Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Главреды. Владимир Гескин: «Если не все можешь сказать, лучше промолчать, чем дурковать»

    Пока футбольный чемпионат России держит паузу, Sports.ru продолжает серию интервью с руководителями ведущих российских медиа. Заместитель главного редактора «Спорт-Экспресса» Владимир Гескин рассказывает о деньгах, дворцах, цензуре, монополии на Аршавина с Павлюченко и Игоре Рабинере, который часто выпускает книги.

    Цвет и Sport Express Inn

    – Объясните читателям: кто возглавляет газету после смерти Владимира Кучмия?

    – Не уверен, что это самый важный для ваших читателей вопрос, но если он вас интересует... Год назад наш главный редактор скоропостижно умер. Во сне. Для всех в «СЭ» это был тяжелейший удар, потому что Кучмий был блестящим журналистом, великолепным редактором и, что еще важнее, замечательным человеком, которого все любили. В тот момент казалась кощунственной сама мысль о том, что кто-то придет на место Владимира Михайловича. И пост главного остался свободен. А соответствующие функции стали выполнять, как нам и полагается по должности, первые заместители главреда – Владимир Титоренко и я. И выяснилось, что этот тандем работает. Мы как бы дополняем друг друга. Если у Титоренко техническое образование, то у меня гуманитарное. Если он всегда любил статистику, то я, если честно, все эти цифры люто ненавижу. Если он всегда любил одни виды спорта, то я другие. Вместе пытаемся сделать хотя бы часть того, что делал Кучмий. А насчет должностей не заморачиваемся. Два главных редактора или два начальника водокачки – суть не меняется. Главное – мы стараемся вести газету и делать это так, чтобы одним было интересно ее читать, а другим – в ней работать.

    «На что-то нам денег не хватает. Например, мы всегда хотели создать свое радио, свое ТВ»

    – Насколько газета сейчас коммерчески успешна?

    – Судите сами. Все сотрудники ЗАО «Спорт-Экспресс» получают зарплату вовремя. У нас есть деньги посылать людей на соревнования: к примеру, на Олимпиаде в Ванкувере работала бригада из 9 человек, а на футбольный чемпионат мира в ЮАР на полный срок поедут 5 человек. Поверьте, это большие расходы. Мы можем покупать и покупаем новую технику. Работаем над новыми проектами. Проводим массовые соревнования – такие, как Турнир дворовых команд. Наконец, даже в условиях кризиса, который в мире СМИ и не думал заканчиваться, повышаем людям зарплату. При этом нужно учитывать, что у нас нет богатого владельца. Уникальный случай в российской журналистике: мы независимы и зарабатываем себе сами. Ситуация очень простая: сколько заработали, столько и потратили. И на что-то денег нам, естественно, не хватает.

    – Например?

    – Например, мы всегда хотели создать свою радиостанцию, свое телевидение. Для реализации определенных интернет-проектов необходимы значительные вложения. Или вот когда-то у нас был журнал «Спорт-Экспресс». Это был замечательный журнал, очень популярный. Он приносил хорошую прибыль, но затем грянул дефолт, и журнал пришлось закрыть. Чтобы начать его публикацию заново, нужны значительные вложения – на оборудование, дополнительные ставки и командировки, на налаживание системы распространения, раскрутку, рекламу... На все это нужно, думаю, миллиона два долларов. И «СЭ-журнал» остается мечтой.

    – После кончины Владимира Кучмия ходили разговоры, что «Спорт-Экспресс» вот-вот продадут. Сколько в этом было правды?

    – Не всем разговорам стоит верить. И потом – зачем продавать? Чтобы учредители положили в карманы какие-то деньги, а дальше хоть трава не расти? Нет, этот вариант не для нас. Потому что учредителями по-прежнему являются люди, когда-то создавшие «СЭ», и для нас важно, каким окажется будущее газеты. Мы – ее родители и хотим, чтобы наше дитя продолжало развиваться, было счастливо. В общем, речь не о продаже. А о том, что для больших серьезных дел порой не хватает средств. Значит, нужен генеральный инвестор. Если он появится, будет хорошо. Но пока такого инвестора не видно – кризис...

    «Речь о продаже газеты не идет. А вот если появится генеральный инвестор, будет хорошо»

    – Три года назад в интервью журналу Forbes гендиректор «Спорт-Экспресса» Иван Рубин поделился глобальными планами на будущее, в том числе планом строительства отелей для болельщиков – Sport Express Inn. Идея получила продолжение?

    – Вообще-то об этом лучше спросить у самого Ивана Георгиевича. А история такая. К нам пришел молодой человек из журнала Forbes. Часа три разговаривал со мной, часа два – с Кучмием и несметное количество времени – с Рубиным. Планировалось, что Forbes опубликует большой материал о «СЭ», на несколько полос, но затем планы журнала изменились, и вышла минимального размера заметка. Видимо, в разговоре Рубин перечислил корреспонденту те направления, по которым, с его точки зрения, можно было бы в теории развивать бизнес, так или иначе связанный со спортом и нашей газетой. Но все остальное из материала вылетело, а отели почему-то остались.

    – «Спорт-Экспресс» остается чуть ли не единственной газетой на рынке, которая не перешла на цветную печать. Почему?

    – Мы регулярно обсуждаем этот вопрос и задаем его рекламодателям. Заинтересованы ли они в том, чтобы мы перешли на цвет? Не заинтересованы. Распространители тоже говорят, что им без разницы. А тогда зачем? Ни в одной газете в России, на наш взгляд, нет нормальной цветопередачи. Не знаю, почему, но получается погано. Вот когда наши замечательные печатники сумеют на газетной бумаге печатать хорошие цветные фотографии, мы с удовольствием перейдем в цвет.

    Рабинер и вагоны

    – У золотого пера «СЭ» Игоря Рабинера только что вышла новая книга – про эхо Марибора, а летом будет издана еще одна – десятая по счету. Как газета относится к его писательской деятельности?

    – Спокойно относится. По той простой причине, что эта деятельность не сказывается на его непосредственной работе. Я не знаю, когда он это делает, как у него это получается, но Игорь феноменально работоспособен, и я перед ним преклоняюсь. Кстати, с профессиональной точки зрения тоже преклоняюсь: именно Рабинер показал всем остальным, что писать книги о спорте стало прибыльно. Он по сути совершил прорыв, и сразу на прилавках появилось много спортивных книг. Это замечательно. С другой стороны, Рабинер, на мой взгляд, частит: это работа на износ, и я боюсь, что в дальнейшем она скажется на его здоровье. Но что поделать – видимо, Игоря вынуждают обстоятельства. Могу предположить, что ему нужны деньги. В таком случае кто-то идет разгружать вагоны или занимается ремонтом квартир. Но Игорю это не нужно, он умеет писать книги. Флаг в руки!

    «Мы обращались в «Динамо», еще кое-что предприняли. Но что можно сделать с отморозками?»

    – Пять лет назад Рабинер написал историческую заметку «Прошу дисквалифицировать Коштинью» – первый журналистский материал, после которого КДК пересмотрел наказание футболиста чемпионата России и отлучил португальца от игры на несколько матчей. Если бы это была не Россия, Игорю наверняка дали какую-то журналистскую награду. Но это Россия, и болельщики «Динамо» стали угрожать Рабинеру расправой. Что делала газета, чтобы защитить своего автора?

    – Прежде всего – мы Игоря отправили в отпуск, и он на месяц улетел в Америку. Чтобы пыль осела. Мы обращались в «Динамо», еще кое-что предприняли. Хотя что можно сделать с отморозками? Тут ничто не защитит.

    – В последние пару лет Борис Левин – постоянный автор первых полос «Спорт-Экспресса». Значит ли это, что газета считает его ведущим автором?

    – Точнее, Левин – один из ведущих авторов, недаром он занимает должность обозревателя. У Бориса есть очень важное для нашей профессии качество – он удивительно легко и плотно сходится с людьми. Многие футболисты – среди них Аршавин, Павлюченко, во многом Жирков, Акинфеев, да и другие – дают интервью только ему. Видимо, они уверены, что Левин не станет переиначивать их слова. Игроки ему доверяют, и это дорогого стоит. Когда появляются такие интервью, мы часто начинаем их на первой полосе.

    – Предполагает ли такой тесный контакт не писать ничего критического? Скажем, может ли Борис Левин написать об Аршавине или Павлюченко что-то острое?

    – А почему нет? На самом деле Левин в своих интервью постоянно задает какие-то острые вопросы. Что, после Марибора он их не задавал? Да и другие журналисты занимались тем же самым, разве не так?

    Конкуренты и бойкот

    – Главный редактор «Советского спорта» Игорь Коц сказал, что между газетами нет никаких отношений. Хорошо ли это?

    – А какие отношения должны быть?

    «У нынешнего «Советского спорта» мало общего с прежней газетой. Это порождение «Комсомольской правды»

    – Вот «Глазго Рейнджерс» и «Селтик» – враги на поле, но союзники в коммерции. На их футболках один и тот же титульный спонсор.

    – Знаете, у нас с «Совспортом» (его когда-то именно так сокращенно называли, а нынешние «СС» мне безумно режут глаз и слух) общих спонсоров нет. Но разве я могу быть врагом этой газеты, если проработал в ней больше, чем, предположу, любой из ее нынешних сотрудников? Я прошел там путь от внештатника до заместителя главного редактора, и эти 17 лет из жизни не вычеркнуть. В общем к «Совспорту» как таковому я отношусь замечательно. Как и мои коллеги, ставшие когда-то основателями «СЭ». Другое дело, что у нынешнего «Совспорта», как мне кажется, слишком мало общего с прежней гремевшей на всю страну газетой. Это скорее порождение «Комсомольской правды», что и не удивительно, если учесть, что обе газеты входят теперь в один холдинг, а Игорь Коц – выходец из «КП». И вообще, как мне кажется, продолжением старого «Совспорта» является «СЭ». У нас и традиции той газеты блюдут, и историю ее знают лучше. А с нынешней... Мы совсем разные, и принципы работы у нас не совпадают. Как нам быть союзниками?

    – Например, поддерживать друг друга, когда ньюйсмекеры теряют остатки совести. Скажем, ситуация с бойкотом «Советского спорта», когда почти все клубы премьер-лиги отказались с ними общаться летом прошлого года, не показалась вам дикой?

    – В таком случае хорошо бы вспомнить, что заставило тогда клубы пойти на такой шаг. И неужели вам никогда не казалось куда более диким, как этот бойкот закончился? По-моему, это куда более абсурдно. Я чувствую определенное уважение к тем командам, которые даже после большого начальственного окрика продолжают относиться к «СЭ» и «СС» несколько по-разному. Не по окрику, а так, как они считают нужным.

    – «Советский Спорт» перемалывал подробности матча «Терек» – «Крылья» несколько месяцев. «Спорт-Экспресс» охладел к теме гораздо быстрее. Не говоря уже о том, на следующий после матча день вышел с дежурным отчетом по игре.

    – Во-первых, мы прокололись. Занялись этой темой на сутки позже, и тут я разве что голову пеплом могу посыпать. А во-вторых, любую тему можно мусолить как угодно долго, но какой в этом смысл, если всей правды так сказано и не было? И мы, и «Совспорт» примерно одинаково знаем всю подноготную этого дела. Но те люди, которые нам об этом рассказали, взяли с нас слово не писать. Если ты не все можешь сказать, лучше помолчать. А не дурковать.

    – У кого, на ваш взгляд, удается разыгрывать актуальные темы удачнее: у вас или у конкурентов?

    – Об этом вообще-то надо читателей спрашивать, а не меня. Просто замечу, что у нас абсолютно разный подход. Вот, к примеру, недавняя история с баскетбольными судьями. И та газета, и другая подробно написали об этом в номере на субботу. Но в «Совспорте» в тот день дали запись разговора арбитров, а мы – нет. Почему? Мы посчитали, что если опубликовать этот разговор просто так, людям ничего не будет понятно. Нужно было наложить его на видеозапись матча. И нам понадобилось время, чтобы найти эту видеозапись, с чем были некоторые проблемы, поскольку матч не показывали по ТВ. Нашли, просмотрели, сравнили и дали запись с комментариями в следующем номере. У кого в итоге лучше? У «Совспорта» раньше. У нас, думаю, глубже.

    «Мы знаем всю подноготную этого дела. Но люди, которые нам ее рассказали, взяли с нас слово не писать»

    – Игорь Коц говорил, что пытался перекупить трех человек у «Спорт-Экспресса». Представляете себе ситуацию, при которой ваш журналист перейдет к конкурентам?

    – Сначала хотел сказать «нет». Но ведь в жизни все бывает. Можно задать другой вопрос: а почему эти трое отказались? Ведь сулили-то им немалые деньги. На самом деле от нас люди неохотно уходят. Очень хорошая творческая атмосфера, да к тому же в «СЭ» звездный состав. Люди, которые работают у нас, быстро растут с профессиональной точки зрения. Не случайно, кстати, в «Спартаке», ЦСКА и «Динамо» руководители пресс-служб – Леонид Трахтенберг, Сергей Аксенов и Константин Алексеев – наши, спорт-экспрессовские. Но понятно, что прорваться в нашем отделе футбола через частокол из Рабинера, Дзичковского, Просветова, Левина, Константинова и т.д. очень сложно. Это дано не всем. Если человека не устраивает такая ситуация, то он, получив наши школу и опыт, уходит. И в любом другом издании чувствует себя очень неплохо.

    Дзичковский и кнопка

    – Евгений Дзичковский пришел в журналисты, сняв китель с погонами подполковника ракетных войск. Сейчас он один из лучших журналистов России. Как можно найти такой кадр в таком неожиданном месте?

    – Ну, ему, наверное, скучно было сидеть у кнопки – слава богу, не нажимать на нее, а просто за ней присматривать. Думаю, у молодого подполковника Дзичковского были прекрасные перспективы. Но он не захотел продвигаться по армейской линии. И пришел к нам. Что ж, Женя не одинок. К примеру, Игорь Ларин, который когда-то пришел к нам и стал писать про НХЛ, параллельно работал над диссертацией о сплавах. Написал – и решил, что наукой больше заниматься не хочет. У нас разноплановых людей очень много. Сергей Бутов защитил диссертацию и теперь кандидат исторических наук. Максим Максимов пишет диссертацию о Борисе Пастернаке. А к примеру, одна из наших дизайнеров, Оля Тришкина, сейчас заканчивает диссертацию по математике.

    «А что, вы считаете, что другими нащими материалами не надышишься? Не соглашусь...»

    – Нынешний пресс-атташе «Спартака» Леонид Трахтенберг как-то опубликовал в «Спорт-Экспрессе» интервью с покойным Анатолием Тарасовым после того, как это интервью ему приснилось. Вы считаете, это был удачный материал?

    – Нет, не считаю. Бывает… Но талант, думаю, имеет право и на эксперимент, и на ошибку. У нас был сотрудник, который с чемпионата мира по боксу прислал материал в виде открытого письма Фиделю Кастро. А еще у нас работал абсолютно замечательный журналист Володя Мозговой, и он однажды написал репортаж с пресс-конференции в стихах.

    – Неужели это не вышло?

    – Не-а. И я потом очень переживал, что этот репортаж зарубил. Прошло много лет, большой материал в стихах захотел написать Слава Маламуд. И я ему дал добро, как бы исправляясь за тот случай с Мозговым.

    – Многие считают, что рубрика «Разговор по пятницам», в которой блистают интервьюеры Александр Кружков и Юрий Голышак, – глоток свежего воздуха в газете. Почему такого рода материалов в «Спорт-Экспрессе» так мало?

    – А что, вы считаете, что другими нашими материалами не надышишься? Не соглашусь. Что же касается «Разговора по пятницам»... На самом деле эта рубрика не очень спорт-экспрессовская. Она скорее из «Комсомолки». Потому что у нас серьезная спортивная газета. А в «Разговоре по пятницам» очень часто пьют, курят, хрен знает чем занимаются. Публиковать такие материалы чаще? Не уверен. В каких-то дозированных количествах – да, по пятницам. Если бы всего этого было больше, мы перестали бы быть сегодняшним «Спорт-Экспрессом».

    Уткин и пальмирование

    – У «СЭ» большое количество договоров об информационном спонсорстве. Мешает ли это работать?

    – Кто вам сказал, что таких договоров много? Вовсе нет, хотя они действительно существуют – только не о спонсорстве, а о партнерстве. При этом мы абсолютно свободны в выборе слов и выражений. Такое сотрудничество никогда не ставило под угрозу нашу независимость во взглядах.

    – Когда у газеты был 15-летний юбилей, Владимир Титоренко написал колонку, в которой подробно рассказал, как ездил на ЧМ-1994 в США, ни слова не сказав, что был там вместе с другим журналистом «Спорт-Экспресса» – Сергеем Микуликом. Такой подход к истории издания сравнили с известным советским методом – «пальмированием».

    – Наверное, более корректно было бы спросить об этом у Титоренко. Потому что у нас нет людей, о которых нельзя упоминать и было бы глупо, если бы существовал какой-то список. Думаю, никто специально Микулика не вычеркивал. И какой в этом мог быть смысл?

    «Насколько я слышал, Уткин потом звонил одному из наших сотрудников, объяснялся, извинялся»

    Похожая ситуация была с Павлом Стрижевским – некогда вашим ведущим хоккейным автором.

    – Ну, это вообще глупость. Тут я в курсе вопроса, поскольку фамилию Стрижевского именно я и выкинул. Но какие-либо цензурные причины абсолютно не при чем. Перед Олимпиадой в Ванкувере Игорь Рабинер под рубрикой «На чемоданах» вспомнил историю про себя и Вайцеховскую. Это была небольшая заметка, где вдруг возникало: «Мой коллега по номеру Павел Стрижевский…» Я это выбросил, потому что это просто мешало. Не потому что коллегой был именно Стрижевский, а потому что короткий текст перегружался дополнительной фамилией. Я ведь из все той же заметки и свою фамилию вычеркнул, потому что решил, что без нее можно обойтись. И уверен, что был прав.

    – Критика, которую в свое время адресовал «Спорт-Экспрессу» Василий Уткин, имела большой резонанс в интернете. Какую реакцию они вызвала в самой газете?

    – Реакция была одна – недоумение. Кстати, насколько я слышал, Уткин потом звонил одному из наших сотрудников, объяснялся, извинялся. Но, так сказать, в частном порядке.

    Пиар и деньги

    – Говорят, что учредители «Спорт-Экспресса» живут чуть ли не во дворцах. У вас дворец есть?

    – Рассказываю. Я живу в двухкомнатной квартире жены на первом этаже девятиэтажного блочного дома. Сейчас мы живем втроем – с сыном. А еще совсем недавно с нами жили наша дочь, ее муж и их маленький сын. Итого в двухкомнатной квартире мы жили вшестером. Да и за городом у меня дворца нет. Но есть дом в простой советской деревне, который был построен моим тестем и еще одним добрым человеком из соседей. Вдвоем.

    – Есть мнение, что «СЭ» берет деньги с клубов за пиар. Если условный мытищинский «Атлант» хочет, чтобы о нем писали больше, чем о нижегородском «Торпедо», он должен заплатить денег. Это правда?

    – Теоретически – возможно. Практически – нет. Хотя прежде бывали ситуации, когда к нам обращались какие-то команды, чтобы мы писали о них больше. Но если, условно говоря, это была новосибирская «Сибирь», то вместо маленькой заметки мы писали небольшую. Написать о ней полосу все равно было невозможно. Ситуаций, когда мы вопреки здравому смыслу каким-то командам отдавали бы львиную долю места, не было никогда.

    – Когда такие команды обращались, вы соглашались?

    – По-разному. Такое обращение в завершившемся хоккейном сезоне было, если не ошибаюсь, только одно.

    «Бывали ситуации, когда к нам обращались какие-то команды, чтобы мы писали о них больше»

    – Человек из мира спорта, который произвел на вас самое сильное впечатление?

    – Их тоже было много. Когда-то – лорд Килланин, потом Самаранч. Безусловно, Виталий Георгиевич Смирнов. Сергей Бубка. Александр Попов. И Тед Тернер, наверное. Человек, который стал сверхмиллионером, основал компанию TBS – Turner Broadcasting System, организовал Игры Доброй Воли и создал CNN. А кроме всего прочего, он был знаменитым яхтсменом и выиграл «Кубок «Америки». Я видел, как японцы – немолодые люди из серьезных изданий – к нему просто подползали. Практически буквально. Потому что понимали, сколько у него денег и влияния.

    – Три лучших пишущих спортивных журналиста России, на ваш взгляд.

    – Не скажу, потому что не смогу выбрать. Думаю, только в «СЭ» лучших будет человек 12. Не считая тех, кого я бы назвал лучшими молодыми журналистами. Ну смотрите. Дзичковский – безусловно. Рабинер – безусловно. А Левин? А Вайцеховская? А Кружков с Голышаком? А Маламуд? А Просветов? А Саша Беленький? Я уже назвал восемь человек и еще кого-то наверняка пропустил. А ведь есть люди, которые к этим лучшим на подходе. Например, Сергей Бутов или Андрей Кузнецов. Что же касается других изданий, то назову Андрея Ванденко. И все.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы