Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Олег Маскаев: "В боксе я не специалист"

    Олег Маскаев о тяжести чемпионского пояса, любви к Москве и хрупкости челостей афроамериканцев.

    Ваши ощущения перед защитой титула сильно отличаются от тех чувств, которые были у вас перед боем за сам титул?

    Ответственности и давления извне сейчас, конечно, побольше. Я ведь понимаю, что с чемпионов особый спрос и от них всегда ожидают победы. Но в принципе внутренние ощущения те же, что и прежде. Я живой человек, волнуюсь перед каждым боем, и степень волнения не зависит от того, какой тебя ожидает соперник. Волнение присутствует всегда. Но перед большим делом это нормальное состояние.

    Вносили ли вы и ваша команда изменения в методику подготовки?

    Нет. Подготовка к бою, тренировочный процесс – все как обычно. Когда стало ясно, что соперником будет Питер Охелло, мы начали изучать его тактику, подбирать под эту тактику спарринг-партнеров. Мы подробно изучаем Охелло, но не потому, что его боимся. Нет. Просто так подробно и тщательно мы готовимся к любому бою.

    Основную подготовку к бою вы проводите в США. Это не опасно? Успеете ли вы акклиматизироваться?

    Не вижу причин волноваться. Того времени, что мы проведем в  Москве, достаточно, чтобы акклиматизироваться и привыкнуть к московской среде. В моей команде собраны профессионалы, и они занимались составлением моего графика тренировок и переездов перед боем. Я абсолютно уверен, что они все рассчитали правильно.

    Не кажется ли вам проведение чемпионского боя в Москве рискованным с коммерческой точки зрения мероприятием?

    Никакого риска нет. Как я знаю, бой организуется по международным стандартам, по схеме, проверенной временем, согласно которой организуются все главные бои в мире. С инфраструктурой в Москве тоже никаких проблем не будет. Москва сейчас один из самых дорогих городов в мире, а московские гостиницы не уступают даже самым роскошным отелям в Европе. За последние годы Россия очень сильно продвинулась вперед в плане экономики и уровня жизни. Это заметно, и об этом говорят во всем мире. Россия очень богатая страна: у нее огромные запасы газа, нефти… И благодаря этому после тяжелых времен Россия сейчас поднимается и скоро выйдет на ведущие позиции в мире. Страна развивается. Сейчас уже стало возможно проведение в Москве боя за звание чемпиона мира по боксу в супертяжелом весе. Это о многом говорит. И я очень надеюсь, что этот бой не останется разовой акцией, а такие бои станут традицией и будут проходить в Москве постоянно.

    А почему Москва именно сейчас стала местом проведения боя?

    Настало очень благоприятное время для проведения этого боя именно в Москве. Будет драться русский боксер, а это не может не вызвать интерес у публики. И, конечно, для меня важно, что Москва – столица моей родины. Я родился в Казахстане. Но мои родители русские, во времена Советского Союза они уехали в Казахстан поднимать целину. Россия – родина моих предков, поэтому, где бы ни жил, я всегда буду русским.

    Вам уже известно, где в Москве вы будете готовиться к бою?

    Да, мы договорились с залом, в котором я буду проводить тренировки. Вопрос с моим спарринг-партнером тоже решен. Но расположение зала и имя спаррингующего боксера пока держатся в секрете, и раскрыть вам этот секрет я не могу.

    Вы уже дважды – в 97 и 98 годах – дрались в Москве. Что запомнилось вам со времени тех приездов?

    Был очень теплый прием. Было очень много болельщиков. Это очень приятно. Я привык к тому, что обычно дерусь на чужой территории. А когда боксируешь дома, как говорится, и стены помогают. Да и организация этих боев была на самом высоком уровне.

    Три года назад набой против Джулиуса Френсиса в Чехове вы вышли на ринг в казачьей бурке. Но больше вы в таком наряде не появлялись. Вы не планируете создать русский образ хотя бы для московского боя?

    Все может быть. Возможно, мы сделаем сюрприз болельщикам, но это пока не точно. А надеть казачью бурку было отличной идеей, которую нам предложили уже в Чехове, и мы приняли ее с удовольствием.

    Вы родились в Казахстане, приняли гражданство США, проживаете в Лос-Анджелесе и одновременно считаете себя русским. Какую роль сыграли три такие разные страны в вашей жизни?

    В Казахстане я родился во времена СССР. Тогда не было никакого разделения на народы, было одно большое государство. Когда СССР развалился на 15 государств, я был в Америке с паспортом гражданина Советского Союза. Из-за этого у меня и возникли проблемы с российским гражданством. Мы долго не могли решить этот вопрос, а мне нужно было ездить в другие страны, и единственным решением проблемы было принятие гражданства США. Получение российского гражданства сейчас находится на заключительной стадии оформления.

    В ноябре прошлого года на бое с Синаном Самилом Самом присутствовала ваша мама. Как она относится к вашим дракам на ринге?

    Она первый раз присутствовала на моем бое, до этого не видела меня на ринге ни разу, даже в любителях. Конечно, она была рада, что я победил. Но после этого первого увиденного ею вживую боя мы в семье решили, что больше она не будет присутствовать на моих поединках. Мама очень тяжело пережила тот бой и морально, и физически. Она это могла мне даже не говорить, я видел все сам по ее лицу. Бокс, крики, кровь – это не для нее…

    Супруга так же тяжело переносит ваши бои?

    Нет. Конечно, она по-своему, по-женски переживает, но она уже привыкла, и для нее мой поединок не такой сильный стресс, как для мамы. Моя супруга бывает на всех моих боях. Она уже знает даже мелкие профессиональные боксерские секреты и имеет свое мнение по тому или иному вопросу. Можно сказать, она типичная жена профессионала.

    Есть ли человек в вашей команде, которому вы доверяете в первую очередь и всегда советуетесь с ним?

    Совет мне может дать только мой тренер.

    А сами вы даете советы молодым боксерам?

    Никогда этого не делал. Я не считаю себя специалистом в боксе, я просто боксер. А советы пусть дают эксперты. Конечно, у меня есть свое мнение, но я стараюсь держать его при себе.

    В свое время братья Кличко официально заявили, что никогда не будут драться между собой, потому что обещали это матери. Был период, когда мексиканские легковесы избегали боев друг сдругом. А существует ли договоренность между боксерами из бывшего СССР – например, не перебегать друг другу дорогу к титулу?

    Нет, таких договоренностей не существует. При правильном подходе, если будет решен политический вопрос, то я не против того, чтобы выйти на бой против Кличко. Даже бой против Валуева я исключать не могу.

    Ваш ближайший соперник Питер Охелло – африканец. Существует теория о том, что темнокожие боксеры легче переносят удары и их труднее нокаутировать. Это так?

    Да, есть боксеры, которые по своей природной конституции лучше держат удар. Проверим, относится ли к ним Окхелло. Но нельзя говорить, что боксеры, которые не бывали в нокаутах, легче переносят удары соперников. Любой мощный удар, который пропускает боксер, сказывается на его здоровье, даже если после него он устоял на ногах. У тех, кто не падает на ринге, проблем со здоровьем в дальнейшем даже больше, чем у тех, кто побывал в нокауте. Когда боксер падает после тяжелого удара, у него срабатывает защитный рефлекс, который порой спасает человеку здоровье, а кто-то старается стоять до последнего, а потом становится инвалидом. Любой пропущенный удар даст о себе знать, вне зависимости от того, упал ты или нет.

    А кто кроме вас решает, состоится ли тот или иной бой?

    Мои промоутеры и менеджеры. В нашей команде каждый занимается своим делом. Один подбирает спарринг-партнеров, второй занимается организационными вопросами, такими как бронирование гостиниц и перелеты, третий – непосредственно тренировочным процессом. А менеджер – это мозг команды, от которого зависит очень многое.

    Холифлд недавно заявил, что хочет драться за титул содним из боксеров бывшего СССР. Он уже предложил бой Владимиру Кличко. Вам не предлагал?

    Предлагал. Вариант боя с Холифилдом рассматривался, но мы решили не принимать это предложение. Холифилд заметно сдал, и есть риск, что этот бой не купит телевидение. Если же телевидению будет интересен бой Маскаев – Холифилд, то тогда почему бы и нет? Пока пояс у нас, бой с Маскаевым будет интересен многим, тот же Хопкинс предлагал провести бой. Но право выбора соперника остается за нами. Мы рассматриваем все варианты боев, но ни предложение Холифилда, ни предложение Хопкинса нас пока не заинтересовало.

    Но ведь Холифилд и Хопкинс великие боксеры. Разве вам не интересно было бы провести с ними бой?

    Бокс – тяжелое дело. И во многом это бизнес. Я не хочу фантазировать насчет боя с Холифилдом, Хопкинсом или Тайсоном. Я даже не мечтаю относительно таких боев. Появится соперник, с которым меня будут связывать контрактные обязательства, – я выйду на бой против него. А поединок ради собственного развлечения, ради того, чтобы через несколько лет кому-то сказать: «Я дрался с Холифилдом» – это не для меня.

    Текст: Евгений Стаценко, Алексей Дёмин

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы