Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Олег Васильев: «Мне очень нравится Италия, но я хочу тренировать в России»

Заслуженный тренер Олег Васильев – о том, почему он хочет вернуться в Россию за год до Олимпиады и как стремительно меняется фигурное катание.

Олег Васильев: «Мне очень нравится Италия, но я хочу тренировать в России»
Олег Васильев: «Мне очень нравится Италия, но я хочу тренировать в России»

- Последние пару лет вы почти не появлялись за бортиком на крупным соревнованиях. Чем вы занимались в это время?

– После того, как я прекратил работать с Тотьмяниной и Марининым в 2006-м году, а также с Мухортовой и Траньковым в 2010-м, у меня появился новый проект – Мария Мухортова и Жером Бланшар. Очень жаль, что эта пара не сложилась. Это был очень многообещающий проект, но, к сожалению, французские мужчины на так сильны, как русские.

После трех месяцев тренировок Жером уже не справлялся с давлением, он просто сдался. Я вернулся в Чикаго, занимался собой, поправлял здоровье. Этим летом мне позвонили итальянцы Николь Делла Моника и Матео Гуаризе и попросили тренировать их, хотя, конечно, это не полноценная тренерская работа. Иногда они прилетают ко мне на неделю, иногда я лечу в Италию. После чемпионата я буду беседовать с итальянской федерацией, поскольку они довольны нашим сотрудничеством и хотят, чтобы я больше работал с Николь и Матео, но мы еще не знаем, придем ли к общему решению.

«К сожалению, французские мужчины на так сильны, как русские»

- Вы поедете в Италию или итальянцы переедут в Чикаго?

– Решение будет принято в зависимости от условий тренировок. Я могу остаться в Чикаго, могу переехать в Россию, и там снова встанет вопрос выбора между Москвой и Санкт-Петербургом. Я могу переехать и в Италию, но там очень плохие условия для работы.

Поймите меня правильно, я очень люблю Италию как страну. Мне нравится еда, вино, люди, атмосфера, но условия для работы там далеки от нормальных. Николь и Матео сейчас тренируются в небольшой деревеньке, расположенной минут за сорок езды от Милана. Каток там был построен буквально одним человеком, фактически это просто лед и крыша. Там нет кондиционера, нет отопления, и температура внутри в январе градусов на семь ниже, чем температура на улице. То есть, зимой при нуле градусов на улице, на катке всего минус семь. Летом все наоборот, очень жарко. Я буквально могу выходить за бортик с зонтиком, потому что с крыши постоянно что-то капает.

- Как вы бы прокомментировали выступление русских пар в короткой программе?

– Мне действительно понравились Волосожар – Траньков. Это было очень уверенное выступление, они были очень сильны. Несомненно, они катались только за первое место. Мне также понравилось, что Юко и Саша смогли собраться и продемонстрировать то, на что они действительно способны. Я очень рад за тренера Тамару Москвину, я рад за их хореографа Александра Матвеева, за самих ребят. Наконец они показали, как они на самом деле могут выступать. У них ведь было очень много проблем в этом сезоне.

Конечно, не впечатлили Вера и Юра, но на то есть свои причины. Этот сезон дается им очень непросто – травмы, смена тренера, вернее, я бы даже сказал, потеря тренера, а теперь эта дурацкая ошибка на параллельном прыжке. Я следил за тренировками, и Вера прекрасно исполняет этот прыжок. Она маленькая, да, но у нее нет никаких проблем. Я уважаю то, что они прошли через все эти проблемы, собрались с силами, приехали сюда, показали процентов 60-70 от того, на что они действительно способны, но они борцы. Это все о русских, но я должен признаться, что мне действительно понравились канадцы.

«Сейчас в парном катании больше силы, больше движения, больше артистизма»

- Меган Дюамель и Эрик Редфорд?

– Нет, Кирстен Мур-Тауэрс и Дилан Москович. Скажу больше, я даже считаю, что именно они могли бы занять второе место, а Меган и Эрик – третье. Но это, конечно, мое личное мнение по итогам короткой программы. Обе пары откатали короткую так легко, словно это были показательные. К тому же, технически они тоже очень сильно выступили.

Да, Дюамель – Редфорд прыгнули тройной лутц, хоть он и стоит всего на 1,9 балла больше, чем тройной тулуп. Словом, мои личные симпатии на стороне Мур-Тауэрс и Московича. Русским парам придётся нелегко в следующем году, но это будет очень интересная борьба.

- А что насчет Савченко – Шолковы?

– Они были хороши.

- Но не так хороши, как канадцы?

– Они хорошо выступили. У них тоже не самые лучшие условия для работы в Германии. Они почти всегда выжимают из себя максимум, но... Вот видите, всегда появляется «но». Лично я считаю, что им надо было завершить карьеру после Олимпиады в Ванкувере. Это уже не то поколение фигурного катания. Сейчас в парном катании больше силы, больше движения, больше артистизма. Конечно, они великолепно катаются – быстро, очень тихо, если мы говорим о Савченко. Ее движения почти бесшумны.

Они исполняют все элементы – сложные поддержки, подкрутка тоже стала лучше, но их нельзя сравнивать с Волосожар-Траньковым или с канадцами. Даже Юко и Саша показали в короткой программе больше эмоций, больше мощи, чем Савченко и Шолковы. Они были примерно между Волосожар-Траньковым, канадцами и всеми остальными. Конечно, немцы хороши. Но они были хороши несколько лет назад. Думаю, в следующем году им будет сложно попасть на пьедестал.

- Возвращаясь к Базаровой – Ларионову и их сложной ситуации с тренерским составом... Есть ли такой вариант, что вы будете тренировать их в следующем сезоне?

– Это зависит не от меня.

«Что решит федерация, я не знаю. Попробуйте спросить у Валентина Писеева»

- От федерации?

– Да, это должно быть решением федерации. Сейчас они работают с Виктором Кудрявцевым, и я знаю, что все довольны этим сотрудничеством. Виктор Кудрявцев работал с парами, даже если и стал более известным как тренер одиночников. Помните Смирнову и Сарайкина в 1972 году, серебряная медаль Олимпиады? Конечно, это было совершенно другое парное катание, но у него есть очень сильная база. Что решит федерация, я не знаю. Попробуйте спросить у Валентина Писеева.

- Но если бы федерация предложила вам тренировать Базарову-Ларионова, вы бы согласились?

– Посмотрим. Но я могу сказать одно: после чемпионата мира я буду разговаривать на эту тему с федерацией. У меня есть желание работать в России.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы