Наш Ермак
Блог

«Ермак» снова на пороге закрытия. На этот раз у клуба из глубинки серьёзные проблемы

Полгода назад в нашем блоге вышел этот текст. Там мы на примере «Ермака» декларировали, что хоккей в России мёртв: невыплаты зарплат игрокам, массовое расторжение контрактов после дедлайна, полное отрицание необходимости работы с болельщиками и отсутствие каких-либо перспектив. Вернее, мёртвым тогда казался только ангарский клуб — к празднующему 75-летие российскому хоккею мы вернёмся позже.

Удивительно, но «Ермак» не отбросил концы весной 2021 года: мало того, что команда осталась участником Высшей хоккейной лиги (ВХЛ), так ещё и смогла подписывать вполне неплохих игроков вроде Дениса Шуракова или Ильи Берестенникова. Но, кажется, время пришло: исполнительный директор «Ермака» Александр Быков заявил, что у команды нет денег на продолжение регулярного чемпионата. Дальше — только уход в забвение.

Слухи о кончине «Ермака» ходили и летом, когда администрация Ангарска выделила на существование команды в 9 раз меньше средств, чем годом ранее. В интернете всплывала информация, что Александр Быков планировал отзаявить команду из ВХЛ и спустить её в Национальную молодёжную хоккейную лигу (НМХЛ), но после совместной встречи с генеральным директором ВХЛ Кириллом Пафифовым и губернатором Иркутской области Игорем Кобзевым изменил своё решение.

Главный вопрос этого текста звучит уже здесь, в четвёртом абзаце — Кирилл Пафифов приезжал в Ангарск, разговаривал с директором клуба и местным губернатором и, раз «Ермак» допустили до участия в чемпионате, получил финансовые гарантии. Как так получилось, что у клуба закончились деньги? Вопрос риторический.

Новый сезон, проблемы старые

В новый сезон «Ермак» заходил с прежним тренерским штабом — главный тренер Виталий Соловьёв и его ассистент Сергей Чубыкин продлили соглашения, а также с почти полностью пересобранным составом, от которого остались лишь один основной игрок и пара молодых пацанов, не делавших никакой погоды.

Ставка в селекции была сделана на вчерашних выпускников молодёжных лиг, ряд хоккеистов пришли из первенства ВХЛ. Из более-менее опытных игроков команду пополнили Захар Чернов из «Рязани», Савелий Ольшанский из «Челмета», Кирилл Смирнов из «Химика» и Денис Шураков из «Южного Урала» (и все пришлись ко двору и стали лидерами, но Шураков уже покинул ангарскую команду и перешёл в альметьевский «Нефтяник»).

В плане комплектования «Ермаку» сильно помог магнитогорский «Металлург», с которым летом был заключён договор о сотрудничестве. По договору в Ангарск приехали Даниил Апальков, Владислав Сёмин, Андрей Гусев, Егор Коробкин — все они хорошо влились в игру и сходу стали хоккеистами основы, а Коробкин так и вовсе сделал пока что единственный хет-трик «Ермака» в нынешнем сезоне.

Даниил Апальков в составе «Ермака». Фото: ИА «ИрСити»

Пусть ангарчане и начали сезон не очень хорошо, каких-то глобальных претензий по игре к ним предъявить было сложно. Пожалуй, вспоминаются только гостевые встречи со «Звездой» (1:5) и питерским «Динамо» (1:5), а также домашний матч с «Горняком» (3:6), где у команды Виталия Соловьёва не получалось ничего.

В других играх было достаточно характера, можно было понять, за счёт чего «Ермак» хочет победить (за счёт плотной игры в обороне и выхода в контратаку или же наоборот — за счёт развития грамотных позиционных атак). Судьба матча решалась, как правило, лишь чередой мелких ошибок, за которые молодую команду неизбежно наказывали.

К сожалению, к концу октября «Ермак» начал отпускать соперников, находящихся в топ-16 ВХЛ. Если к началу месяца ангарчане отставали от 16-го места всего на 3-4 очка, то сейчас — уже на 7-9. Ситуацию можно было бы чуть подправить за счёт выезда («Лада» и «Барс» как раз замыкают топ-16, а «Дизель» с ЦСК ВВС барахтаются внизу — играть можно со всеми), но на фоне последних новостей теперь ни в чём нельзя быть уверенным.

Ненужный спорт Иркутской области

Первыми тревогу забили болельщики, но затем клуб через СМИ подтвердил их опасения. «Ермак» действительно находится в сложном финансовом положении. По словам исполнительного директора «Ермака» Александра Быкова, клубу нужно порядка 35 миллионов, чтобы доиграть сезон.

«Для спорта в Иркутской области настали тяжёлые времена. Закрылась футбольная команда в Иркутске, у волейбольной есть трудности. Не хотелось бы, чтобы такая участь постигла и „Ермак“. У нас появляются новые молодые таланты. В основной сборной России играет Дмитрий Воронков, в финале юниорского чемпионата мира играли Владимир Грудинин и Даниил Жилкин. Нельзя, чтобы команда закрывалась», — заявил он.

Исполнительный директор «Ермака» Александр Быков. Фото: пресс-служба «Ермака»

В какой-то степени вся эта ситуация была предсказуемой и читалась ещё летом. Было наивно заходить в сезон, имея 8 миллионов рублей от города (хотя раньше, как помним, всегда было не меньше 70 миллионов), и ещё 15 — от области.

Можно предположить, что клуб рассчитывал на помощь регионального министерства спорта в ходе сезона, но вся история иркутского спорта за последние 10 лет говорит ровно об обратном — никакой помощи от него ждать не приходилось и не придётся.

За десять лет Приангарье осталось без трёх профессиональных футбольных клубов: в Иркутске закрылись «Байкал» и «Зенит», в Братске (второй по населению город области, находится на севере региона) — «Сибиряк». Причём в Братске были проблемы даже со школой, но её всё-таки удалось перезапустить в формате муниципального учреждения.

А ещё Иркутск на полгода оставался без профессионального баскетбола, когда область внезапно решила не давать деньги, как обещала ранее. «Иркут», который в сезоне 2016-2017 стал серебряным призёром Суперлиги-1, через полтора года закрылся на лопату. Благо, что остановка была всего полугодичной, и сейчас команде удалось вернуться на свой уровень.

Добавим к этому женский волейбольный клуб «Ангара», у которого в последние 10-15 лет было только три более или менее спокойных сезона. Всё остальное время команда буквально до самого начала сезона не знает, будет ли она играть вообще. А если будет — то где (и в каком чемпионате, и буквально где — на какой площадке).

К вопросам управления «Ермаком» мы уже обращались полгода назад. Но есть проблемки и с областным минспорта, которое постоянно что-то обещает, но не спешит свои обещания сдерживать. Наше министерство — вообще штука очень странная. Лучше всего ситуацию с ним характеризует то, что в Иркутской области уже на протяжении года нет министра спорта. Предыдущий руководитель ведомства, бывший баскетболист Илья Резник покинул свой пост в июне 2020-го.

С тех пор в должности врио министра находится первый зам Резника Павел Богатырёв. Об этом человеке мало кто знает, откуда он вообще взялся и чем занимался раньше. Минспорта же за это время стало вещью самой в себе, которая существует в отрыве от своего же профессионального сообщества.

Врио министра спорта Иркутской области Павел Богатырёв. Фото: ТАСС

Можно сколько угодно говорить о том, что спорт должен существовать вне государства, и транслировать другие благоглупости, но реальность на местах показывает, что профессиональный спорт в глубинке — явление скорее социальное, чем бизнесовое. И где-то это понимают.

В соседнем с Приангарьем Красноярском крае, обладающим сопоставимым экономическим и техническим потенциалом, на содержание профессиональных команд в 2021 году потратили 1,7 миллиарда рублей. А теперь загибаем пальцы: в Красноярске на элитном уровне играют две регбийные (одна находится на балансе области, другая — в частно-муниципальном партнёрстве), баскетбольная и волейбольная команды, а также клуб по хоккею с мячом. Чуть пониже остались хоккей с шайбой и футбол. Итого — семь профессиональных команд на один город.

Все, кроме регбийного «Красного Яра», имеют форму автономного некоммерческого учреждения и организованы краевым Центром спортивной подготовки. То есть, они отчитываются не только за потраченные бюджетные деньги, но вообще за всё своё существование. И это работает — клубы из Красноярска, может быть, и не входят в число самых богатых по своим видам (как исключение — регбийный «Енисей-СТМ» и «Енисей» по бенди, но тут можно сделать скидку на сами виды спорта), но зато стабильно играют на своём уровне и дают площадку для развития собственных воспитанников.

Игра «Сокола» и «Ермака» в Ангарске. Фото: ИА «ИрСити»

В Красноярском крае удалось не только аккумулировать в профклубах деньги из бюджета, но и привлечь бизнес, создав ему приятные условия для работы. Шайба и футбол спонсировались «Новоангарским горнообогатительным комбинатом», которое работает не только в Красноярье, но и в Амурской области. Бенди вполне успешно сотрудничает с одной из крупнейших логистических компаний Сибири — «Сервико» (она, кстати, из Иркутска).

Что-то подобное могло бы существовать и в Иркутской области, когда министерство спорта не только бы субсидировало профессиональные клубы, но и полностью контролировало их жизнь и, в какой-то степени, было ответственным за их развитие, но увы.

А ведь тот же «Ермак» в последние годы получил едва ли не самое талантливое поколение детей. Юниорская команда ещё недавно боролась с лучшими российскими школами на финальном этапе ЮХЛ, а дети регулярно входят в число фаворитов, играя по Сибири. Но все наверняка понимают, что произойдёт, если в Ангарске исчезнет профессиональный хоккей. Нашу область вполне может постичь участь какой-нибудь Томской области, которая давала талантливых игроков, когда была представлена заштатными «Кедром» и «Янтарём» на профессиональном уровне, и — перестала, когда исчезли клубы Высшей лиги.

Российский хоккей мёртв — утверждение или вопрос?

Вы скажете: ситуация в отдельном регионе не показывает всей картины развития спорта в стране. И вы будете правы. Действительно, проблемы одного «Ермака» не говорят о крахе всего российского хоккея, а крутое пике «Иркута» — о плохих результатах деятельности Андрея Кириленко на посту президента Российской федерации баскетбола. Факт.

Абстрагируемся от других видов спорта — сейчас нас интересует только хоккей.

Континентальная хоккейная лига выглядит хорошо. Здесь и повышенная конкуренция в лиге (связанная с неудачным стартом «Авангарда» и «Локомотива», а также затяжным падением ЦСКА), и начинающий работать потолок зарплат (обмен Каменева после приезда Гусева и обмен Сошникова как пример), и матчи в Дубае, и местные звёзды вроде того же Гусева, Джейка Виртанена, Маркуса Гранлунда и Вадима Шипачёва. Но весь лоск КХЛ не показывает развития самого вида спорта в стране — центр Петербурга тоже выглядит потрясно, но проспект Ветеранов... вы видели проспект Ветеранов?

Увы, но результат сборной тоже не показатель. Мы гордо и уверенно разбили чехов в полуфинале и чуть менее гордо и уверенно обыграли немцев в матче за «золото» Олимпиады-2018 — от этого очередной талантливый пацан из Коркино не будет заниматься хоккеем, несмотря на отсутствие денег на вратарскую экипировку. Идущий за рекордом Гретцки Овечкин и молодой Капризов могут разорвать Канаду в клочья в Китае в 2022-м — но и этого будет недостаточно для того, чтобы хоккейная школа в пгт в Волгоградской области не закрылась из-за недостатка финансирования.

Развитие хоккея и любого командного спорта в целом нельзя мерить только по главной лиге или сборной страны. СКА, похожий на гламурный журнал с самыми большими звёздами, или системный «Ак Барс», работающий как огромный механизм, могут быть привлекательны на телеэкране. Их успех будет окрылять 17-летних юниоров из Кирово-Чепецка и Балашихи, но это всё ещё не будет показателем.

А что показатель? Правильно — подэлитная лига. Её состояние и определяет реальный уровень вида спорта по одной простой причине — её не нужно «вылизывать» перед телекамерами, поскольку телекамеры на неё не посмотрят. Следовательно, там будет тот хоккей/футбол/баскетбол/ командный пляжный бадминтон (нужное подчеркнуть), который и есть в стране прямо сейчас. Именно в Высшей лиге и проявятся все существующие грехи — от низкого качества судейства до невыплат зарплат игрокам.

А что с ВХЛ? Лигу вынуждено покинули иностранные клубы, которые были одними из фаворитов. Фарм-клубы заполоняют ВХЛ, а на самобытные команды ходит всё меньше и меньше болельщиков (речь идёт даже о доковидных временах — матч «Нефтяника» и «Южного Урала» в Альметьевске в 2015 году посетили более 2 тысяч человек, в 2019-м — только 904), «Ижсталь», ЦСК ВВС и «Ермак» живут не самую лучшую жизнь. Над ангарским клубом вообще висит угроза снятия с чемпионата. Нет, в ВХЛ есть клубы-олигархи (по местным меркам), и бедных становится меньше. Но, к сожалению, из-за естественной убыли.

«Спутник» из Нижнего Тагила, ТХК из Твери, «Титан» из Клина, «Звезда-ВДВ» из Дмитрова, московские «Крылья Советов», «Ариада-Акпарс» из Волжска, «Саров» из Нижегородской области, краснодарская «Кубань», «Липецк», курганский «Юниор» и почти все команды из бывших первой и второй лиг. Этих команд больше нет на российской спортивной карте. На Sports.ru выходил текст о реалиях хоккея в Новокузнецке. Местная школа перестала выпускать таланты после того, как «Металлург» покинул КХЛ. Как думаете, какова вероятность появления хотя бы одной звёздочки, когда профессионального хоккея нет в городе вообще, и пацанам просто не на кого равняться?

Руководители ФХР могут вечно рассказывать об успехах программы Red Machine, хвалиться победами на очередном этапе Евротура и прочими удачами — но это не оживит российский хоккей. ВХЛ и «Ермак» показывают, что пациент уже мёртв.

Или всё ещё можно спасти?

Авторы: Данис Брянский, Даниил Конин

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные