и Маркеса, превысил квоту легионеров и принес в жертву именно Роми, не владевшего паспортом страны ЕС. Обручившись с «Вильярреалом», Рикельме наконец познал радость взаимной любви по-европейски. За три года, что El Mudo стоял за штурвалом «желтой субмарины», детище Фернандо Роига вымахало до размеров грозного континентального колосса, зычно громыхнув в Лиге чемпионов-05/06.

    Однако год назад вильярреальская идиллия Романа дала трещину. «Рикельме должен выполнять свои обязательства перед клубом, – возмущался Роиг. – Иначе у него возникнут проблемы с президентом. Те, кто получают зарплату в «Вильярреале», должны отдавать ему все свои силы». Мрачный лик Роми все чаще стал заметен не на поле стадиона «Эль Мадригал», а в VIP-ложе. В январе «субмарина» обрела нового латиноамериканского штурмана – Мати Фернандеса, а Рикельме был спроважен в 5-месячную командировку в «Бока Хуниорс». Вернувшись из нее уже трехкратным обладателем Кубка Либертадорес, Роман подготовился к новому витку своей еврокарьеры, но удивительная несговорчивость Фернандо Роига в трансферных вопросах привела к тому, что вместо контракта с «Реалом» или «Атлетико» Рикельме получил абсолютно нежеланные полугодичные каникулы. В результате Немому ничего не оставалось, кроме как в очередной раз вернуться в «Боку» – на сей раз, кажется, навсегда.

    Адриано

    Будто предчувствуя скорое расставание с Роналдо, Массимо Моратти летом 2001-го подыскал ему отменную замену. 19-летний верзила из «Фламенго» успел забить на родине всего-то 14 мячей, но этого вполне хватило, чтобы откинуть последние сомнения в его гениальности. Статный, мускулистый и при этом отлично координированный, да еще и безумно техничный Адриано предстал чуть ли не идеальным центрфорвардом XXI века. «Интер» отсчитал «Фламенго» 7 миллионов за евро за долговязого вундеркинда, а через полгода одолжил его терпевшей финансовое бедствие «Фиорентине». Там Динамит не только забил 6 мячей, но и завел полезное знакомство – с Роберто Манчини, подхватившим «фиалок» у Фатиха Терима.

    Первые полтора года на «Джузеппе Меацца» прошли на высочайшей ноте – 40 голов в чемпионате и еврокубках

    Следующий фокус топ-менеджеров «нерадзурри» с трудом поддается трактовке с точки зрения логики. Уступив половину прав на бразильца «Парме» и выручив менее трех миллионов евро, «интеристы» спустя полтора года, спохватившись, экстренно вернули себе утерянное сокровище – но уже за … 30 миллионов. Причина удесятеренного подорожания Адри была предельно проста – за 18 месяцев в рядах «джаллоблу» бразилец превратился в одного из самых выдающихся снайперов серии А (22 мяча в 36 поединках). А его дуэт с Адрианом Муту в сезоне-03/04 стал самым результативным в Европе.

    Первые полтора года после возвращения на «Джузеппе Меацца» также прошли на высочайшей ноте – 40 голов в чемпионате и еврокубках. Однако смерть отца и последовавшие за ней ссоры с супругой и злоупотребления алкоголем довели одареннейшего форварда до реабилитационной клиники, ради лечения в которой Адри даже отказался от части «интеристской» зарплаты. Переборов депрессию, все еще довольно молодой (всего-то 25 лет!) страйкер решился сделать шаг назад, согласившись на полугодичную командировку в «Сан-Пауло». Очень хочется верить, что через полгода Адриано вернется в европейский футбол столь же неистовым и неудержимым форвардом, каким мы его знали еще пару лет назад.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы