android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Андрей Кириленко: «Даже если меня или Хряпы не будет в сборной, паниковать не стоит»

Через месяц Андрей Кириленко должен объявить, продолжит ли он выступать за сборную России. В пространном интервью программе «Братство кольца» уже угадывается его решение.

Андрей Кириленко: «Даже если меня или Хряпы не будет в сборной, паниковать не стоит»
Андрей Кириленко: «Даже если меня или Хряпы не будет в сборной, паниковать не стоит»

Лидер

- Андрей, новая череда травм в «Миннесоте» вновь сделала тебя главным героем команды.

– Ну, это на ваш взгляд так. На самом деле, действительно, с начала сезона очень большое количество травм. Мы практически играем одной пятеркой уже. Семь человек потеряли из-за разных травм. Конечно, не очень удобно играть, когда в каждой игре фактически новая ротация. Но нечего делать, многие команды попадают в такую ситуацию, и, к сожалению, это реалии для 70% команд НБА, потому что такой интенсивный график.

- Ты, как обычно, скромничаешь. Ты проводишь больше всех времени на площадке и за счет защитных действий даешь своей команде хоть какой-то шанс.

– Ну а что вы хотите от меня услышать? Я считаю, что провожу хороший сезон, действительно помогаю своей команде, но говорить, что я какой-то главный персонаж, наверное, не правильно. Есть сразу несколько игроков, без которых представить команду нельзя, и когда у меня была травма, все достаточно хорошо играли. Нельзя выделять одного.

- Вы с тренером Адельманом говорили о том, как должна измениться твоя роль в отсутствии Лава и Пековича?

– Только вот Адельмана тоже нет. Я поговорил бы с ним, но, к сожалению…

- Ок, с Терри Портером.

– Сейчас такая ситуация неприятная, что еще и главного тренера нет. И, конечно, все немного в подвешенном состоянии. Поэтому любой помощью мы готовы воспользоваться. В этом плане в матче с «Хьюстоном» два новых игрока, которые подписали 10-дневные контракты, пришлись как нельзя ко двору. И Крис Джонсон, и Микаэль Желабаль принесли нам очень много пользы в той игре.

Швед

- Какое в нынешней ситуации настроение у Шведа? Ведь его нынешней травме предшествовал спад в игре.

– Во-первых, я считаю, что у него прекрасный дебютный сезон, он прекрасно играет. Невозможно провести сезон на одной высокой ноте, тем более, молодому игроку. Поэтому, несомненно, будут спады, будут взлеты. Я с ним разговариваю практически каждый день на эту тему, и он сам понимает прекрасно, что ничего не поделаешь, надо просто этот период пережить. Спокойно тренироваться, спокойно играть и выходить на пик своей формы. Травмы являются и следствием усталости. Очень сложно выдержать такой марафон, особенно, не будучи подготовленным к такому. Я думаю, что у него все будет нормально.

- Тебя часто СМИ, и особенно русские из-за Шведа, пытаются приписать роль этакого дядьки в коллективе молодежи. Как тебе в этом качестве?

– Ну, я не считаю, что я какой-то дядька-наставник. Леша достаточно взрослый молодой человек, у него есть свое мнение по любому вопросу. Просто какие-то моменты я уже проходил в своей карьере, и, конечно, советую, но никогда не настаиваю, что надо делать именно так. Я считаю, что он сам должен попробовать все на себе, учесть мой опыт, свой опыт и сделать, как он считает нужным. Зачем мне вмешиваться в его жизнь? Тогда ему будет неинтересно!

- На площадке отлично видно, что ты влияешь и на других партнеров по команде. Как-то после неудавшегося действия в обороне ты через всю площадку кричал Адельману «Huddle, let me talk in the huddle...» (перевод – «Дайте мне поговорить во время тайм-аута»). Все-таки, что это значит быть ветераном в молодой команде?

– Мне кажется, когда ты 11 лет провел в этой лиге, в какие-то моменты ты имеешь право что-то подсказать. Я ни в коем случае не кричу ни на кого, просто во время игры такой шум вокруг, что ты волей-неволей повышаешь голос. Если ты проходил, через какие-то ситуации, знаешь, что нужно делать, то, конечно, хочется донести до молодых, что сейчас, например, нужно собраться не форсировать в нападении, а отыграть 24 секунды до конца. Вот такие маленькие моменты.

Лав

- А до Лава достучаться получается? Со стороны зрителя кажется, что ты делаешь все, чтобы заинтересовать его, но он выглядит просто равнодушным и к тебе, и к команде в целом.

– Это неправда. Он очень приятный молодой человек, скажем так. И хороший игрок, хороший партнер. Подбирает очень много. К сожалению, в связи с травмой он не может найти свой бросок, все-таки повреждена бросковая рука. Естественно, это влияет все. И когда ты несколько игр подряд не можешь забить свои броски, конечно же, ты расстраиваешься и чувствуешь, что игра как-то не под твои контролем. Я думаю, что все наладиться. У него есть полтора-два месяца, чтобы восстановиться хорошо. Несомненно, без него нам в плей-офф будет архисложно попасть.

- Давай представим, что никаких травм не было, и с Лавом все в порядке – такая «Миннесота» идеальная команда для тебя?

– Я играл за свою жизнь только в «Юте» и «Миннесоте»: невозможно предсказать, какая команда идеальная. Мне очень нравится играть в Миннесоте, это факт. Особенно когда начало сезона было. Но посмотрите статистику – мы в этом сезоне не провели еще ни одной игры в том составе, в котором мы собирались. Невозможно, конечно, в такой баскетбол играть, когда у тебя перед каждой игрой новая пятерка, и новые люди со скамейки выходят. Не потому что они слабые. Просто чтобы сыграться, нужно провести вместе год-два, только чтобы привыкнуть друг к другу. А мы неделю-две сыграть не можем.

«Юта»

- Недавно ты вернулся в Солт-Лейк Сити, тебя там очень тепло встречали. Не было желания кому-то там что-то доказать?

– У меня не было желания чего-то доказать. За десять лет я уже все доказал в Юте. Но было действительно очень приятно вернуться в родной город. Очень приятно было, что болельщики все помнят и с такой теплотой относятся. Накатила такая ностальгия небольшая… Не знал, где раздевалка даже гостевая, представляете. Десять лет ходил только в одну сторону. Но очень интересно, конечно, и совсем другие чувства, когда ты играешь против клуба, в котором провел большую часть своей карьеры. Меня приветствовал весь персонал арены, все игроки команды. Вот первые десять рядов трибун, мне кажется, я знал там каждого болельщика!

- Глядя на твою нынешнюю форму, становится обидно, что большую часть карьеры ты провел в команде, не боровшейся за титул.

– Я считаю, что моя карьера в прекрасном состоянии. Невозможно всегда быть на одном уровне, и я очень доволен теми годами, которые я провел в Юте. И даже сейчас, если бы у меня была возможность что-то поменять, я ничего не менял бы. Потому что любой опыт, даже отрицательный опыт, все равно опыт. Надо отдать должное и Джерри Слоуну. Я к нему пришел в 20 лет, он поверил мне, стал меня ставить в состав, дал в принципе путевку в НБА. После этого начался какой-то спад, но я считаю, что все равно, даже с этими позитивными и негативными моментами, я состоялся как игрок.

- Даже о Слоуне исключительно положительные воспоминания?

– У меня нет обиды на него. Естественно, со всеми тренерами есть позитивные моменты и негативные. Я могу сказать, что за те 10 лет мы все действительно были в команде одной семьей и действительно делали все вместе большое дело. Да, что-то получалось, что-то не получалось. В «Юте», наверное, как в каждой семье, бывали ссоры. Невозможно прожить десять лет и не скандалить ни разу.

- Мы ездили в гости к твоему папе, и он рассказывал о том, как воспитывал всех своих подопечных. «Если ты вышел на площадку, ты обязан играть по-настоящему. Люди пришли на тебя посмотреть, вложили свои деньги, свое время. Ты служишь. И так это остается до сих пор». Этой мысли достаточно, чтобы не терять мотивацию?

– Несомненно, когда ты приходишь на игру, ты обязан выложиться на 100 процентов. Зачем тогда приходить? Не готов, не играй. Если люди пришли смотреть на твою игру, ты должен сделать так, чтобы они получили удовольствие. Ну, или хотя бы постараться. Бывает разное, но хотя бы попытка сделать красивый спектакль, красивую игру, должна быть обязательно, не важно, с кем ты играешь.

Сборная

- Некоторые твое решение о продолжении карьеры в сборной сравнивают с тем самым решением ЛеБрона, это уместно?

– Абсолютно не уместно. Я бы не хотел людей ставить в положение, когда они ждут чего-то, думают много на эту тему. Я советуюсь очень много со всеми своими родными и близкими на эту тему, это для меня действительно очень тяжелое решение. В этом решении у меня не будет не выигрыша, ни проигрыша. Летом я очень много времени забираю у своей семьи. Мои дети растут, а я год за годом не получаю возможности проводить с ними время. Одному из моих детей десять лет, из них четыре года я просто потерял, потому что я не вижу его ни в течение сезона, ни когда уезжаю в сборную. Это решение тяжело для меня лично. Ни для болельщиков, ни для тренеров, ни для партнеров по сборной, а именно для меня, потому что чем-то придется жертвовать. А мне не нравится идея чем-то жертвовать в этой ситуации.

- Когда ты приводишь такие аргументы, как семья, создается ощущение, что решение уже готово, просто ты его пока не озвучиваешь.

– Да нет. Я же говорил, что озвучу решение по клубу перед Олимпиадой, я так и сделал, посоветовавшись со всеми. Сейчас у меня есть время подумать до Матча всех звезд, месяц, чтобы все взвесить, поэтому, когда придет время, я все расскажу, что к чему и как. Если участвовать во всем процессе, то хочется ставить для себя четырехлетнюю цель до следующей Олимпиады и участвовать в каждом соревновании до нее. Только так, нет смысла халтурить. Либо ты занимаешься делом, либо ты не занимаешься делом. Если ты приезжаешь, то ты приезжаешь и отдаешь себя на 100 процентов, либо ты не приезжаешь вообще. У меня были такие ситуации в сборной, когда я знал, что я не готов, и я не приезжал. Когда мог и хотел, то всегда приезжал и выкладывался. Это действительно отдушина и с огромным удовольствием я всегда играю. Столько позитивных моментов мы принесли не только самим себе, но и многочисленным нашим фанатам.

- Ты представляешь себя в ситуации, когда ты не лучший игрок сборной в силу возраста к примеру, а некий талисман? Вроде Папалукаса в ЦСКА сейчас.

– Почему нет? Главное, чтобы ты приносил пользу. Если ты, попадая в состав двенадцати, остаешься полезным игроком, то таким игроком просто глупо пренебрегать.

- Что ты знаешь о Фотисе Кацикариса, и насколько его персона будет влиять на твое решение?

– Честно говоря, персона тренера меня не волнует в этом контексте. Не в том плане, что мне плевать хотелось, нет. Просто от меня это не зависит, я бы играл в любом случае, при любом тренере и подстраивался бы под тренера. Я знаю про Кацикариса, что это прекрасный специалист. Я видел несколько команд под его руководством, из последнего это «Бильбао», который играет в очень интересный и зрелищный баскетбол в плане тактики и исполнения. Он как-то умеет выжимать максимум из игроков, которые у него есть. Он напоминает мне Блатта в этом плане. Я не знаю, как он ведет тренировки и как общается, но я считаю, что это прекрасный вариант для сборной России.

- Ожидание твоего решения немного тревожное. Если ты склоняешься к семье и прекращаешь выступать за сборную, велика вероятность, что твоему примеру последует Виктор Хряпа. Как ты видишь перспективу главной команды страны без Кириленко и Хряпы?

– Я считаю, что в любой случае перспектива у сборной России все равно очень хорошая. Ребята за последние годы набрались очень хорошего опыта. И Виталик Фридзон, и Моня, Саша Каун, Тима Мозгов, Антон Понкрашов, я даже не говорю про Леху Шведа – костяк у сборной есть в любой случае. Конечно, если не будет меня или Вити Хряпы, команда будет играть по-другому, но это не повод для волнения. Остальные парни умеют хорошо играть в баскетбол, и они все равно будут выступать на определенном уровне. Остальное будет зависеть от сыгранности и каких-то тренерских решений. Паниковать точно не стоит.

- Твое отношение к сборной, наверное, лучше всего характеризует самый последний эпизод Олимпиады, когда ты бросился за мячом по окончании матча с Аргентиной. Теперь этот мяч с автографами все команды хранится в твоем музее. Расскажи, пожалуйста, про этот эпизод.

– Мне кажется, что это память, которая останется на всю жизнь. И для ребят, которые сейчас являются воспитанниками баскетбольной школы в Санкт-Петербурге, представляете, какая для них это возможность увидеть историю российского баскетбола?

- Ты уже в конце того матча понимал, что мяч будет в музее?

– Я понимал, что он будет со мной навсегда. Я считаю, что за это можно было побороться.

- Ты сейчас активно американской прессе рассказываешь о Сергее Карасеве. Ты считаешь, что Карасев действительно будущее нашего баскетбола?

– Я считаю, что у Сережи Карасева очень хорошее будущее. Естественно, все зависит от него, от его работы, от того, как он будет прогрессировать. Но «по голове» он способен играть в НБА. Именно «по голове», я не говорю про физику, бросок и прочее, это не так важно.

Программу «Братство Кольцо» можно смотреть по вторникам на телеканале «Россия-2» или по ссылке.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы