10 июня 2013 20:34
Square One
Square One

Блог Виталия Суворова

Теги Крис Бойд ФНЛ МЛС Хапоэль Рамат-Ган Виталий Сидоров высшая лига Канада Портленд Тимберс Football Manager Бек-Теро Сасана высшая лига Таиланд Сибирь высшая лига Молдова Шериф Заря Бельцы Владимир Леонченко высшая лига Израиль Свен-Йоран Эрикссон Николай Грамматиков Хапоэль Тель-Авив

«Денег не платили. Но парень из отеля сказал, что может приносить мне что-нибудь с завтраков». Как живут неизвестные легионеры из России

Виталию Сидорову 23 года, он работает атакующим полузащитником и уникален хотя бы по одной причине. Англоязычная «Википедия» знает даже о том, что в середине нулевых он наколотил 43 гола за дубль «Сибири». В русскоязычной о нем не написано ни строчки.

Двадцать три Сидорову исполнилось в марте этого года, но в его резюме уже значатся пять клубов из пяти стран. О том, как душат молодежь в России, обманывают в Израиле, тепло принимают в Молдавии и удивляют в Штатах, Сидоров рассказал в большом интервью Sports.ru.

Новосибирск. Ты ничего не добьешься

Виталий Сидоров – справа.

– Вы начинали играть в «Сибири», верно?

– Да, в молодежной команде. Играл я там лет пять, с 2005-го. Иногда тренировался с основой, но в официальных матчах сыграть так и не удалось. Считали, что я не готов. Играет ли кто-то из того дубля в премьер-лиге? К сожалению, нет.

– Почему? Слишком слабые игроки?

– Да нет. Я думаю, что в России есть несколько школ, где система работает правильно. Это «Зенит», «Спартак», ЦСКА, в общем, топ-клубы. У них все давно налажено, в это вкладываются деньги. У небольших команд нет такого финансирования. Не хватает денег на полный год, на базу, на экипировку, на тренировочные поля. Уехав в Европу, я понял, в чем разница. Там построена лестница – игрокам дают возможность постепенно развиваться, там любят своих. В России подобное работает только в топ-клубах. 

– С деньгами в «Сибири» тогда были большие проблемы?

– Ну, это ни для кого не секрет – у региональных команд всегда есть такие проблемы. Я считаю, что на молодых игроков это не должно влиять, деньги в таком возрасте – не главное. Но есть один нюанс: легионеры не должны получать в несколько раз больше, чем свои. Они должны быть на одном уровне.

– Прочитал, что в 2010 вы подавали в суд на РФС. Это правда?

– Да, я и Павел Тетерюков из «Зенита». Мы отстаивали позицию молодых игроков. В «Сибири» тогда было очень напряженная ситуация с финансами, и я понимал: если хочу всю жизнь играть в футбол, то должен что-то делать. Иначе в итоге окажусь во второй лиге и никогда не смогу оттуда выбраться, потому что в моей семье нет миллионеров, а среди знакомых – агентов и менеджеров. Я обратился в Профсоюз футболистов, во главе которого стоят Владимир Леонченко и Николай Грамматиков, хорошие и профессиональные люди. Они меня выслушали и сказали: «Это большая проблема, но не каждый игрок готов высказать все претензии публично. Ты готов?». – «Да, готов. Потому что хочу играть, а не сидеть на во второй лиге». 

Основная претензия была такая: если я, молодой игрок, хочу перейти в другой клуб, за меня должны платить компенсацию. Естественно, у меня возмущение: кто за меня будет платить какие-то деньги и за что, если клуб меня никак не воспитал? Мало того, там были такие непростые условия. В профсоюзе мне ответили: «Таковы правила чемпионата». На что я сказал: «Я считаю, это неправильно, это не для роста молодых игроков». Поэтому мы и решили подать такую апелляцию, чтобы правила поменяли, а игрокам разрешили уходить бесплатно. В итоге какие-то пункты действительно изменили. Не могу сказать, что там сейчас, но на тот момент были изменены размеры компенсации, плюс появилась какая-то минимальная сумма, которую должны платить игрокам – чтобы хоть как-то хватало на жизнь. А не так, что игрок получает 10 тысяч в месяц, а клуб за него просит компенсацию в 500 тысяч.

– Как в клубе отреагировали на ваше заявление?

– Естественно, отстранили от тренировок – вплоть до моего ухода через несколько месяцев. Я вообще не мог ни с кем заниматься, ни с основной, ни с дублем. Просто по кругу бегал, и все. Все считали, что я как-то плохо поступил, хотя я поступил честно. Разговор с руководством и тренером был простой. «Зачем ты это делаешь, кто тебя надоумил?». Типа я же мальчишка, обязательно послушал какого-то дядю. А я просто адекватно отстаивал свои интересы, а заодно и другие молодых. Никто меня, естественно, не поддержал, сказали: «Хочешь – делай, но ты ничего не добьешься». Что говорили одноклубники? Да я и не особо все это афишировал, подписей не собирал, заговоров не устраивал.

– Правда, что зарплата у вас тогда была в районе 13 тысяч рублей?

– Ага. Меня поэтому и возмутили все эти дикие компенсации, когда клубы еще могут чинить какие-то препятствия для перехода. Кто-то может удивиться: почему зарплата-то такая маленькая? Да потому что я местный игрок. А местным говорят: ну ты чего, у тебя же мама-папа под боком, тебе не нужны деньги. А приедет легионер, и у него все будет по-другому. 

– На сайте по продаже автомобилей нашел объявление о том, что в 2008-м вы продали свою «хонду». Это правда?

– Та-а-ак, вот это уже не правда, у меня даже машины не было. Я знаю, что тогда было много разговоров лишних, слухов каких-то. Но машины у меня не было, так что я ничего не продавал. Откуда пошел этот слух? Не знаю.

Рамат-Ган. Будь осторожнее

– В 2010 году вы оказались в Израиле. Как вас туда занесло?

– Когда закончились все эти разбирательства, понял, что надо куда-то уходить. Была середина сезона. Подумывал об отъезде за границу, так как было ясно, что топ-клубы в России меня не ждут, а в региональных будет примерно то же, что и в «Сибири». Еще и поэтому, как только меня отстранили от тренировок, начал учить английский, все уже понимал.

Дальше события развивались так. Я нашел диски со своими голами, финтами. Попросил одного парня, который умеет монтировать видео, сделать несколько роликов, а потом выложил все это на YouTube.

Через какое-то время со мной связывается некий менеджер из Германии. «Правда, что ты хочешь уехать?». – «Да». Он рассказал все о себе, о своих лицензиях, о игроках, с которыми работал. Прислал все мне на мейл. Точную фамилию я не помню, а звали его Мюллер. Согласно Transfermarkt, он тогда работал с Томасом Мюллером, Алабой, Ройсом, который тогда был в Менхенгладбахе. 

– Ого.

– Сказал, что специализируется на молодых футболистах, а несколько его игроков работают в Израиле. 

В результате, я все это и послушал и понял, что надо действовать. Он отправил мне все нужные документы и сказал: прилетай в Израиль. Билеты я покупал самостоятельно. Мне сказали: «Ты игрок молодой, ничего еще не заслужил, так что все будешь делать сам».

– Подозрительно.

– Есть немного. Но я решительно настроен был, потому что пока будешь сидеть и ждать чего-то хорошего, состаришься. Все читают в интернете новости: вот за Дренте приехали в Голландию и увезли его. Конечно, приедут за Дзагоевым. Приедут за Кокориным. Но если ты рядовой игрок, кто за тобой приедет? Никто, значит, ехать надо самому.

– Итак, вы прилетели в Израиль.

– Прилетел. Выхожу из самолета, и вижу, что его нет. А он мне до этого еще говорил: «Вот тебе, на всякий случай, номер моего друга, он адвокат, живет в Израиле, когда-то давно был вратарем». Я походил-походил, посмотрел на табло – никакого рейса из Германии вообще нет. Понимаю, что ситуация так себе. А английский у меня на тот момент был еще не очень. Ну то есть, дома-то мне уже казалось, что все нормально, а приехал – и все равно чувствую себя глухонемым. Решил позвонить этому израильскому адвокату. Мычу что-то в трубку, он понимает ситуацию. Через два часа перезванивает: «Я в аэропорту, ищу тебя». Находимся.

«Менеджер задерживается, – объясняет. – Приедет дней через 5-7. Наверное, свяжется с тобой, так что не беспокойся». Менеджер, кстати, еще говорил, что проживание мне оплатит. Но понятно, что раз не приехал, никто ничего оплачивать мне не будет. Рассказываю всю свою историю адвокату. «Хорошо, – отвечает. – Поехали тогда ко мне, поживешь у меня. Завтра отвезу тебя на тренировку». – «Окей».

– Так.

– Следующее утро. Позанимался с командой, присел после тренировки. Разглядываю знаки, все на иврите. Но знаю, что команда – «Хапоэль Рамат-Ган», они тогда шли на последнем месте в премьер-лиге. Я все понимал: кто меня в топ-клуб возьмет? Так что все нормально.

И тут ко мне подходит адвокат. Спрашивает: «Ну чего, как себя чувствуешь, устал?». – «Есть такое, игроки быстрые, уровень чуть-чуть другой». А он смеется. «А ты знаешь, с кем ты сейчас занимался?». – «Как с кем? С «Хапоэлем Рамат-Ган», – удивляюсь. – «Хапоэль», верно. Только не Рамат-Ган, а Тель-Авив, который играет в Лиге чемпионов».

«Пока ждем твоего менеджера, – продолжает адвокат. – Будешь ходить на тренировки сюда. Я тут знаю одного человека».

– Круто.

– Через пять дней, наконец, приезжает менеджер. Извиняется: «Были важные дела. Вез сюда двух испанских игроков, а у них виз не оказалось. Долго решал вопрос». Когда он приехал, я начал заниматься уже с «Хапоэлем» из Рамат-Гана. Уровень, понятно, был гораздо ниже. Зато среди игроков был болгарин, который чуть-чуть говорил на русском.

– Сколько вы провели в «Хапоэле»?

– Четыре-пять месяцев. Мне уже сняли номер в отеле, все, что менеджер обещал, сделал. Да и меня не было смысла обманывать – взять-то у меня нечего. 

В команде меня приняли нормально. Болгарин тот, кстати, был не единственным легионером. Был француз, пара темнокожих игроков. Нелепых ситуаций по-началу вроде бы не было, зато начались потом. Например, контракт, который я должен был подписать, был на иврите. Переводчиков в клубе нет. И вот сидим мы за столом, а я только руками развожу: что там написано-то? Сейчас подпишу, а мне скажут: все, надевай каску, иди защищать родину. 

Кстати, мне еще болгарин до этого говорил: «По-английски они тут все хорошо говорят. Но когда надо – ничего не понимают. Не удивляйся и будь осторожнее».

В общем, сижу, думаю, что делать. А в отеле, в котором я жил, работал парень из Украины, убирал комнаты. Я и его позвал, прошу: помоги, переведи, о чем они между собой говорят. Приходит. «Говорят, что очень тебя ценят и готовы на многое, чтобы ты играл за них».

Но контракт я все равно подписывать не стал. Ну как я могу подписать, когда я не понимаю, что там написано? Менеджер, конечно, обиделся. «Виталий. Я не понимаю, чего ты хочешь, где ты хочешь играть». – «Я хочу, чтобы были условия для тренировок, и деньги на питание и проживание. Все». – «Ну это-то мы устроим». – «Так мне и в России говорили. На словах – это одно. Когда я увижу все своими глазами, то с радостью поверю». Он пожал плечами, и все.

– После этого вы уехали?

– Через некоторое время выяснилось, что у них серьезные проблемы с финансированием, и клуб вылетает в низшую лигу. Плюс, всем задерживали зарплату. Я поговорил с менеджером, сказал, что оставаться здесь нет смысла. Нужно искать что-то еще. «Да-да, будем искать», – сказал он. А потом затих, и в итоге пропал. Я чуть-чуть подождал и вернулся в Россию.

– Википедия говорит, что за «Хапоэль» вы сыграли всего один матч.

– В официальных матчах я участия не принимал, заявить меня никто не мог, так как контракт так и не был подписан. А в товарищеских каждую неделю играл.

– На что вы жили эти четыре месяца в Израиле?

– Да ни на что. Денег никаких не платили.

– Что же вы ели?

– А вот это тот самый момент, когда я снова хочу сказать: бог есть. Тот украинский парень из отеля, который сам трудился по 11 часов и чуть ли не в обморок падал, утром работал на завтраках, а потом шел убирать комнаты. Мы с ним общались маленько, и он как-то сказал: «Если хочешь, я могу приносить тебя что-то с завтрака. За этим здесь никто особо не следит». И он мне помогал.

– Родителям часто звонили?

– Конечно. Как любой сын, говорил, что все хорошо, не волнуйтесь. Я здоров. Живу-поживаю.

Как Константина Генича обманывали в Израиле

Бельцы. Можешь верить мне

– Куда вы могли уехать после Израиля?

– Я сидел, тренировался, ждал. Готов был ехать уже куда угодно. Казалось, что из Ливана позвонят – я и туда поеду. Но когда поступают такие предложения, и ты начинаешь разговаривать с агентами, а он тебе: «Заплати мне 500 долларов, тогда точно будет играть», – понимаешь, что ничего из этого не получится. Подобные предложения были. Разговаривал насчет Индонезии, Ирана, Ливана, Ливии. Но ничего не получалось.

Пока ждал, продолжал занимался самостоятельно – тренировался дважды в день, бегал, отрабатывал удары, передачи. Груз ответственности давил, ведь все друзья и родственники знали, что я футболист. И в какой-то момент со мной снова связывается агент.

– Откуда на этот раз?

– Из Молдавии. Он тоже увидел на YouTube мои ролики. Плюс, по его словам, ему позвонил какой-то человек, который видел меня в Израиле и принимал мои диски от Мюллера, чтобы передать их в клуб, и рассказал обо мне.

В Молдову я, естественно, тоже летел за свой счет, родители помогли. Приехал. Мне сначали обещали, что поедем на просмотр в «Шериф», но потом сказали: «В «Шериф» не берут игроков, которые ниже 180 см. Так что ты не подходишь». 

– Потом узнавали, правда ли это?

– Нет, но невысоких игроков там действительно не видел. Только если ветераны.

– Куда поехали вместо «Шерифа»?

– В «Олимпию» из города Бельцы. «Президент хорошо относится к русским ребятам, заинтересован в тебе». И действительно. Сыграл пару товарищеских матчей, и предложили контракт.

– На сколько?

– Президент говорит: «Ты нам понравился, оставайся до 2014 года». Я улыбнулся. Мне-то настолько лет подписывать не хотелось, вдруг потом не отпустят. Но президент сказал: «Клуб столько лет существует под моим руководством, и мы всегда отпускали игроков, если они хотели уйти. Можешь верить мне». Я поверил. И он сдержал свое слово. Мы закончили сезон на четвертом, по-моему, месте – то есть, не попали в Лигу Европы. Из команды уходило восемь основных игроков. Поэтому я попросил президента меня отпустить, хотелось расти – а расти можно только, если тренироваться и играть с сильными игроками. Он согласился. Я сдал экипировку и уехал.

– В «Олимпии» вам понравилось?

– Команда хорошая была, много легионеров – из Бразилии, из Ганы, из Румынии. Даже один украинец был. Я как правило выходил на замену, хотя в конце сезона несколько раз ставили и в основу. Условия, конечно, были так себе: например, в комнате жили впятером. Все говорили, что вот-вот переедем, но никак переезжали. Зато очень запомнилась игра в Италии. Президент нам пообещал, что слетаем на выставочный матч с «Удинезе». Мы, конечно, не поверили, там же такие игроки тогда были – Санчес, Ди Натале. Это казалось нереальным. Но в итоге действительно полетели. Очень полезный опыт.

Портленд. Ты мне нравишься, но...

– Ваш следующий клуб был из Канады. Но я правильно понимаю, что перед этим вы успели пожить в США?

– Да. Из Молдавии я вернулся в Новосибирск, но ненадолго. Со мной почти сразу связался человек из США. Вышло так. В «Олимпии» у нас играл один парень, который родился на Гаити, но рос в Америке. Мы тогда с ним сдружились, и он часто говорил: вот сейчас доиграю тут и вернусь в Штаты. А я отвечал: «О, будет возможность, я бы тоже с удовольствием поиграл в Америке». Правда, в итоге, он в Нью-Йорк он так и не вернулся – женился на молдаванке и остался то ли в Кишиневе, то ли в Тирасполе.

– Хе-хе.

– Так вот, вышел на меня тот человек. Возможно, он тоже видел ролики. Возможно, оказался знаком с тем парнем из «Олимпии». Он был русским, давно живущим в Америке, представлял достаточно крупную компанию – Sports Management WorldWide. Сказал, что специализируется на игроках из стран СНГ.

Мне все понравилось, футбол в Америке сейчас очень растет. Приезжают хорошие игроки, стадионы забиваются. Играют и парни, и девушки. Плюс, у них правильно работает система – например, открыты зарплатные ведомости. Любой читатель может зайти и посмотреть, сколько получал Бекхэм, Анри, кто угодно. У них есть лимит зарплат, есть определенная стартовая зарплата для молодых игроков. То есть ты не можешь просто приехать и просить миллионы. 

В общем, мы начали заниматься документами. Мне выслали все приглашения, сказали: «Иди делай». Я все собрал, отправил, потом поехал в посольство в Екатеринбурге – короче, все это довольно долгий процесс. Поставили визу – и вперед.

Расширение Штатов. Как в Америке любят спорт

– В какой город вы прилетели?

– В Портленд. Менеджер встретил, сказал, что живет в больших апартаментах с девушкой, детей нет, и может предоставить мне одну комнату. Еще сказал, что это у него первый опыт именно приезда игрока из СНГ, что у него большие амбиции, что хочет не только помочь мне запустить карьеру, но и запустить свою. До этого он пытался какого-то парня из России устроить в НФЛ, но не получилось.

– Когда начались тренировки?

– Он сказал, что компания Elite Sports Management Entertainment, которая занимаются подготовкой профессиональных хоккеистов, теннисистов, футболистов, отправляет меня на индивидуальные тренировки. Сборы в командах начинались в январе, а я прилетел в ноябре. Так что мне сказали: «Как раз этот месяц позанимаешься, придешь в форму».

Меня все удивляло: интенсивность, нагрузки, продолжительность тренировок. Чувствовал себя, как космонавт. Бывало по три тренировки в день. Но можно просто загонять футболиста так, что он будет блевать, а там все было очень логично. Все это оплачивала компания. Единственное, за что они не платили – билеты в США. С этим мне помог как раз наш профсоюз Леонченко и Грамматикова. Я обратился за помощью, мне пошли навстречу. Очень им благодарен, мы с ними до сих пор держим контакт. Настоящие профессионалы.

– Когда подготовка закончилась, пошли в «Портленд»?

– Да, тренировался с командой. Все вроде было ничего, но потом ассистент тренера сказал: «Блин, честно, игрок хороший, мне нравишься, но главный и руководство ждут шотландца Криса Бойда, который играл в «Рейнджерс» и «Миддлсбро». В ведомости он идет как designated player, на него выделяются большие деньги. И, во-первых, у нас не остается вакансий. А во-вторых, у него уже готовы все документы, стоит виза P-1, которая выдается лигой, а тебе все это еще нужно делать».

Мне сказали, что я могу остаться в команде U-23. Они играют в каком-то своем региональном чемпионате. Я посмотрел, ребята все здоровые, решил, что неплохо. Но компания, которая меня привезла, тоже хотела извлечь какую-то пользу, а если бы я играл в этом чемпионате, ее было бы немного. Поэтому мне сказали: питание мы будем оплачивать, но с жильем будут проблемы. А жилье в Америке недешевое. Ну и снова все закрутилось, уткнулись в финансы, и я обратился к менеджеру: «Поищем что-нибудь еще? Я же не могу все время жить у тебя». – «Да, давай откажемся от этого варианта. Ты уже перешагнул молодежный уровень. Поедем в другую команду».

И, как в сказке, мы поехали в Майами.

Народная команда. Почему Портленд – самый футбольный город Америки?

Майами. Что-нибудь получится

– Прежде чем, я спрошу про Майами, расскажите: что на тот момент вас больше всего удивляло в Америке?

– То же, что удивляло любого русского. Ты идешь по улице и видишь бездомного, который одет лучше тебя. Одна рука у него протянута – а в другой iPhone. А у нас в России все по этому айфону грезят.

– Чем вы занимались в Майами?

– Недалеко от Майами есть город Форт-Лодердейл, там базируется команда «Страйкерс», которая играет в NASL. Это следующая ступень после MLS. Так как у агента изначально не было никаких вариантов кроме «Портленда», он уже начал самовольничать. Говорит, поедем в «Страйкерс», будем долбиться в двери. Но оказалось, что в первой лиге есть лимит – пять легионеров. Я был шестым.

Думаем, дальше. «Есть команда «Чарльстон Бэттери» в Южной Каролине, – говорит агент. – У них вроде как есть места». 

Приезжаем. Останавливаемся в гостинице, оплачивает все по-прежнему компания. Приходим в клуб, а нам снова: «Мест нет. Не знаем, кто вам такое сказал». А в этот момент трансферное окно уже закрывается, клуб найти не можем, в Россию совсем не тянет – что я там буду делать, играть во второй лиге? Агент понимает, что ситуация напряженная. Напряженная до того, что следующим утром он просто берет и улетает.

– Ох.

– И я остаюсь в городе Чарльстон один.

– Он даже не попрощался? 

– Накануне вечером сказал: у меня работа, надо улетать. Я удивился: «А со мной-то что думаешь делать?». – «Побудь здесь, подожди, что-нибудь найдем. Мы с тобой в Майами две недели пробыли, тут две недели. Я уже месяц отсутствую, компания вызывает». – «Но компания же знает, что ты мной занимаешься? Деньги же тратятся? Неужели они сказали: лети, а он пусть остается». Короче, было ясно, что у него просто нет никаких вариантов, и он хочет скинуть это дело.

В то же время я вижу, что он переживает сильно. Снова подхожу: «Давай серьезно поговорим». А он смотрит на меня и отвечает: «Знаешь, я ведь совсем недавно получил лицензию… Да и агентом решил стать, потому что у меня здорово получалось играть в Football Manager…».

Что?! Я смеялся до истерики: «Ты мне рассказываешь обо всех игроках, с которыми работал. Ты показываешь лицензии. Да я в суд сейчас могу подать!». А с компанией же был довольно серьезный контракт – вплоть до того, что если мне не находят команду, то они все равно предоставляет мне какие-то условия для дальнейшей жизни. То есть, в теории это что-то вроде пособия по безработице. «Ты понимаешь, что все это может на тебя лечь? – продолжаю говорить агенту. – Ты же и так живешь небогато. Но и мне ничего не остается, кроме как подавать в суд. Потому что ты ломаешь и мою карьеру, и все это без угрызения совести».

– Так, подождите, так в той компании он все-таки работал?

– Да-да-да, но потом выясняется, что «Портленд» для меня нашел не он, а сам директор компании, и просто сказал ему: вот, отвози этого игрока на тренировки, и пытайся как-то сам начинать работать серьезно. А потом уже он начал самовольничать.

В итоге, я сел тем вечером, подумал обо все этом и решил: ладно, все равно непонятно что делать, останусь пока в Чарльстоне. Компания продолжала платить за жилье и питание, но никаких свободных денег у меня, конечно, не было.

А того агента потом оштрафовали, чуть ли не собирались увольнять. И компания сказала так: «Твоей карьерой занимается этот человек. И у этого человека сейчас проблемы. Думайте, что вы хотите делать».

Следующим утром я лежал и думал. То ли в суд подавать, то ли еще что.

– Как бы формулировали претензии в суде? Компания же продолжала вас поддерживать.

– Я бы подавал конкретно на человека, за халатное отношение. Вы же знаете, что в Америке в суд можно подавать, даже если тебе просто не понравилось, как на тебя кто-нибудь посмотрел. Тем более я изначально рассказал ему всю свою историю, в том числе про Израиль, и сказал: «Не хотелось бы опять попасть в такую же ситуацию. Хочется, чтобы все было серьезно». А он просто понадеялся на свои способности в Football Manager, где он собирал хорошую команду.

Но в итоге в голову стали лезть всякие мысли. Вроде того, что хватит заниматься какими-то судами и еще непонятно чем, надо просто тренироваться, поднять голову и идти дальше.

– И что вы решили предпринять?

– Когда мы были в Майами, у тренера, который меня не взял, он тогда сказал: «Ты хороший парень, и хоть в нашей команде нет мест, я поговорю с одним канадским президентом, может быть, что-нибудь получится».

И вот, сидя в Чарльстоне, я включаю компьютер и вижу письмо из Канады. Все это произошло довольно быстро. Они писали: «Тебе срочно надо делать документы и приезжать к нам». Приглашение они сделали, хотя некоторые проблемки все равно возникли – знаете же, что для русских все эти визовые вопросы решаются сложнее. Но в итоге их удалось решить, и я поехал в Канаду.

Кингстон. Оставайся

– Как вас встретили в Канаде?

– Президент тут же дал мне четырехкомнатную квартиру в центре Оттавы. «Давай, привыкай, пытайся помочь в команде. У нас все развивается». Две недели у меня был просмотр, сыграл в паре товарищеских матчей, а потом мы подписали контракт. «Нам нужен атакующий игрок на эту позицию, и мы хотим, чтобы таким игроком был ты». 

– Что это был за клуб?

– «Кингстон», это не MLS, а именно чемпионат Канады. Они играют на КОНКАКАФ еще, если выступают хорошо. Не сказать, что уровень футбола там сумасшедший, но бьются здорово.

В любом случае, наконец что-то стало налаживаться. Мне доверяли, говорили, что должен становиться лидером. В команде тогда было много легионеров – из Ирака, Ирана, Ганы, других стран. Я получил всего, что хотел, а хотел я хорошие условия. На всякий случай скажу, что это я не про квартиру, а про условия для тренировок и для игру. Про квартиру-то я президенту сам сказал: ну куда мне четыре комнаты одному? Даже дискомфортно слегка.

В «Кингстоне» я провел сезон, в клубе мне сказали: «Оставайся». Наступил отпуск. Я съездил в Майами отдохнуть, там же еще потренировался с тем тренером, с которым занимался, когда мы там были. В общем, хорошо подготовился к сезону. 

И тут со мной снова связывается «Портленд».

– Ух.

– Приглашают на сборы. Я вроде как засобирался, но канадский тренер еще раз позвонил: «Мы очень на тебя рассчитываем, не уезжай». Поэтому «Портленду» я сказал: «Вроде хочется и к вам ехать, но… может быть, можно оформить какую-то аренду?» Но они прислали бумаги, и сказали, чтобы шел в посольство, а потом летел в «Портленд». 

Я не мог не согласиться. «К нам приезжает Диего Валери, Майкл Сильвестр», – говорили мне. Это игроки, у которых я могу поучиться. Тем не менее, опять получилось все не так, как надо. На то, чтобы уладить все дела с документацией, мне дали месяц. Я объяснял: вы понимаете, я не европеец, и в Америке мне не успеют за месяц ничего оформить, они рассматривают дольше. Мне отвечали: «У тебя два варианта. Либо ты занимаешься этим, либо у нас ничего не выходит». Я попросил их заняться документацией. «Нет, мы сейчас занимаемся Диего Валери, игроком очень высокого уровня, и Сильвестром. На тебя времени немного». 

Ну и все. Опять мимо. И я возвращаюсь в Канаду.

– Сильно.

– Возвращаюсь, а мне приходит предложение из Таиланда.

Бангкок. Я люблю футбол

– Что на это сказал президент «Кингстона»?

– Он отказывался меня отпускать. Меня-то в принципе в Канаде все устраивало. Я стал там лучшим молодым игроком, у меня уже была какая-то репутация. Но я подумал: если я тут останусь, что я смогу добиться с этой командой? Президент мне сказал: «Потом мы могли бы продать тебя в Венгрию». 

– Ну, почему обязательно в Венгрию? Та же MLS.

– Про MLS он сказал так: «MLS ищет звезд». Это правда. Почти не бывает такого, чтобы в MLS приехал какой-нибудь неизвестный игрок из Европы. Если приезжает немец – значит, он Торстен Фрингс. Президент сказал, что в MLS меня не продадут, они этим не занимаются, а в Венгрии мной уже в тот момент интересовались. Просили мое видео, узнавали все обо мне. Но я не знал, о каком клубе идет речь.

А когда пришло предложение из таиландского клуба, я лично разговаривал с их президентом. Он рассказал мне о чемпионате, о команде, о перспективах. И я понял, что здесь я не буду лучшим молодым игроком, но буду продолжать расти. Потому что здесь играет парень, который играл в «Бетисе» и забивал «Барселоне», бразилец из «Удинезе», отличный японец, который играл в чемпионате Бразилии. Я посмотрел на все это, и решил, что это новый уровень для меня. Потому что для того, чтобы расти, нужна конкуренция. Если в Канаде я уже был лучшим молодым, то здесь я буду бороться за это звание. Да, в Канаде мне бы хорошо платили, и мне бы хватило на жизнь. Но я точно не к этому стремился. Короче, амбиции. Поэтому я и решил поехать в Таиланд. В клуб «Теро Сасана».

– Это не тот клуб, в котором в прошлом году работал Свен-Йоран Эрикссон?

– Тот. Это тоже сыграло свою роль. Президент мне тогда сказал: «Я люблю футбол. Если бы я не любил футбол, не хотел чего-то добиться, звал бы я такого известного тренера, как Эрикссон?» Сейчас здесь хороший бельгийский тренер. Но я подумал: ну ничего себе, а вдруг они при мне позовут Моуринью? Понятно, что я утрирую, но что если придет другой такой же известный тренер? Каково мне будет заниматься и играть под руководством такого человека? Это же огромный опыт.

– Вы поиграли в нескольких зарубежных чемпионатах. Какой из них самый сильный?

– Я бы сказал, что таиландский. В Канаде футбол очень жесткий, но чуть-чуть медленный. В Молдавии несколько команд играют в футбол – «Шериф», «Тирасполь», «Зимбру», «Дачия». А в других вообще непонятно что происходит. Там вроде и борьбы нет, и ничего нет… Короче, там уже молдавский чемпионат.

– Сколько вы уже в Таиланде?

– Месяц, приехал второго мая. Чемпионат уже идет, я сейчас решаю вопросы с документацией, клуб все оплатил: и проживание, и прилет, и питания, все. Здесь очень хорошо все организовано.

– Четырехкомнатной квартиры там нет?

– Ха, нет. Меня просили: «Ты где хочешь жить?» Я сказал, что хотел бы, чтобы рядом какие-то магазины и кафе были, так как я сам не очень умею готовить. И все. Единственный казус – у меня тут петух под окном каждый день в пять утра кукарекает.

– Только хотел спросить! Сейчас не пять утра, но я все равно его слышу.

– Я президенту рассказал, он смеялся. Сказал, если не привыкну, то куда-нибудь меня переселят. Но все остальное – просто amazing, отлично. Тренируюсь, жду, когда начну играть.

– Представьте, что через год вас позовут в Россию. Что вы будете делать?

– Естественно, зависит от того, кто позовет. Если какая-то региональная команда, которая только что попала в премьер-лигу, скажет: «Вот тебе деньги, приезжай», – ну, не знаю. Мне хочется чувствовать себя не только футболистом, но и человеком. В России к тебе редко бывает такое же отношение, как за границей. Здесь вы общаетесь с тренером на «ты», он никогда не ставит себя выше рангом. А в России всегда говорят: «Ты че, заслужил так со мной разговаривать?»

Кто-то из читателей может сказать: да ладно тебе, денег тебе навалят, и про все забудешь. Я не знаю. Может быть, и тут будут хорошие условия. И если в России будет много денег, а тут я буду просто чувствовать себя комфортно, я останусь тут. И не забывайте, что здесь клуб тебе помогает во всем. А в России, даже чтобы просто получить свою зарплату, надо раз десять прийти в офис и спросить: «А вы перечислили? А вы перечислили?» Естественно, я говорю не о топ-клубах, как «Спартак», «Зенит» и остальные, а региональных.

Другие могут сказать так: успокойся уже, сядь где-нибудь и играй. А почему? Почему бы, раз есть возможность, не поездить, не попробовать разное? Ты смотришь команды, смотришь мир. И приобретаешь бесценный опыт. Я не запил, не закурил, не зазвездился. И я не жду, что меня позовут в «Зенит», «Рубин» или молодежную сборную.

Я все прекрасно понимаю. 

И просто верю, что все будет хорошо.

Дмитрий Булыкин: «В российских командах многие со всем смирились и не понимают, зачем им рвать жопу»

Сергей Игнашевич: «Меня спросили: «Есть хоть один шанс, что ты согласишься перейти в «Анжи»? Я ответил, что нет»

РЕЙТИНГ +1764

Свежие записи в блоге

29 июля 16:03
«Я не получал денег от «Барселоны». Просто я был недостаточно хорош». Когда тебя ненавидит весь мир

12 июля 18:00
Сегодня его купила «Барселона»

11 июля 22:00
Роналду и Месси. Больше никаких споров

5 июля 14:04
Чем еще НБА отличается от футбола

27 июня 18:00
Я разочаровался в Месси

24 июня 07:01
«Папа, тебя посадят в тюрьму?» Человек, которого ненавидела вся Франция

20 июня 09:50
«Гарет, перестань творить эту хрень на башке». 18 историй о Бэйле, которые вы могли не слышать

17 июня 10:30
«В Омск я приезжаю каждый год». Экс-игрок «Ливерпуля», который обожает Россию

15 июня 23:21
Сборная России: все плохо

14 июня 20:00
«Почти все свои деньги я зарабатываю режиссурой». Самый удивительный вратарь Евро-2016

Сегодня родились

ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

Футбол
Футбол
«Я не получал денег от «Барселоны». Просто я был недостаточно хорош». Когда тебя ненавидит весь мир

Виталий Суворов поговорил с арбитром Эвребе – тем самым, который не пустил «Челси» в финал Лиги чемпионов-2009. | 559

Бокс/MMA
Бокс/MMA
Самые крутые драки между бойцами ММА

Эти парни действительно ненавидят друг друга. | 32

Футбол
Футбол
Витцель за 40 млн евро. Нужен ли он был «Зениту»?

Федор Погорелов – о том, чем Витцель запомнится Петербургу. | 368

Футбол
Футбол
«Трахни их, Шэгги!» Футбол через боль

Денис Романцов – о Даррене Андертоне. | 101

Футбол
Футбол
Футболист бундеслиги, который помогает беженцам

Роман Мун – о Ведаде Ибишевиче. | 198