Блогбастер
Блог

«В каждом сезоне происходили мистические вещи». Как португальской «Лейрии» мешали выйти в Суперлигу

Тюрьма, нелояльные судьи, странные матчи и футболист-колдун.

Александр Толстиков закончил футбольную карьеру в 27 из-за голеностопа: несколько переломов и растяжений не давали играть на полную. Травма позволила ему плавно перейти от спорта к бизнесу: он открыл в Азии спортивное агентство и представлял интересы Светланы Хоркиной и Алексея Немова в предолимпийском Китае. Когда в российский футбол стали поступать инвестиции, Толстиков вернулся в Москву и переориентировал агентство на отечественный рынок клиентами D‑Sports стали: Пикущак, Самодин, Тигорев, Синицын, Крицюк и Ерохин.

В начале 2015 года Толстиков отправился в погреб португальского футбола, став владельцем и президентом клуба «Униао де Лейрия». В команду хлынула перспективная русская молодежь: Юрий Бавин, Павел Дронов, Алексей Панфилов, Томас Рукас, Виталий Лысцов, а Толстиков поставил задачу: к 50-летию клуба подняться из Третьего дивизиона в Суперлигу.

– Ваша футбольная карьера прошла в девяностые. Как в то время справлялись без агентов?

Когда я играл, агенты уже начали появляться. Они были больше посредниками: помогали найти тот или иной вариант. Тогда у агентов не было лицензии, сейчас практически все учтены: деньги, которые они зарабатывают – более легальны. Передвижений денег «в черную» стало намного меньше, профессия становится более чистой.

– Чем вы занимались до того, как стали агентом?

– Я занимался оптовой торговлей обувью: производил в Китае, продавал в России. Бизнес приносил достаточно средств, было интересно. Потом мне стало не хватать на него времени, и я сначала передал, а потом и вышел из бизнеса. Все это время я старался быть рядом с футболом, поэтому в 2009 году открыл в Китае свое спортивное агентство.

– Каким вам запомнился Китай нулевых?

– Чувствовалось, что находишься в другом мире. Было понятно, что народ готов свернуть горы за еду. В те времена было огромное уважение к иностранцам. У них даже была поговорка: «Один иностранец кормит двух китайцев». Ближе к 2009 году ситуация поменялась. Произошел экономический взрыв, китайцы начали богатеть. Последний раз я был там в сентябре прошлого года и почувствовал, как все изменилось. Китай в нулевые – это толпы велосипедистов, грязные подворотни. Сейчас – чистота, порядок, огромные скверы, дороги, велосипедистов все меньше.

– Китай ассоциируется с большими деньгами. Как было тогда?

– Все трансферы проходили через китайских агентов, ни один не был сделан напрямую. Местные агенты получали все комиссионные, после этого платили твою долю. Было ощущение, что у них все не совсем «в белую». В 2007 году мой клиент – болгарин Светослав Петров – получал в «Чанчунь Ятай» 40 тысяч долларов чистыми. Тогда это были приличные деньги. В России платили около 20-25 тысяч.

– В 2011 году вы стали спортивным директором «Краснодара», который только вышел в РПЛ.

– Я стал главным скаутом. Спортивным директором был Станислав Лысенко. У меня были хорошие отношения с руководством клуба. В один момент Владимир Хашиг (генеральный директор «Краснодара» – прим. авт.) предложил возглавить селекционный отдел, чему я был безумно рад. Я давно хотел работать в клубе, поэтому мгновенно принял его предложение.

– Как же конфликт интересов: агент становится главным скаутом?

– Зависит от того, насколько ты профессионал, насколько ты предан клубу, в котором работаешь. Если качество игрока соответствует уровню клуба, то я не вижу никакого конфликта интересов. Могут быть сложности для клиентов агентства, которые все сразу же хотят попасть в известный клуб, а тебе надо объяснять, что это невозможно. Закрывать агентство не было никакого смысла, если его лидер ушел работать главным скаутом в клуб. Я не мог оставить людей на улице.

За время моей работы было не очень много трансферов. За два трансферных окна их просто не может быть много. Конфликтов, о которых ты спрашиваешь, у меня не было. Часто были споры, несогласия, но, тем не менее, все решалось на общем собрании. На нем Сергей Николаевич [Галицкий], Владимир Леонидович [Хашиг], Славолюб Муслин, Станислав Лысенко и я совместно принимали решение, вне зависимости от того, кто являлся агентом игрока.

Перед «Краснодаром» стояли совершенно другие задачи, они не могли себе позволить взять Вилену, Кабелла. Речь шла о 1-1,5 миллионах евро. Я недавно поднимал свои записи тех лет. В шорт-листе тогда было не менее 100 игроков. Одним из них был Адам Лаллана, который сейчас в «Ливерпуле», но это ни о чем не говорит. Он был молодым нераскрученным футболистом, и я рад, что мы тогда следили за ним.

– Как вы оцениваете свою работу в «Краснодаре»?

– Мне кажется, мы сумели поднять скаутинг на более высокий уровень. Была создана определенная база, были отобраны критерии по игрокам, которых мы собираемся взять. Была налажена отчетность, отслеживание и анализ всех футболистов, которых мы смотрели. Четкое распределение границ, где мы ищем футболистов, кто лучше адаптируются в клубе. Думаю, что и «Краснодар», и я в то время сделали шаг вперед.

– Почему вы проработали всего год?

– Я понял, что готов начать самостоятельную работу: стал готовить себя к приобретению футбольного клуба «Униао де Лейрия». При этом я сохранил очень хорошие отношения с «Краснодаром», стал помогать им в некоторых вопросах на аутсорсинге.

– В «Краснодаре» у вас два клиента: Крицюк и Синицын. Их устраивает роль дублера Сафонова?

– Они профессионалы, они хотят играть. Только профессионал терпит и работает. В футболе у каждого бывает шанс. У ребят все хорошо, они с перспективой смотрят в будущее.

– Ищут ли они варианты получать больше игровой практики?

– Они постоянно стараются доказать в тренировочном процессе, что готовы играть с первых минут. Главный тренер «Краснодара» говорил, что у него в команде три вратаря высокого уровня. Надо работать и терпеть.

– Просят ли они вас найти другой клуб?

– Возможность сменить клуб существует всегда, и агент может в этом помочь, но в первую очередь нужно работать и выполнять свой контракт.

– Четыре года назад вы считали Крицюка первым вратарем страны. Что скажете сейчас?

– Не все пошло так, как мы планировали. На это есть объективные и субъективные причины. Стас не опускает рук, и, хотя он становится старше, я уверен, что он еще заявит о себе.

– В конце июня у него заканчивается контракт. Обсуждали с клубом этот вопрос?

– Да, обсуждали. Я нахожусь в постоянном контакте с руководством клуба. Скорее всего, контракт будет продлен до конца сезона, если чемпионат закончится позднее намеченного срока. Думаю, будут составлены общие нормы с рекомендациями от УЕФА, ФИФА, и все футболисты получат возможность подписать дополнительное соглашение о пролонгации контрактов до конца чемпионата, если он будет доигран. Будем решать эту задачу по ходу дела.

– Став президентом «Лейрии», вы озвучили цель: выйти в Суперлигу. Почему не получилось?

– Это очень интересная тема, об этом я никогда никому не рассказывал. Третья лига Португалии – самый сложный чемпионат в мире: всего 2 из 72 команд выходят в Сегунду. Если разобрать все сезоны – в каждом из них происходили просто мистические вещи.

Сезон 2015/2016 – первый в качестве президента и владельца клуба. За семь туров до конца регулярного чемпионата команда обеспечила выход в первую стадию плей-офф. За неделю до предпоследней игры меня обвиняют в страшных вещах, я попадаю в тюрьму. После этого моя команда выигрывает первый матч на Азорских островах с крупным счетом. Все думают, что вот-вот выйдет президент и все будет нормально. В последнем туре вместо победы мы играем вничью. Я находился в тюрьме, футболисты не понимали, что происходит. Никто не знал, что будет дальше. Нас просто не пустили во вторую стадию плей-офф. Так закончился первый сезон.

Начинать следующий сезон было сложно. Я формировал команду на коленке, находясь в тюрьме. Ко мне приходили спортивный директор, главный тренер, и мы вместе размышляли о составе. Мы очень плохо начали сезон, выход плей-офф решался в последнем туре регулярного чемпионата. Нам нужно было забить больше, чем команда с Азорских островов в параллельном матче. Мы играли на выезде с командой, которая в среднем пропускала 4 мяча за игру. Наш конкурент играл дома с крепким середняком. На 64-й минуте мы вели 5:0, соперник играл вничью – 1:1. В конце концов наш матч закончился 6:0, а игра конкурентов – 7:1. Этому матчу были посвящены ток-шоу на ТВ, было заведено уголовное дело, но через восемь месяцев дело закрыли. Сейчас оба клуба лишены профессионального статуса.

Сделали акцент на сезоне 2017/2018. Собрали великолепную команду, с преимуществом в 12 очков выиграли регулярный чемпионат, вышли в плей-офф. Четвертьфинал мы прошли легко, а в день ответного полуфинала произошли интересные вещи. За два часа до игры спортивный директор сообщил мне, что наш сенегалец колдовал: что-то закапывал в воротах. Во втором тайме мы повели 1:0, счет нас устраивал. Вдруг в штрафной происходит стычка между сенегальцами: нашим и игроком команды «Мафра». После чего игрок команды противника вытаскивает из-за ворот куклу вуду и выкидывает ее за поле. Через минуту соперник подает угловой, и мяч после сумасшедшей срезки залетает в наши ворота. Мы побежали отыгрываться. С первых минут было ясно, что судьи не будут к нам лояльности. Судья назначает штрафной в ворота соперника. Они тянут время, происходит потасовка, после которой арбитр выгоняет нашего игрока и назначает штрафной в нашу сторону. Игра так и закончилась – 1:1. Увы, опять не вышли.

В сезоне 2018/2019 мы уверенно заняли первое место, хотя было сложно тянуть проект в одиночку – после 2016 года я остался без партнеров. Вытягивал только на продаже футболистов. Перед плей-офф федерация футбола Португалии наказала нас матчами без зрителей за то, что в предпоследнем туре прошлого сезона у нас на замену вышел мальчишка из команды юниоров, у которого в какой-то из медицинских анкет не стояла галочка, что он может играть за первую команду. Это просто механическая ошибка непонятных клерков.

Мы пытались оспорить наказание. Советовались с юристами «Порту», «Бенфики», «Спортинга», которые были наказаны аналогичным образом, но, тем не менее, все игры провели с болельщиками. «Лейрия» – нет. Это вызвало негодование у болельщиков, которые так ждали игры плей-офф.

В полуфинале мы сыграли дома без зрителей 1:1, пропустив фантастический гол от бывшего игрока. Наши болельщики готовятся ехать на выезд. Стадион у соперников небольшой, и они пишут письмо в федерацию, чтобы им разрешили продавать только тысячу билетов вместо трех, потому что матч очень опасный, могут произойти стычки. Федерация дает им эту возможность, и они выделяют нам гостевую квоту – всего сто человек.

Во время матча мы понимаем, что у них полный стадион болельщиков, а наших только сто. Чем это грозит? Двумя играми без зрителей и штрафом 1000 евро. В основное время мы играем 1:1, а в серии пенальти судьи опять не были к нам лояльны. Первыми били хозяева – промазали. У нас преимущество. Судья останавливает на три минуты удар нашего игрока, мотивируя это тем, что успокаивает болельщиков и запасных. У нашего футболиста закисли ноги, и он не забил.

Вот и все. В футболе не бывает мелочей.

– Неудачи во всех сезонах – это звенья одной цепи?

– Получается, что так. Я единственный активный иностранный президент во всем португальском футболе. Видимо, кому-то это не нравилось. Я не могу сказать, насколько это влиятельные люди, но Португалия – не очень большая, там легче повлиять на результат.

– Почему вас так невзлюбили?

– Есть много версий. Мы проделали фантастическую работу, и, возможно, кому-то это было очень тяжело перенести. У меня даже есть предположения, кому в Португалии я мог перейти дорогу. Плюс политический вопрос: сейчас в Европе не очень лояльны к россиянам.

– Вы обещали рассказать, кто за этим стоит, когда дело закроют.

– Я могу предположить, но боюсь ошибиться. Время идет, когда-то это станет известно.

– Составьте примерный фоторобот злодея, который за этим стоит.

– Мне кажется, изначально все пошло от одних из влиятельных футбольных представителей, которые были непосредственно связаны с «Лейрией». Потом этому предали политический окрас, и в сумме получилось так, как получилось.

– Давайте зафиксируем. Во всех неудачах клуба виноваты два фактора: негативное отношение к русским в Европе и зависть, когда у кого-то получается делать бизнес лучше. Правильно?

– Увы, возможно это так.

– Игроки «Лейрии» Лысцов, Бавин, Панфилов и Дронов, по вашим прогнозам, должны были играть в сборной на чемпионате мира в 2018 году.

– Это был не прогноз, а искреннее пожелание.

«У Виталия есть все шансы, чтобы стать игроком сборной на ЧМ-2018».

– Про него я мог сказать. Тогда он играл в паре с Линделефом, который сейчас в «МЮ». Лысцов по возрасту подходит под игрока на ЧМ-2018, но травмы не позволили ему заявить о себе так, как я себе это представлял. Перспективы Виталика были намного выше. У него есть свои минусы, но больше плюсов. Увы, минусы сыграли не самую полезную роль в его карьере.

Ему нужно игровое время, доверие и тогда он заслужит взгляда Станислава Саламовича. В феврале 2018 года, когда пошла череда травм у защитников сборной, я просил Станислава Саламовича обратить внимание на Лысцова, но попасть в сборную из «Бенфики-Б» сложно. Надеюсь, в «Крыльях» он обретет уверенность, место в основном составе, и мы увидим его [в составе сборной России на чемпионате мира] в 2022 году.

– В «Лейрии» играли почти 20 россиян. Почему никто не дорос до сборной?

– Иван Злобин – молодой вратарь, который идет поступательно. От отыграл сотню игр за «Бенфику-Б», доказал, что является игроком основной команды. Сейчас он бьется за место первого номера в «Бенфике». Как только он будет играть не на кубок, а в чемпионате, тренеры сборной тут же обратят на него внимание. Это даже не обсуждается. Сафонов, Максименко и Злобин – будущее сборной.

Юрий Бавин сейчас в «Урале». Я очень рад, что он получает игровое время и находится в структуре клуба Премьер-лиги. Томас Рукас – футболист с потенциалом. Как руководитель клуба я выполнил свою работу – продал их в «Зенит».

Каждый из этих случаев индивидуален. Они еще достаточно молодые футболисты. По своим качествам они еще могут заиграть, по менталитету – другая сторона вопроса: смогут ли они стать взрослее и не совершать те ошибки, которые у них были до 24 лет.

– Любой из них может «включить Варди» и за несколько лет стать игроком сборной?

– В футболе возможно все. Работая и развивая свои качества, игрок может попасть в сборную и после тридцати. Желаю каждому из них рано или поздно достичь этой вершины.

– Еще вы говорили, что «Лысцов – это улучшенный Чорлука», а «Никулин в перспективе способен потеснить Промеса».

– Я не отказываюсь от своих слов. Если Лысцов не покажет себя в двух следующих сезонах, то он уже никогда не будет Чорлукой, хотя у него все для этого есть. Никулин был на просмотре в «Бенфике», «Спортинге» – везде показывал свой сумасшедший талант. К сожалению, за ним нужно было все время присматривать: спать с ним, есть с ним, водить его за руку на тренировку. Он не смог заставить себя правильно относиться к футболу ни в «Лейрии», ни в «Спартаке», ни в «Чертаново», и уже закончил с футболом.

– В феврале из «Лейрии» ушел последний россиянин. Проект закрывается?

– Да, закрывается. Финансировать клуб в одиночку – не просто. Надеюсь, скоро я выйду из этого проекта. Есть перспективы, что мы будем сотрудничать с новыми владельцами, и тогда появится вероятность, что русские игроки еще сыграют в «Лейрии».

– Эти 6 лет в клубе: потраченное время или бесценный опыт?

– Огромный, но очень дорогой опыт. Масштаб видения футбола расширен. Я надеюсь, что все эти знания я смогу реализовать в другом проекте.

– В чем отличия в работе агента футболиста и агента тренера?

– Если мы говорим о поддержке в тяжелую минуту, то она практически одинаковая. Если мы говорим о поиске клуба, то, конечно, тренеру намного сложнее найти перспективный проект.

– Почему Кучук после «Локомотива» не работал в больших клубах?

– Для меня Кучук – один из самых сильных тренеров в постсоветском пространстве. Для того, чтобы удержаться на высоком уровне, надо во всех аспектах быть глыбой, что не всегда просто. Вокруг очень много подводных течений, закулисной борьбы, с которой надо справляться. А еще и надо выигрывать.

Иногда совет директоров принимает решения, основываясь на ложной информации. Ты, наверняка, читал слова Смородской. Клуб хочет его подписать, начинает это читать и отталкивается от того, что написано в прессе. Я не могу бегать и всех убеждать, что он не такой.

Чтобы это поменять, надо опуститься на уровень ниже, чтобы потом вернуться на прежний уровень. Кучук везде показывал лучшие результаты. Если чемпионат Первой Лиги Украины не будет доигран, то получается, он вывел «Рух» в Премьер-лигу.

Интервью с Шарифом Мухаммадом, который играл за «Анжи» и рассказал об откатах в молодежке. Сейчас он капитан сборной Афганистана и чемпион Мальдив

Суперталант «Чертаново» перешел в «Кайрат». Называет лимит убийцей конкуренции, любит Булгакова и Стивена Кинга, готов работать на заводе

Картавый Ник – в «Сочи»: работает бесплатно, без лицензии, хочет стать главным тренером в чемпионате топ-5

Фото: facebook.com/alexander.tolstikov.7facebook.com/uniaodeleiria; fckrasnodar.ru.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья