24 марта 14:56
Buffalo
Buffalo

Sabres from Buffalo

Теги Баффало НХЛ драфт НХЛ Джек Айкел

«Он даже мою свекровь просил сыграть с ним в хоккей». Кто поднимает «Баффало» со дна

Подробный рассказ о главной молодой звезде США и конкуренте Панарина за «Колдер Трофи».

По пабам Новой Англии из года в год ходит старинная история про Тома Глэвина, родившегося в пригороде Бостона – Конкорде – и учившегося в школе соседнего Биллерика, – леворукий питчер, член Зала Славы выиграл 305 матчей в высшей лиге бейсбола. По легенде, вскоре после того, как Глэвин был выбран «Атлантой Брейвз» во втором раунде бейсбольного драфта-1984, но до того, как он же был взят в четвертом раунде драфта НХЛ «Королями» Лос-Анджелеса, отец отвел его в сторону и дал напутствие. Фред Глэвин привел своего 18-летнего сына на задний двор, посмотрел ему прямо в глаза, медленно развернул на 360 градусов, словно вкручивая парня штопором в землю, и сказал: «Я хочу, чтобы ты внимательно посмотрел вокруг и запомнил, откуда ты пришел».

Джек Айкел слышал эту историю много раз от своего отца как раз в то время, когда в Новой Англии росло новое хоккейное чудо. Боб Айкел, простой и скромный человек, в течение многих лет сопротивлялся соблазну предсказывать величие своего сына. Но он прекрасно знал, что произойдет в ближайшие годы. Все это знали.

Боб настаивает, что его 18-летний сын остается верным его воспитанию, ценит людей, которые помогали на его пути, и никогда не забывает своих семейных ценностей. Это не обсуждается. Он ясно дает понять, что он и его жена Энн не пытались вырастить великолепного хоккеиста. Их целью было вырастить хорошего человека.

– Он личность, – говорит лучший друг и бывший товарищ Айкела по команде Дэни Ферри. – Он по-настоящему веселый парень. У него отличное чувство юмора, он всегда в хорошем настроении. Вокруг него всегда хорошая атмосфера.

Возвращаясь домой, люди пересказывали новость о том, что Айкел был выбран «Баффало Сэйбрс» вторым на драфте. Это те люди, которые знали его еще мальчиком, задолго до того, как он стал рассматриваться в качестве великолепного американского хоккеиста, самого величайшего в их глазах, по крайней мере за последние десять лет.

– Боб и Энн никогда не позволяли ему быть выше, чем он есть, – рассказывает Майк Роджерс, являющийся близким другом семьи Айкел уже много лет. – Они всегда ставили его на место. Я думаю, именно поэтому он так скромен. Он отличный парень, даже лучше, чем хоккеист. Это подчеркивают все, кто рассказывает о нем.

В последнее время ни об одном американском хоккеисте не трубили так, как об Айкеле, рассказывая о нем в течение всего прошлого сезона. Он был провозглашен спасителем «Клинков», которые выбрали его в качестве центральной части их ребилдинга. Они надеются, что он поможет перезагрузить франшизу и оживить город, изголодавшийся по борьбе за чемпионство.

Это трудная задача. Ожидания уже «сдвинули крышу» и должны быть сдержанными. Айкел будет под огромным давлением, выступая на самом высоком уровне. Его путешествие обязательно включит спады, являющиеся неотъемлемой частью опыта любого игрока, несостоятельность, объясняемую молодостью и другие проблемы, привычные для любого человека, проходящего обучение.

В его хоккейном резюме вы найдете запись «самый молодой игрок, выигрывавший Hobey Baker Award» – главный персональный приз для игроков из колледжей США. Уже на первом курсе он стал лидером студенческого чемпионата по набранным очкам и довел Бостонский университет до главных игр национального чемпионата. Он не играл против хоккеистов своей возрастной группы с тех пор, как ему исполнилось 13 лет.

Если предположить, что все будет идти по плану, прежде чем Айкел отпразднует 28-й день рождения, за его спиной будет уже девять профессиональных сезонов. Средний возраст игрока НХЛ в прошлом году составил 27,8 лет.

Вы слышали о его скорости и мастерстве. Вы проверили статистику Бостонского Университета и обнаружили, что он забросил 26 голов и набрал 71 очко в 40 играх. Во время летних лагерей в Баффало он доказал, что значительно сильнее, чем можно предположить исходя из его данных – 187 см и 89 кг.

Болельщики «Сэйбрс» ценят нематериальные качества, которые не могут отображаться в аналитике – высокоскоростной хоккейный процессор между ушами, его желание быть лучшим, его трудовую этику и скромную личность. И ценят даже больше, чем его очевидный природный талант.

Он говорил правильные вещи до драфта, но во время лотереи тайно надеялся остановиться в Баффало, во многом из-за близости города к его дому. Бостон, Нью-Йорк, Ньюарк, Филадельфия, Монреаль, Оттава и Баффало находятся в нескольких часах езды. По правде говоря, возможно, он остался бы еще на один сезон в Бостонском университете, если лотерея показала бы другой результат и он оказался бы в Эдмонтоне.

Айкел знал задолго до драфта, что он станет миллионером, но он не хочет присваивать себе такой статус. На тот день, когда он подписал трехлетний контракт новичка с «Клинками», по которому он может получить около $2 млн за сезон, он не владел кредитной картой. Из крупных покупок был запланирован лишь Jeep.

Ничего не загадывая наперед и не принимая вещи как должное, Айкел заявил, что его первый гол в «Баффало» поможет ему стать частью команды. Это соответствует тому, как он воспитан. Айкелу не занимать уверенности, но его родителям давно стало ясно, что в жизни ничего не гарантировано.

Может быть, именно поэтому они говорят, что он прежде всего является хорошим человеком, а уже потом хоккеистом. Он всегда придерживался высоких стандартов на катке. Его собственные стандарты, его желание двигаться вперед и не оглядываться назад, стали залогом его состоятельности на льду. Его хоккейные инстинкты, его способность играть так, словно он делает это в замедленном движении, стали его подарком свыше.

– Я думаю о том, чем пожертвовал, о том, что бросил, и чего не сделали другие дети, – говорит Айкел. – Я знаю людей, которые спрашивают себя, почему они не достигают такого же успеха. Имея Богом данный талант, я и работал больше, чем кто-либо. Хотел быть лучшим игроком в мире. Поэтому я достигал успеха.

– Если у него случалась плохая игра, а их у него было немного, то он был на катке на следующий день, пытаясь стать лучше, – говорит Ферри. – Не многие люди отдают делу 100 процентов своего времени. Он это делает. Он самый трудолюбивый парень, которого я когда-либо видел.

Айкел уже немного знаком с Баффало. Шесть лет назад он играл в национальном турнире в Норттаун центре в Амхерсте. Во время его первого года обучения в Бостонском Университете, он начал встречаться с Эрин Бэйзил, чья семья владеет несколькими автосалонами в регионе. Она посещает Северо-восточный Университет. Они познакомились через общего друга из Западного Нью-Йорка.

Встреча Айкела и Баффало выглядит идеально.

– Я согласен, все происходит неслучайно, – говорит Айкел. – Все случилось гораздо лучше, чем могло произойти, я действительно верю в это. Я думаю, что это то самое место. Приступая здесь к работе, я взволнован и не могу дождаться старта. Я хочу быть частью того, что раскроется совершенно по-новому. И я думаю, что мы добьемся успеха.

8

Так кто же такой Джек Айкел и откуда он пришел?

Ответы можно найти в Северном Челмсфорде, штат Массачусетс. Деревня рабочего класса (население – 9300 человек), расположившаяся примерно в 30 милях к северо-западу от Бостона, где ничто не дается просто так, все зарабатывается. Линия, нарисованная между Северным Челмсфордом и всем остальным Челмсфордом (население – 33000 человек) больше философская, чем географическая.

Живописный ландшафт Новой Англии с богатой историей, украшенный резными вечными домами, стоящими на горных склонах, вдоль извилистых улочек. Вы задаетесь вопросом, как столько архитекторов могло работать в одном регионе? От городка к городку за обаянием и красотой скрываются различный подход и значение.

Население Северного Челмсфорда, а многие здесь живут уже нескольких поколений, гордится своей неприхотливостью. Они называют важным преимуществом твердость своего характера и считают себя чуть более грубыми, менее требовательными и работающими больше, чем многие люди в более богатых районах Челмсфорда. Айкел может быть описан точно таким же образом.

– Там много синих воротничков, – говорит Айкел. –  Народ иногда ищет повод для драки и там развито соперничество.

Айкел рос в скромном доме белого цвета, стоящем в глухом переулке, где он проводил часы, изнашивая роликовые коньки и клюшки, накручивая по четверти мили за раз в своем районе. Его семья, как и многие в Баффало, скромные люди, стремящиеся жить честно. Боб Айкел работает в сантехнической компании в соседнем Лоуэлле. Энн – медсестра в Бостонском медицинском центре. Способ Боба снять напряжение после драфта НХЛ – отработать в выходные 12-часовую смену, которая началась в 6 утра сразу, как они вернулись домой. В тот же день Энн в 7 утра вернулась к своей работе в больнице.

2

Кудрявые волосы Айкела – от матери, статность – от отца. Все это досталось ему вместе с сильным акцентом, характерным для Новой Англии, где люди проглатывают «р» и «паакуют тачку». Неудивительно, почему барменша в Принстонской станции, когда ее спросили, знает ли она Боба Айкела, подумала, что кто-то ищет женщину по имени Барб.

– Б-О-Б.

– А, Ба-аб, – ответила она.

– Да.

Родители Айкела желали дать лучшее двум своим детям, не давая им мир. Джек и его сестра, Джесси, занимавшаяся греблей в Колледже Мерримак, которая сейчас работает с умственно отсталыми, не имеют телевизоров в спальнях. Джек был одним из последних в своей компании друзей, у кого появилась игровая приставка.

Внутри их дома есть всего несколько признаков того, что Айкел звезда. Здесь нет святыни, с возложенными на нее достижениями, нет джерси в рамке, показывающей, как быстро хоккей признал его, нет признаков расточительного образа жизни. Не дай Бог, что бы что-то выделяло их среди других семей в Северном Челмсфорде.

Учитывая, чего он добился в юном возрасте, все фанфары, окружавшие его в течение прошлого года, он остается удивительно скромным и не по годам зрелым. Он внимателен и хорошо понимает когда нужно использовать свой голос чтобы высказаться.

– Его родители не позволяли ему переходить черту, – рассказывает Питер Фиш, агент Айкела. – Они всегда были верны высказыванию «Цените все, что было дано вам и ничего не принимайте как должное». И он таков. Когда он встречается с людьми, они уходят говоря: «Вы никогда не подумаете, что этот парень является потенциальной суперзвездой. Он не оторван от земли».

В дальнем углу гостиной лежит трофей Хоби Бейкер и кольцо, которое, вероятно, никогда не увидит его палец. Трофей менее заметен, чем тренажер для подтягиваний, висящий в дверном проеме уже седьмой год.

В подвале бетонная стена украшена черными отметинами от шайб, пролетающих через хоккейные ворота, которые давно видали лучшие дни. Перекладина и штанги плоские, будто попавшие под машину, обстреляны щелчками. Площадка для бросков размером с тюремную камеру, но именно здесь было его детское святилище.

– Он всегда бросал шайбу, – рассказывает Энн Айкел. Мы все время слышали его. Мы подумывали заменить дверь снаружи на сетку, потому что он постоянно бросал в нее шайбы. Она была вся размечена... Всех, кто приходил в дом, он приглашал сыграть в хоккей прямо на ковре. Он даже мою свекровь просил сыграть с ним в хоккей.

Айкел однажды приклеил на бетонную стену фотографии игроков, которые получили стипендию, чтобы напоминать себе, как усердно ему нужно работать. Старенькие гантели и скамья примостились в углу. В итоге вырисовывается картина классического молодого спортсмена старой закалки, который работал ради мечты.

Это объясняет, почему он был так поражен, когда понял, что Терри Пегула является владельцем «Сэйбрс». Айкел встречал его раньше во время драфта и думал, что тот является главой скаутингового отдела команды. Лишь после того, как «Баффало» выбрал его, Айкел понял, что Пегула на самом деле является владельцем франшизы.

– Миллиардер пользуется телефоном-раскладушкой. Я полагаю, это что-то говорит о нем. Он не оторван от земли. Мне он нравится, думаю, что он отличный парень, – рассказывал Айкел.

8

Ценности старой школы, которые были приняты в среде Айкела, и сегодня являются неизменными основами его характера. Он очень дружелюбный, хорошо воспитанный молодой человек, который, так бывает, является еще и выдающимся хоккеистом.

Независимо от того, сколько голов он забрасывает или сколько денег он зарабатывает, Северный Челмсфорд всегда будет в его крови.

– Я на это надеюсь, – сказал отец в их семейном номере так, чтобы Джек это услышал. – Это важно, вы понимаете, что я имею в виду? Мы работаем для того, чтобы зарабатывать на жизнь. Он тоже будет работать для того, чтобы зарабатывать на жизнь, но он добьется лучшей жизни, чем добились мы. Но важно помнить откуда он пришел.

Напутствие остается с Айкелом даже при том, что кое-кто в родном городе недолюбливает его, по причинам, которых он никогда полностью не поймет. Ревность? Возможно. Может быть, это происходит потому, что он всегда играл в хоккей в другом месте. Он начал в Нью-Гемпшире, когда ему было 4 года, так как в Челмсфорде начинают заниматься с ребятами с  5-летнего возраста.

Айкел настолько опередил игроков своего возраста, что перерос в хоккейном плане школу Челмсфорда прежде, чем получил право сыграть за нее. Уже после первого года в школе он оставил ее и по Национальной программе развития переехал в Энн-Арбор (штат Мичиган). Люди в Челмсфорде знают его имя куда лучше, чем его самого. В некоторой степени, он чувствует себя аутсайдером в своем родном городе.

Некоторые завидовали его уровню, слишком хорошему для местного хоккея. Если бы они только знали, что он не ставил целью деньги или славу. Он был в погоне за игрой.

– Это моя мечта – играть в НХЛ, – говорит он. – Это то, что я хочу делать. Все другие материальные вещи, конечно, важны. Но вы думаете о том, что вы играете в хоккей, зарабатывая на жизнь. Каждый день вы просыпаетесь и идете на каток. Некоторые люди просыпаются и идут на работу, которую они ненавидят. Я просыпаюсь и иду играть в хоккей.

Начиная с шестого класса его каждодневная рутина включает в себя работу с «железом» несколько раз в неделю, начиная с 9:15 утра, и катание на коньках с полудня и вплоть до свободного времени. Он придерживается основного расписания в течение многих лет. Когда другие дети играли в парке или ходили в кино, он был сосредоточен на одной цели. Он не свернулся калачиком в постели и стал топовым талантом в НХЛ.

Но поначалу развитие Айкела шло не так быстро. Один из самых перспективных хоккеистов США за последнюю четверть века, в возрасте 8-9 лет считался просто очень талантливым ребенком, одним из лучших в Новой Англии. Но он не был феноменом.

– Из-за того, что он был небольшим, переход от очень хорошего игрока к элитным игрокам Новой Англии и всей страны для него был достаточно медленным, – рассказывает Крис Мастерс, тренер Айкела в юниорской команде «Бостон Брюинс».

В возрасте от 10 до 12 лет Айкел начал дистанцироваться от других элитных нападающих своего года, а уже в 13 или 14 лет он превратился в одного из лучших молодых хоккеистов страны.

– Он просто выделился из остальной части игроков, – вспоминает Мастерс. – На мой взгляд, дело в его способностях, его трудовой этике и в том, насколько быстро он стал лучше других. Все остальные, все самые лучшие, просто не смогли стать лучше в том ускоренном темпе, который он задал.

Сегодня Айкел является лучшим проспектом в мире, не считая Макдэвида. Практически в любой другой год он был бы выбран под первым номером на драфте. Некоторые скауты считают, что между этими двумя очень мало различий, и это может стать яснее в ближайшие годы.

 

Айкел обладает вау-фактором, редко встречающимся у подростков. Глаза тянутся к нему, независимо от того, где он находится на льду. Катание дается ему без усилий, его шаги широки. Его владение клюшкой навевает сравнения с великим Марио Лемье. Он может стать талантом, который изменит франшизу «Баффало Сэйбрс». Но еще несколько лет назад Айкел даже не считался полноценным игроком сборной США.

– Это не было похоже на что-то вроде «Джек Айкел – неприкасаемый игрок», – рассказывает Мастерс. – Уже после того, как он попал в лагерь сборной, во время подготовительного процесса прозвучало «Ого, да этот парень феерит, он может стать определяющим игроком для нас».

Но как Айкел достиг такого уровня? Он не был парнем, которого все жаждали увидеть на турнирах. Эта честь принадлежала Даниэлю Спронгу.

– Когда слышали, что Спронг находится в здании, все подтягивались к катку, чтобы посмотреть как он играет, – вспоминает Питер Мастерс, который вместе со своим братом Крисом работает в юниорской команде «Брюинс». – Джек не был одним из таких детей. Он был просто очень хорошим хоккеистом.

Айкел не считался командообразующим игроком. Его клубы не выигрывали только лишь потому, что он был в составе.

Для Криса Мастерса, который играл с несколькими будущими игроками НХЛ в Бостонском колледже в 90-е, в том числе с капитаном «Клинков» Брайаном Джионтой, лучшие игроки – самомотивированные.

Мастерс около 10 лет назад стал первым тренером Айкела в летний период. Наставник вспоминает, что уже тогда, в начальной школе, Джек был полностью сосредоточен на хоккее и на том, чтобы стать лучшим.

789789 332 

– Конечно, я думаю, что есть данный Богом талант, – говорит Мастерс. – Но после того как проделана огромная работа, навыки выходят на новый уровень.

Делая выбор между просмотром фильма или катанием на коньках, Айкел выбирал работу.

– Если он мог кататься на коньках три раза в день, он так и делал, – вспоминает Мастерс. – Затем он шел в подвал, чтобы работать над кистевым броском или просто побросать шайбу. К 13-летнему возрасту Айкел каждодневно накручивал себя: «Ок, я хорош, мне нравится это, и я хочу быть лучшим во всем, не только в моей команде или в моем штате, я хочу быть лучшим везде».

У всех игроков, особенно тех, кто только появляется в средней школе, есть недостатки. Но Питер Мастерс не смог найти недостатки у 15-летнего Айкела.

– Я не знал к чему прицепиться, – говорит он, – их просто не существовало. Некоторые специалисты считали, раз Айкел не носится по льду с шайбой, то он немного ленится. Мы же знали, что это не лень. Просто это был определенный вид зрелости для своих лет, понимание когда приложить энергию, а когда нет.

Как только Айкел стал старше, стало более очевидным, что он умнее своих конкурентов, он чувствовал игру на другом уровне.

– Он видел происходящее на два-три действия вперед, прежде чем это происходило, – говорит Крис Мастерс.

Мастерс любит рассказывать историю о природном инстинкте 14-летнего Айкела, игравшего на тот момент с ребятами 17-18 лет. В овертайме полуфинальной игры национального чемпионата Айкел завладел шайбой у правого борта и мастерски разобрался с двумя соперниками на своей синей линии.

– Он делает три шага, у него много пространства и перед ним еще один защитник, – вспоминает Мастерс.

Вместо того, чтобы просто нанести бросок, Айкел использует свои руки и положение тела, чтобы расправиться с последним противником, закатиться на коньках за ворота и завести шайбу с другого угла.

– В итоге он зарекомендовал себя одним из самых талантливых молодых игроков (если не самым молодым) в концовке того сезона, – говорит Мастерс. – Он делал то, что приносило результат.

Питер Мастерс своими глазами видел и новое достижение Айкела, когда тот, забив 39 голов и набрав 86 очков в 36 играх, в 15-летнем возрасте получил приглашение в лигу рангом выше, сыграв в концовке сезона три матча в старшей юниорской команде «Брюинс».

Играя против мощной команды 19-20-летних парней, Айкел в одном из матчей совершил проход к воротам соперника, словно на цыпочках пройдя между двумя рослыми защитниками соперника. После игры тренер оппонентов Скотт Харлоу сказал Мастерсу, что если Айкел не попадёт в первую пятерку драфта, он съест свою шляпу.

Часть успеха Айкела, без сомнения, связана с его зрелостью. Любое внешнее давление не тревожит его. Те, кто знает его лучше, вспоминают, что в 13-14-летнем возрасте он справлялся с интервью так, словно учился на втором курсе колледжа.

Крис Мастерс уверяет, что Айкел нравился абсолютно всем его товарищам по команде.

– Нет недостатка в хороших вещах, которых можно сказать о нем, – считает Мастерс. – Если даже кто-то заставит меня сказать что-то плохое о нем... если честно, у меня будут проблемы с поиском чего-то негативного, касающегося его как игрока или человека. Каждый тренер мечтает не только о суперталанте, но и том, кто превыше всего ставит команду, работает, и не является игроком-всезнайкой. Он обучаемый игрок.

Для Питера Мастерса не удивительно, что Баффало буквально влюбился в Айкела после драфта. Джек располагающий к себе парень.

– Он по-настоящему отличный парень, – говорит тренер. – На самом деле он является отражением своих родителей Боба и Энн. Они отличные люди, работящие. Никогда не позволяли себе или Джеку почувствовать головокружения и всегда держали его скромным. Меня не удивляет, что в Баффало тепло приняли его, он родом из города рабочих. Я вижу Баффало как город работящих людей. Я думаю, такая городская культура хорошо подходит ему. Он будет соответствовать ей.

В 15 лет Крис Мастерс вручил Айкелу ручку с его именем, выгравированным на ней, и попросил использовать ее, чтобы подписать первый контракт. Этим летом Айкел так и сделал.

Бывший тренер «Ниагары» Блейз Макдональд в течение трех лет имел возможность наблюдать за Айкелом из первого ряда. Макдональд тренировал UMASS-Лоуэлл.

– Это клише, но он на самом деле был лидером команды, – рассказывает Макдональд. – Его силу можно было посчитать и его слабостью. Он всегда старался помочь другим. Он раздавал передачи и тут же еще как-то помогал на льду. Может быть, иногда ему нужно было быть более эгоистичным. Его самосознание в молодом возрасте работало словно по уставу.

Это наследие Боба и Энн.

Айкел напряженно учился в средней школе, в течение двух лет посещая курсы и репетиторов, ведь он уже тогда был готов играть в колледже. Он провел два года в Национальной программе развития и в 17 лет поступил в Бостонский университет.

Другими словами, он мог бы быть выпускником в высшей школе Челмсфорда, но вместо этого лидировал по очкам в национальном чемпионате, выступая за Университет Бостона. Он рос фанатом Бостонского колледжа, но выбрал БУ потому что считал, что их программа лучше всего подготовит его к игре в НХЛ. Все было ориентировано на вступление в когорту сильнейших. То, что вы видите сегодня, строилось годами.

– Меня не волнует, чем занимаются другие, – говорит Айкел. – Я занимался после школы. Я занимался каждое утро и катался в летнее время. Я никогда не искал повод, чтобы не делать это. Когда я не тренировался, я чувствовал себя ужасно виноватым.

Его стремление к совершенству, или, может быть, это презрение к несовершенству, непоколебимо. Он посвятил целое лето улучшению своего катания, а следующее лето улучшению своего броска с неудобной руки. Вы еще увидите, на настоящий момент бекхэнд один из самых опасных бросков в его арсенале.

Когда ему было одиннадцать, он послал хоумран над 40-футовыми деревьями и на 200 футов от домашней базы, затем выбил ещё один дальний удар, но мяч упал рядом с забором. Однажды утром, перед игрой в турнире штата, он провел четыре часа в бэттинг-кейдж, он не мог переварить неудачу.

На прошлой неделе он был раздражен пропуском утренней тренировки из-за драфта и жаждал вернуться в ритм, ставший рутинным. Он приехал на 45 минутный сеанс с Эллен Списуззой, ортопедом, работающим с игроками НХЛ и НФЛ за 200 долларов в час.

– Мы нагрузили его с лихвой, превратили его в Гамби (пластилиновая кукла), – рассказала она. – Эти ребята словно регулируемые машины. Они эффективные игроки. Вы считаете этому парню требуется добавить в силе? Вы шутите? Он уже словно Ламборгини амфибия.

Ещё через 45 минут Айкел проводит часовую тренировку на коньках с тренером Кимом Брендволдом в Колледже Мерримак. Часть своего времени он провел с 8-летним следж-хоккеистом, разделив с ним лед. Люди в его окружении говорят, что они никогда не видели, чтобы он отказывался дать автограф ребенку. На следующий день после подписания своего первого контракта, он посетил игровую комнату в институте рака Роузвел Парк.

8

– Нужно прожить жизнь, чтобы встретить такой талант, – уверен Брендволд, который работал с Айкелом в течение четырех лет. – Его талант говорит сам за себя, показывает как напряженно он работает, как сильно он любит играть в хоккей и усилия, которые он прикладывает для этого. Самое приятное то, насколько хорошо он относится ко всем.

Айкел в потрясающей форме, но занятий со Списуззой и тренировок с Брендволдом не достаточно. Он звонит местным знакомым тяжелоатлетам во вторник вечером, потому что пропустил занятие в то утро. Он больше беспокоится о пропущенной тренировке, чем о подписании своего первого профессиональный контракта на следующий день.

– Мне всё время не хватает часов в сутках, – говорит он. – Серьезно.

Единственный сезон в Бостонском университете был самым приятным в его карьере, отчасти потому, что он снова был дома. Ведь он ворвался в программу американского Национального развития в 15-летнем возрасте и бостонский акцент отошел на второй план.

– Его игра выглядела настолько легкой, – вспоминает Эван Родригес, забросивший 21 шайбу и набравший 40 очков в одном звене с Айкелом в команде Университета, после чего подписал с «Клинками» контракт в качестве свободного агента. – Совсем не трудно играть с таким игроком. Кажется, каждый сможет настроить взаимодействие с ним, потому что он делает всех вокруг себя гораздо лучше.

Хорошо, но что насчет уколов из соцсетей, последовавших после видео, где он с пивом в руке говорит «Баффало, я иду к тебе»? Он не был первым первокурсником колледжа, который сделал то, о чем потом сожалел.

– Я был пьян. Я сделал это, – говорит Айкел. – Я не собираюсь что-то скрывать. Большинство людей посмеялись над этим... Настало время для большого дела. И это был один из самых больших уроков для меня. Я уже не могу быть просто парнем из колледжа.

Ну, Джек, Баффало ждал тебя.

Айкел любил Бостонский Университет, он доминировал в своем единственном сезоне там, заставив НХЛ забрать его оттуда. Теперь перед ним новый серьезный вызов. Люди в его окружении предполагают, что для него это довольно рискованно. Завышенные ожидания могут сказаться на его уверенности.

Два года назад для того, чтобы попасть в состав сборной США на юниорский чемпионат Мира он работал четыре раза в день. Три месяца спустя он был в команде. Через год он был назначен капитаном. В этом году он хочет доказать, что он лучший игрок этого драфта. Он ничего не имеет против Макдэвида, выбранного под первым номером. МакДэвид знаменит на всю Канаду, с 12 лет его считают суперзвездой. Для него НХЛ словно данность. Для Айкела это одержимость. Многие считают, что при всех переменных, для Баффало именно Айкел подходит лучше всех.

– Учитывая возможности, окружающую обстановку и то, где находится Баффало, изменения, которые переживают город и «Клинки», это идеальное совпадение, – считает Макдональд. – Он будет очень, очень привязан к людям в Баффало.

– Фред Смерлас (бывший тэкл «Биллс») участвовал в обсуждении на нашем спортивном радио и он очень благоприятно отзывался о Баффало, – говорит друг семьи Майк Роджерс. – Он всё время упоминал, что это город рабочего класса. Люди работают каждый день. Это то, что укоренилось в этом сообществе. А также и там, откуда пришел Джек. Баффало и воспитание Джека почти с удивительной исключительностью сходятся в одной точке на карте. Все это вполне могло происходить в пригороде Баффало. Если это вдруг не сработает, это не будет означать, что он не старался. Он один из самых решительных людей, которых я когда-либо видел в моей жизни.

Задача Айкела играть в свою игру, а не угождать кому-то, удовлетворяя ожидания. Он был в этой ситуации много раз, но он неизбежно допустит ошибки, когда будет привыкать к НХЛ. Также нет способа предсказать, как игрок будет реагировать на большое количество денег. Основываясь на мнении окружающих его людей, это не будет проблемой. Он никогда не терял головы благодаря своим родителям и людям, которые заботились о нем. Боб Айкел доставил из дома тоже сообщение, которому отец Тома Глэвина учил своего сына – парень, внимательно посмотри вокруг и никогда не забывай о своих корнях.

Айкел не будет нуждаться в напоминании этого постулата в тот день, когда 8 октября он дебютирует в НХЛ, в домашнем матче против «Оттавы Сенаторз». Это произойдет в день рождения его отца.

– Он часто говорил мне «Всегда помни людей, которые были здесь, когда ты еще не был Джеком Айкелом – хоккеистом-суперзвездой», – рассказывает Айкел. – Помни, откуда ты пришел. Это причина того, где ты находишься. Он всегда говорил мне об этом, и это верно. Я тот, кто я, благодаря тому, откуда я.

 

Bucky Gleason, buffalonews.com

Bill Hoppe, buffalohockeybeat.com

Фото: Gettyimages.ru/Jen Fuller/NHLI (1); globallookpress.com/Patrick Mcpartland/QMI Agency (2); Gettyimages.ru/Elsa; instagram.com/jackeichel11 (3,9); Gettyimages.ru/Bruce Bennett (4); twitter.com/Jack_Eichel11 (7); roswellpark.org (8)

Автор 
РЕЙТИНГ +108

Свежие записи в блоге

21 июня 22:53
Календарь матчей «Сэйбрз» в сезоне 2016-2017: сложное начало и решающая концовка

1 мая 12:23
«Четверть»: Самый интересный сезон «Сэйбрз» за пять лет

18 апреля 23:56
Locker clean out day: игроки «Баффало» подвели итоги сезона

24 марта 14:56
«Он даже мою свекровь просил сыграть с ним в хоккей». Кто поднимает «Баффало» со дна

28 февраля 16:29
Симулятор дедлайна НХЛ. Итоги

9 января 04:40
«Четверть»: «Баффало Айкелс»

23 ноября 2015 22:20
«Четверть». Экспериментальный клуб профессора Байлсмы

12 октября 2015 15:05
О новом сезоне для проспектов «Баффало»

8 октября 2015 22:21
Послание «Клинков» 2015-2016: врубаем скорость!

24 сентября 2015 20:52
Галопом по Америке. «Баффало». Сегодня здесь играет «Диско»

Сегодня родились

ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

Футбол
Футбол
Почему тренером сборной Англии стал Эллардайс

Никита Киселев – о тренере, который наконец-то добился своего. | 115

Футбол
Футбол
Витцель за 40 млн евро. Нужен ли он был «Зениту»?

Федор Погорелов – о том, чем Витцель запомнится Петербургу. | 368

Футбол
Футбол
Бывший игрок сборной Германии меняет футбольную аналитику

Штефан Райнартц пытается сделать футбольную аудиторию умнее. | 112

Футбол
Футбол
Футболист бундеслиги, который помогает беженцам

Роман Мун – о Ведаде Ибишевиче. | 197

Бокс/MMA
Бокс/MMA
Почему важно болеть за Сергея Ковалева прямо сейчас

В любом бою и с любым исходом, а не просто, когда он побеждает. | 75