android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Линия невозврата

В третьем матче «Химки» отыграли 20-очковое отставание и вырвали победу у «Спартака» на последних секундах. Иной кульминация лучшей серии плей-офф в новейшей истории российского баскетбола и не могла быть.

Финальная сирена в третьем матче так и не прозвучала. Рев трибун достиг оглушающей степени, судьи поспешили ретироваться, VIP-гости, журналисты и обсуживающий персонал высыпали на площадку, рождая смутные ассоциации со всеобщим празднованием, принятым в Америке в 60-70-х.

Генри Домеркант в этот момент лежал без движения под кольцом. Секунду назад его бросок заблокировал Трэвис Хансен, и «Химки» чудом прошли в полуфинал. Антон Понкрашов нацепил майку на голову. Тренеры стягивали с себя красные галстуки. Петар Попович прошагал своей внушающей уважение походкой, все еще выкрикивая что-то воинственное. То ли себе самому, то ли адресуя претензии куда-то выше. Непроницаемый Шерф олицетворял вселенскую скорбь.

– Это просто несчастье, – слова Куртинайтиса, пожалевшего поверженного соперника, охарактеризовали ситуацию лучше всего

– Это просто несчастье, – слова Куртинайтиса, пожалевшего поверженного соперника, охарактеризовали ситуацию лучше всего. Тут уже не стоило искать виноватых, гадать, почему Шерф предпочел на концовку две одинаковые комбинации, как Домеркант умудрился промазать два штрафных, почему Антон Понкрашов не сумел нарушить правила на Лопесе так, чтобы это не закончилось неспортивным замечанием. Как, наконец, так получилось, что команда растеряла 20-очковое преимущество. Вопросов можно придумать еще десятки и назначить виноватых. «Спартак» сделал все, чтобы победить, но проиграл. Уступил в фантастическом матче, с которого можно было бы начать золотой фонд Великих игр ПБЛ. И за влюбляющую в себя самоотдачу, за яркую игру, за эмоции и характер красно-белых можно только поблагодарить. Даже Куртинайтис выразил желание поддержать их в этой «беде».

Первая половина в исполнении «Спартака» стала фактически идеальной. Гости были столь жестки, нацелены на победу, неуступчивы в единоборствах, но при этом хладнокровны, что деморализовали противника. К злой защите второго матча добавилось легкое элегантное нападение – команда грамотно двигала мяч, распределяя нагрузку между передней и задней линиями, находила размены, эксплуатировала мгновенно выносящих мяч наверх «больших» и давала возможности для открытых бросков с дуги. Когда у «Химок» получалось хоть как-то обуздать свистопляску, царившую на их половине площадки, мяч доводили до Беверли – американец выглядел отдохнувшим и явно мотивированным удалением, так что вовсю куражился, устремляясь в дыры химкинского частокола. Он и сам понимал, что справиться с ним не может никто: когда Фридзон грубо остановил реактивного «малыша», и Патрик попытался прыгнуть на него, но в этот же момент почувствовал как гигантские руки Антича обхватили его за талию и унесли подальше от боевых действий, то еще в полете он показал болельщикам свои огромные бицепсы. Тут же подбежал Попович и предъявил свои, отдав дань уважения лидеру.

Когда Папандопулос грубо остановил реактивного «малыша», Патрик попытался прыгнуть на него

Когда «Спартак» набирал обороты, смотреть на «Химки» было просто страшно: Хансен в какой-то момент получил повреждение, после чего ему помогли уйти, Планинич на ровном месте заработал технический, вариантов впереди не было совсем, так что не получались ни пик-н-роллы, ни даже быстрые отрывы. «Химки» выглядели какими-то потерянными, отдавали подбор на своем щите, смотрели, как Жупан врывается в зону, атакуя вторым темпом, но сделать ничего не могли – конец казался неминуемым (28:48 в начале второй половины).

Произошедшие затем изменения были столь разительны, что у журналистов возник даже конспирологический вопрос:

– Громов заходил в раздевалку в большом перерыве?

Куртинайтис заявил, что не заходил. А если и заходил, то вряд ли дал указание поставить «зону» – «Химки» перестали давать возможности для легких мячей, ликвидировав варианты для быстрых атак и проходов. Это сделало присутствие Беверли на площадке лишним. «Малыш» передерживал мяч и перестал быть эффективным – Шерф спрятал Патрика на скамейке, понадеявшись на гандикап и наигранные методы противодействия «зоне». Решив не ограничиваться полумерами, Куртинайтис дополнил программу еще и прессингом. И с предложенными препятствиями противник не справился.

«Химки» вернулись в игру триумфально. Под яростный крик болельщиков, почувствовавших запах крови и с радостью повернувших ладони большим пальцем вниз, желто-синие выхватывали мяч у соперника при выбросе из-за лицевой, оттесняли их за дугу, не давая возможности даже выбросить по кольцу, а, если у «Спартака» что-то получалось, незамедлительно фолили.

Цель показалась не такой уж далекой, и терпение начало подводить. Победа манила, но люди в сером все активнее начинали показывать себя, привлекая ненужное внимание. Хансен пытался побеседовать о чем-то животрепещущем и немедленно получил «технарь» – Куртинайтис только метался по боковой, вызывая ассоциации с тигром еще и ревом, в котором выражались все его мысли по поводу произошедшего. Виктор Бычков оказался не столь сдержанным как его главный тренер. Когда у Лопеса, попавшего в кольцо, свистнули пробежку, разгоряченный менеджер уже был на паркете: разобраться с Олегом Латышевым, выделившимся в эти минуты, ему помешало лишь присутствие прелестных дам из группы поддержки. Они бы вряд ли одобрили то, что Бычков, судя по багровому лицу, собирался сделать с нарушившим паритетом представителем баскетбольной Фемиды.

Разобраться с Олегом Латышевым, выделившимся в эти минуты, Виктору Бычкову помешало лишь присутствие прелестных дам из группы поддержки

И все же «Химки» добились своего. Благодаря защите, благодаря прессингу, благодаря поведшему за собой партнеров Лопесу, благодаря опасному Лончару, против которого играли вдвоем.

За 29 секунд «Химки» уступали лишь три очка (70:73). Теперь уже пришел черед Куртинайтиса выбегать на площадку: нужно было спешить, чтобы провести две атаки, а Планинич задумался и не пытался форсировать ситуацию. Литовец сначала вроде бы хотел погнать его пинками к кольцу, но затем взял тайм-аут.

Обдумать все произошедшее за оставшиеся мгновения так и не получилось.

Фридзон с линии штрафных сократил расстояние до минимального. Тут же «Спартак» вывел на кольцо Домерканта. Последовал неспортивный фол Хансена. Домеркант сначала реализовал два штрафных, а затем еще два – после умышленного фола – не попал. Когда Генри промазал второй бросок, Антич смахнул мяч назад, но угодил в руки метнувшегося вперед Лопеса. Того неспортивным приемом остановил Понкрашов. Два штрафных. Наконец, в последней атаке последовала изоляция для Лопеса, который с фолом забил через Корчагина. Повторить розыгрыш на Домерканта спартаковцам не удалось. Финальная сирена в третьем матче так и не прозвучала.

БК Химки – Спартак Санкт-Петербург – 77:75 (18:24, 10:23, 28:13, 21:15)

БК ХИМКИ: Фридзон (9), Планинич (8), Келати (7), Моня (7), Саврасенко (5) – старт; Лончар (16), Лопес (14), Хансен (11), Панин (0), Пападопулос (0).

СПАРТАК САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: Домеркант (19), Беверли (17), Драгович (8), Понкрашов (5 + 6 передач), Башминов (0) – старт; Зозулин (9), Антич (8 + 10 подборов), Зупан (5), Попович (4), Корчагин (0).

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы