android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Сурен Мкртчян: «Петреску говорил, что у него было предложение от «Локомотива»

Гендиректор «Кубани» Сурен Мкртчян – №19 в рейтинге влиятельности российского футбола по версии Sports.ru – дает интервью Кириллу Благову.

Сурен Мкртчян: «Петреску говорил, что у него было предложение от «Локомотива»
Сурен Мкртчян: «Петреску говорил, что у него было предложение от «Локомотива»

- Сезон для «Кубани» начался со скандала вокруг Николы Никезича. Тогда едва ли можно было подумать, что ваш клуб станет одним из самых положительных явлений чемпионата России...

– Мне очень жаль, что даже имея столько хороших поводов для разговора, нашу беседу вы начинаете с этого вопроса. Я готов понять интерес со стороны Никезича, интерес британских СМИ и даже повышенное внимание со стороны российской желтой прессы. Но зачем вы сейчас поднимаете эту тему, мне категорически непонятно. Ведь уже достаточно однозначно прозвучало заключение экспертов, правоохранительных органов и заинтересованной общественности: обвинения Никезича против «Кубани» являются абсолютно лживыми и не подтверждаются ни одним доводом. Доказано, что все, о чем говорил Никезич, не происходило в действительности и является результатом грамотно разыгранной карты, эксплуатации образа «криминальной России». И позволю себе сказать, что именно ваши коллеги по цеху помогли им в этом. Не стану утверждать, что все без исключения погнались за рейтингами, были и те, кто пытался вникнуть, докопаться до истины. Но, думаю, вы согласитесь, что стоящие за Никезичем люди в итоге все-таки добились своего. Вы говорите, что перед началом сезона едва ли можно было подумать о «Кубани» в положительном ключе? Мы думали! И именно наше видение клуба, реализуемое сейчас на практике, на мой взгляд, самым ярким образом свидетельствует в нашу пользу. «Кубань» развивается как современный проект, соответствующий всем цивилизованным европейским стандартам.

- Расскажите, в каком соотношении осуществляется финансирование клуба его владельцами?

– 75% акций «Кубани» находятся в руках частного инвестора, оставшиеся 25% – в собственности администрации края. Бюджет клуба формируется в соответствующих пропорциях.

- Зачем вообще Олегу Мкртчану «Кубань»? Все же понимают, что в России футбол не может быть бизнесом.

– Не только в России. Достижение полной окупаемости – задача очень сложная даже для ведущих клубов, включая «МЮ», «Барселону» и «Реал». Я имею в виду регулярную окупаемость, а не разовую, в результате, например, продажи лидеров клуба. Олег Артушевич родом из Краснодарского края, сам занимался футболом, рос, восхищаясь игрой Александра Плошника и других ведущих игроков нашего клуба, как и все мальчишки мечтал выступать за «Кубань». Разумеется, после этого какого-либо другого клуба в сердце быть уже не может. В дальнейшем, уже став серьезным бизнесменом, он получил предложение поучаствовать в развитии «Кубани» – и, разумеется, не смог отказаться. Для него «Кубань» – это не просто футбольный проект, а словно свой ребенок, в которого вкладываешь всего себя.

- Сергей Галицкий считает, что главная проблема футбола в том, что в нашей стране его не любят.

– Я с уважением отношусь к Сергею Николаевичу, но здесь с ним категорически не согласен.

- Почему тогда люди так плохо ходят на футбол?

– Ну уж точно не потому, что футбол не любят. Просто есть множество других причин. На сегодняшний день в вопросе посещаемости мы конкурируем с телевидением – и если хотим, чтобы это была достойная конкуренция, нужно создать все условия для того, чтобы болельщику было приятнее смотреть футбол не дома, а на стадионе. Вне зависимости от того, как играет команда, у человека должны оставаться исключительно положительные эмоции, и большое значение здесь должно уделяться инфраструктурному вопросу. В этом плане новый стадион будет способствовать увеличению посещаемости матчей «Кубани» – в этом у меня нет сомнений.

На самом деле плохая посещаемость – это проблема на только России, но и других стран. На саммите Европейских футбольных лиг и клубов присутствовал представитель серии А, и он точно также говорил о том, что стадионы у них не заполняются. Но никто же не скажет, что в Италии не любят футбол, или что играют там плохо. Основной причиной была названа устаревшая инфраструктура – стадионы у них действительно уже старые, комфортабельность низкая, это и отразилось на посещаемости.

Но это, конечно, не единственная причина. Например, несмотря на то, что наш нынешний стадион точно также стареет, на играх «Кубани» посещаемость растет – в минувшем сезоне мы были чемпионами по числу зрителей на домашних матчах. Просто нужно постоянно работать над тем, чтобы человеку было как минимум интересно находиться на стадионе, и после этого у него возникало желание прийти в следующий раз.

- Вы рассчитывали, во сколько вам будет обходиться содержание нового стадиона, и будут ли эти деньги соизмеримыми с тем, что способны принести болельщики?

– По моему глубокому убеждению стадион с правильно организованной инфраструктурой может быть рентабельным. Относительно стадиона, который планируется построить к ЧМ-2018, то, кто будет ее собственником, я сказать не могу. Единственное – руководители края озвучивали, что после чемпионата мира этот стадион станет домашней ареной для «Кубани».

- Вы довольны тем, в какой степени «Кубанью» интересуются в регионе?

– По данным маркетингового исследования лояльных к бренду «Кубани» людей в регионе около миллиона. Это серьезный показатель с учетом того, что в Краснодарском крае всего пять миллионов жителей. Мы, конечно же, этим довольны, но и останавливаться не собираемся. Во-первых, хочется, чтобы число болельщиков продолжало расти, а во-вторых – чтобы взаимоотношения между ними и клубом становились более тесными.

- Как относитесь к тому, что делают ваши конкуренты из «Краснодара»?

– У нас разные пути развития. Мы – клуб с историей, «Краснодар» же еще молодой клуб со своей философией. А оценки давать, думаю, не мне.

- Что думаете о модели развития, которую выбрал Сергей Галицкий для своего клуба?

– На самом деле и мы, и «Краснодар» особое внимание уделяем подготовке своих воспитанников, хоть у нас и отличающийся путь развития. Могу сказать, что несмотря на то, что наш интернат существует только шесть лет, наши дети играют в юношеских и молодежных сборных страны, наш воспитанник Женя Помазан стал чемпионом Европы в составе молодежки. Сегодня выпускники клубного интерната играют не только в «Кубани», но и в других футбольных клубах, включая клубы РФПЛ. Мы тесно сотрудничаем с командой второго дивизиона – лидером зоны «Юг» армавирским «Торпедо», благодаря которому наши дети имеют возможность повышать свое мастерство не только в дубле, а уже в мужском футболе. Сегодня костяк «Торпедо» составляют именно наши воспитанники.

– Вы верите в клуб, составленный из собственных воспитанников?

– Конечно. Но, если мы хотим создавать сильную команду мы должны ориентироваться также на приглашение сильных футболистов из других клубов, включая, иностранцев. Чтобы молодежь прогрессировала, рядом всегда должны быть более опытные футболисты высокого уровня – чтобы перед глазами был пример для подражания, у которого можно многому научиться. Если такой игрок будет своим воспитанником – хорошо, но я слабо представляю, что таких ребят наберется 11 в основной состав и еще 7 в запас. Поэтому давайте не будем обманывать друг друга. Давайте посмотрим на составы лучших команд мира «Барселоны», «Реала» и других. Конечно, в их составах есть много своих воспитанников, но и они не ограничиваются только ими.

– Какова ваша позиция в отношении лимита на легионеров?

– Мы считаем, что лимит нужно ослаблять. Речь пока не идет о полной отмене. На сегодняшний день есть объективные причины говорить о том, что лимит вредит. Сборная не совершила какого-то существенного рывка вперед. Молодые таланты не стали появляться как грибы после дождя. Зато мы имеем завышенные зарплаты и трансферную стоимость футболистов с российскими паспортами.

Не думаю, что создание искусственных преференций для российских футболистов способствует повышению их мотивации – все-таки в мире еще не придумано ничего лучше конкуренции. Есть ряд игроков, которые всегда будут относиться к делу максимально профессионально и выкладываться на все сто. Но все люди разные – их в этом нельзя винить – и это не потому, что они россияне. Среди англичан, испанцев или французов также хватало бы ребят, которые снизили бы требования к себе. Просто без конкуренции прогрессировать сложнее.

– Расскажите, как вы нашли Ласина Траоре?

– Это заслуга спортивной дирекции. До этого Петреску говорил, что ему в команду нужен большой форвард, спортивная дирекция начала прорабатывать вариант с Траоре, и когда главный тренер дал свое согласие, мы вступили в активную фазу переговоров.

– Быстро решились на эту покупку? 5,5 миллиона – не такие не маленькие деньги.

– Не 5,5 миллиона. За него просили 5, мы поторговались и купили чуть дешевле. Просто здесь был вопрос не только цены, но и конкуренции со стороны других клубов. Конечно, мы не могли предугадать, как он вольется в новую команду и новый чемпионат, но феноменальные физические данные и техническая оснащенность игрока убедили нас в том, что эта покупка может себя оправдать.

– Сколько сегодня нужно заплатить «Кубани», чтобы получить Траоре?

– Сегодня не нужно беспокоить «Кубань» по этому поводу. Конечно, мы бы не хотели продавать Траоре, но при этом клуб открыт для переговоров абсолютно по всем футболистам. Просто потому, что неправильно насильно удерживать игрока в команде – и с экономической, и с человеческой точки зрения. Если поступит предложение, которое убедит нас в целесообразности продажи, а также удовлетворит самого футболиста, то мы, возможно, это предложение примем. При этом нужно сказать, что акционеры не определяли стоимость, за которую мы можем отпустить Ласина в другой клуб. А также в контракте Траоре нет опции, по которой он мог бы расторгнуть контракт в одностороннем порядке, то есть фиксированная сумма отступных там не прописана.

– Самая удивительная просьба игрока, которую вам приходилось выполнять?

– Помогали Траоре отправить из Краснодара в Кот-д’Ивуар купленную в Румынии машину. Причем он уже играл у нас, когда ее приобретал в Румынии. BMW привез в Россию, немного поездил и решил отправить своей девушке на родину. Оформлением всех документов занимался клуб, чтобы Ласина не отвлекался и не тратил на это ни время, ни силы. В профессиональном спорте мелочей не бывает. Может быть, как раз сэкономленная энергия и помогла ему на поле.

– Что произошло с голкипером Будаковым? На старте сезона он был надеждой и капитаном, а потом перестал попадать в состав.

– Если ты показываешь высокий уровень игры, то выходишь в основном составе. Если уровень игры меняется не в лучшую сторону, то ты свое место теряешь. Это относится не только к Будакову, но и ко всем игрокам команды. Кроме того, Беленова мы вели уже давно, предпринимали попытки приобрести его еще в 2010-м, находясь в первом дивизионе, но тогда он получил предложение от «Спартака». Когда у нас появилась возможность приобрести его летом 2011-го, мы ей воспользовались. Приглашали Беленова в качестве голкипера, способного конкурировать за статус первого номера, – и в какой-то момент на тренировках он доказал главному тренеру, что готов к этому. С Будаковым мы хотели продлить отношения, но Саша хотел иметь постоянную игровую практику, и мы не стали препятствовать его переходу. Мы разошлись друзьями.

– Если между игроком и тренером возникает конфликт, принимаете ли вы участие в его разрешении?

– Пусть игроки на меня не обижаются, но в конфликтах я всегда поддерживаю главного тренера. Даже когда считаю, что он в чем-то неправ. По-другому футбольный организм существовать и развиваться не может – это моя позиция. Конечно, в разрешении различного рода внутрикомандных вопросов участвует не только Петреску, где-то помогает спортивный директор, где-то я. Мы все постоянно общаемся, и большинство вопросов удается снять без проблем, в простой дружеской беседе.

– Вам было сложно расстаться с Сергеем Давыдовым – одним из самых импозантных игроков российского футбола?

– Сложно. Вариант сохранить его был – просто не подписывать трансферное соглашение. Но, как я уже говорил, это неправильно. Игрок, который так здорово провел год в премьер-лиге, не мог не получить шанса попробовать себя в топ-клубе, где ему обещали более весомую роль. А у нас в команде он оставался бы игроком второго плана, потому что номер один – Ласина Траоре. Кроме того, мы получили за Давыдова очень солидную компенсацию, так что в конечном счете, думаю, все остались довольны.

– Как только речь заходит о сложных натурах, в голову сразу приходит Ионов.

– На сегодняшний день у нас нет никаких сложностей с Алексеем.

– Вас не смущал его бэкграунд?

– Конечно, мы учитывали это. Тем не менее, в личном общении он произвел весьма благоприятное впечатление. Может быть, Алексей после всего, что было в Петербурге, пересмотрел отношение к себе. В общем, мы просто поверили в игрока, и сегодня он отплачивает нам своей добросовестностью.

– Может ли в «Кубани» инициатива по приглашению нового игрока исходить от главного тренера?

– Да, и это абсолютно нормально. Только с тренером составляется шорт-лист потенциальных новичков и он решает, кто останется в команде, а кто ее покинет. Бывает, он сам видел или знает игрока. Бывает, кто-то советует, он приходит, говорит: я не знаю, что это за игрок, мне порекомендовали, давайте посмотрим. И уже после этого селекционная служба начинает прорабатывать все варианты. В дальнейшем снова все вместе садимся и обсуждаем варианты уже из числа возможных. Из тех, кто сейчас играет в «Кубани», Петреску лично предложил Георге Букура, Игоря Армаша, Станислава Намашко, Алексея Ионова. Из покинувших – Сергей Давыдов, румын Дачиан Варга, Илья Максимов, уругваец Маурисио Прието и некоторые другие.

– Адриан Муту мог перейти в «Кубань»?

– Нет, интереса к нему не было никогда.

– Какой была ваша реакция на то, что летом Петреску вошел в число кандидатов на должность главного тренера «Челси»?

– А я такой информации не слышал, поэтому никак не реагировал.

– Но если «Челси» действительно захочет видеть его у себя?

– Для начала у Петреску есть возможность в одностороннем порядке разорвать контракт. Данное условие действует в отношении любого клуба, за это предусмотрена компенсация.

– Больше, чем была у Виллаша-Боаша в «Порту»?

– Петреску сам просил не разглашать сумму, это одно из конфиденциальных условий его контракта. Но если ему поступит предложение от «Челси», думаю, он его примет. И его выбор будет понятен.

– Сколько всего предложений по Петреску у вас было в течение сезона?

– Официальных предложений мы не получали. Летом прошлого года Петреску говорил, что у него действительно было предложение от «Локомотива». После ни со стороны клубов, ни от самого Петреску о каких-либо предложениях мне ничего не известно.

– Может, Петреску специально это сказал, чтобы добиться улучшения условий контракта?

– Такой необходимости нет, и я думаю, он сам это прекрасно понимает. Акционеры у нас оценивают труд специалиста не по количеству разговоров о нем, а по результатам и пользе, которую он приносит команде. В конце прошлого года контракт с Петреску был переподписан до 2015-го, причем на тех финансовых условиях, о которых сам он попросил.

– Когда летом Петреску долго не выходил на связь, вы начали думать о кандидатурах на его место?

– Нет, кандидатуры мы не прорабатывали – просто потому, что нужно было до конца разобраться в ситуации. Нельзя же начинать поиски нового тренера, если просто не можешь дозвониться до нынешнего.

– В какой-то момент «Кубань» заметно прибавила с точки зрения маркетинга. От кого здесь исходит инициатива? Кто курирует эту работу?

– Все это – обычная работа менеджмента клуба. Просто в какой-то момент на фоне успешных результатов команды все начали обращать внимание и на нашу маркетинговую активность, но мы всем этим занимались и раньше, первые серьезные проекты – желто-зеленый парк и журнал «Гол» – были запущены еще в 2009 году. Сейчас мы продолжаем двигаться вперед, Генерирование всевозможных идей входит в обязанности нашего коммерческого директора. Разумеется, я тоже принимаю в этом участие. Одна из моих обязанностей как руководителя клуба – как раз вдохновлять, мотивировать и поддерживать сотрудников в процессе создания чего-то нового.

– Вы были на всех матчах «Кубани» в этом сезоне? Какой из них дался тяжелее всего?

– На выездных – не на всех. Тяжелые матчи я стараюсь поскорее забывать, лучше запоминается что-то яркое – как, например, победы над «Анжи», когда болельщиков пришло больше, чем вмещает стадион, или над «Динамо», которое тогда находилось на пике формы.

– Самое нелепое, что приходилось читать про «Кубань» в прессе?

– Договорняки с участием «Кубани». Вспомните, что писали перед матчем второго круга с «Волгой», когда мы выиграли 5:0. Или взять заключительный матч с «Динамо», когда мы, по мнению некоторых должны были проиграть. Якобы «Динамо» боролось за Лигу чемпионов, а нам уже было ничего не нужно. Очень обидно было упустить тогда победу за 20 секунд до конца матча. К сожалению, такие ситуации возникают – к счастью, нам своей игрой удается убедить всех в том, что это неправда. Самое ценное, что у нас есть, – это честь клуба и наши болельщики. Мы этим не торгуем.

– Многие руководители клубов начинают день с чтения гостевых и комментариев под новостями о своих клубах. Тратите ли время на это вы?

– С прочтения новостных лент, причем не только спортивных, я не только начинаю свой день, но и провожу его, и заканчиваю. Мне важно оперативно получать информацию о значимых событиях. В комментарии тоже заглядываю – то, что пишут люди, имеет для нас значение.

– Никогда не было желания зарубиться с кем-нибудь в комментариях?

– Нет, я веду свой аккаунт в твиттере, там общаюсь, дискутирую и высказываю свое мнение – думаю, это наиболее оптимальный формат.

№31. Гус Хиддинк: «Тренировка еще не закончилась, а по радио передали: «У Хиддинка сердечный приступ»

№10. Дмитрий Медников: «Если цензура и просьба – это одно и то же, то на «России 2» цензура есть»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы