Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Аванс судьбы

Российская футбольная сборная приобрела важное умение – выжимать максимум из ситуации, в которой сложно на что-то рассчитывать. Гостевая ничья в Загребе при полном преимуществе хозяев. Разгром македонцев после удаления Габулова. Про последний тур и вовсе говорить не приходится. Окидывая ретроспективным взглядом минувший отборочный цикл, Sports.ru пытается высчитать долевое участие Гуса Хиддинка в нашем итоговом успехе.

фото: РФС

Принципиальная особенность минувшего отборочного цикла – на Евро квалифицировались те, кто сумел минимизировать процент ошибок на турнирной дистанции. В той или иной степени оплошать успели все – от мала до велика. Итальянцы с молодым тренером Донадони стартовали с домашнего дележа очков с Литвой и поражения от «трехцветных». Испанцы с французами замыслили омоложение своих рядов, и в итоге первые оконфузились на старте в Северной Ирландии и Швеции, а вторые начисто смазали финиш и салютуют теперь Кристиану Пануччи, казнившему шотландцев. 

Наблюдать за матчами можно было лишь крепко держа руку у сердца даже после окончания гимна

О наших дистанционных неурядицах развернуто напоминать не требуется: пробуксовка на старте, фиаско на «Уэмбли», головотяпство на «Рамат-Гане». В иной раз стольких очковых потерь вполне бы хватило, чтобы благополучно пролететь мимо Евро, но в этом турнире, к счастью, нашлась-таки команда, потерявшая на одно очко больше. Везение? Стечение обстоятельств? Думается – все вкупе. Однако было бы чересчур неуважительно по отношению к Гусу Хиддинку и его сборной объяснять наш итоговый успех только лишь тактическим скудоумием Стива Макларена и разболтанностью его подопечных. Англичане действительно словно бы сами выбросили на помойку свой билет в Альпы, но ведь подобрать его мог кто угодно – Израиль-то в итоге отстал от нас на одно-единственное очко – но подобрали именно мы.

Почти неоспоримый факт, с которым соглашаются как принципиальные оппоненты, так и последовательные сторонники Гуса Хиддинка – по-настоящему сочная, ажурная и попросту впечатляющая игра удалась нашей сборной лишь год назад в Скопье и в ходе незабываемого пламенного порыва в октябрьских «Лужниках». Наблюдать за всеми прочими матчами можно было лишь основательно заправившись валидолом и крепко держа руку у сердца даже после окончания родного гимна. Однако, смирившись с безвозвратной утратой нервных клеток, мы вспомним, что даже двухсерийная тягомотина с эстонцами принесла нам 6 очков, даже не создав ни единого момента на «Максимире», мы увезли оттуда ничью и, наконец, даже схлопотав удаление Габулова и пенальти в домашнем поединке с македонцами, команда Хиддинка довела дело до разгрома.

В этом-то и кроется суть нашего итогового превосходства над англичанами – тех тоже немилосердно трясло весь цикл, и экстраклассный футбол они показали по большому счету лишь в домашнем поединке с Израилем, но в то же время они не смогли дожать Македонию прошлогодним октябрем, гротескно уступили хорватам в Загребе и трагично – в Лондоне, скатали скучную ничейку на злосчастном «Рамат-Гане», ну и, в конце концов, проиграли в Москве. Наше нынешнее всепоглощающее почитание хорватов более чем уместно и обоснованно, но не стоит забывать и о нашем собственном вкладе в наш же конечный успех. А вот каково в нем долевое участие Гуса Хиддинка – об этом и в самом деле занятно порассуждать. Оно едва ли стопроцентно, но, кажется, очень близко к тому.

В опорной зоне Хиддинк положился поначалу на Смертина и Алдонина. Последний и вовсе тогда капитанил

Московских дележей очков с хорватами и израильтянами вполне хватило некоторым горячим головам, чтобы обвинить голландца чуть ли не в шарлатанстве. Литры капучино, рояль в номере, переезд из Серебряного Бора в пятизвездочный отель – все это аукнулось Гусу, мигом утратившему в сознании масс нимб мага и чародея.

Однако, строго говоря, «сборная Хиддинка», в том смысле, в котором мы говорим о ней теперь, осенью прошлого года была лишь в зачаточном состоянии – скажем, Гус уже тогда разглядел в Аршавине ключевую фигуру, но вот, например, в опорной зоне положился поначалу на Смертина и Алдонина (он и вовсе тогда капитанил), которых в нынешней сборной уже и след простыл. Хиддинку потребовалось немало времени, чтобы подобрать-таки исполнителей в центр полузащиты, который по его разумению должен быть моторным и динамичным, однако, даже находясь в творческом поиске, голландцу удалось дать результат – если помните, у эстонцев в Питере мы выиграли благодаря мячам вышедших на замену Сычева и Погребняка.

Хиддинк существенно приблизился, но еще далеко не достиг той внутрикомандной гармонии, что была свойственна, скажем, бесподобной сборной Дэвида Блатта. Гус уже, кажется, приноровился по максимуму использовать достоинства наших футболистов, а вот ретушировать их многочисленные изъяны – еще не совсем. При всей его предрасположенности к Семшову нельзя проигнорировать тот факт, что Игорь элементарно не попал в игру ни на «Уэмбли», ни на «Рамат-Гане», покидая поле еще в первом тайме. Да и ситуация с единственным центрфорвардом напоминает ту самую русскую рулетку – никогда не знаешь, какой из патронов (Кержаков, Павлюченко, Погребняк, Сычев, Саенко) окажется боевым.

Нерешенных проблем масса, времени на их разрешение – в целом, достаточно. В любом случае, эти хлопоты куда приятнее глубокомысленных размышлений о погибели российского футбола, в которых мы бы сейчас потонули, угоди Младен Петрич десятком сантиметров правее. Судьба осчастливила нас роскошным авансом, и его придется своими силами оправдывать уже будущим летом – иначе черта с два нам еще когда-нибудь так подфартит.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы