The Base
Блог
Спецпроект

«Филимонов расстраивался, когда я пробивал его на тренировках». Крутейший русский уличный футболист

Он выглядит как Пуйоль, владеет мячом как Роналдиньо, а истории рассказывает лучше всех.

Видите парня на фотографии сверху? Он выглядит как Пуйоль, работает с мячом как Роналдиньо и носит имя и футболку Жан-Пьера Папена. Все это сделало Дениса Попкова по прозвищу Папен культовым персонажем русского уличного футбола, где он стал одним из первых профессиональных игроков.

Однако история Папена не только про финты и внутреннюю сторону стопы, а еще и финалы Лиги чемпионов, пляжный футбол, «Спартак» и Александра Филимонова.

 — Ты представился Папеном. Денисом тебя больше не называют?

 — Бывает, что называют. Такое прозвище я взял по созвучию со своей фамилией и потому что в детстве следил за игрой Папена, который был очень классным нападающим и поиграл в большом количестве клубов. У меня есть его футболка сборной Франции, но в ней я не играю, потому что берегу ее для особых случаев. В этой форме я был на финале Евро-2016. Там многие болельщики приходили в футболках 90-х годов, и это очень круто.

 — Ты болеешь за сборную Франции?

 — В этой сборной всегда были очень хорошие игроки, а сейчас мне очень нравится Антуан Гризманн. Но самое романтичное поколение играло в 1998 году: это лучший чемпионат мира, который я видел, и, соответственно, лучшая сборная Франции. Я всегда болел за Голландию, а Франции очень симпатизировал. Плюс там был Папен.

 — Что еще помнишь из поездок во Францию?

 — В другой раз я оказался на «Стад де Франс» во время матча Франция — Германия, когда в Париже прогремели взрывы. Конечно, было страшно. Люди выбежали на поле, но мы нашей делегацией остались на трибуне, на автобусе благополучно доехали до гостиницы, а на следующий день уже вернулись в Москву. Такие истории, конечно, не отменяют красоты Парижа, но в будущем хотелось бы поездить и по другим французским городам.

 — Cамый крутой матч, на котором ты был как зритель?

 — «Спартак» — «Реал» в Лиге чемпионов, когда великий Цымбаларь забил со штрафного и «Спартак» победил 2:1. В 90-е таких матчей у меня было много, я ходил на еврокубки каждый год, видел «Интер» и «Аякс». Помню, как в матчах с «Аяксом» феерил Александр Ширко.

 — Ты спартач с самого детства?

— Мой двоюродный брат, который научил меня играть в футбол, часто ходил на стадион и приобщил меня к «Спартаку». Когда мне было четыре года, меня брал на трибуну отец — болельщик ЦСКА. С того времени я запомнил антураж дерби и переполненные «Лужники», но мой первый осознанный матч был в 1994 году: это «Спартак» — «Торпедо».

 — Тебе тогда больше нравилось играть в футбол или смотреть его?

 — Сначала брат вывел меня во двор, где я играл с ребятами, которые были старше меня на несколько лет. Тогда были либо коробки с асфальтом, либо поля с щебенкой. Мы рубились на щебенке, и от того времени остались самые замечательные эмоции. Сейчас мне не хватает той романтики, когда не было так много футбольной обуви и приходилось к кому-то ходить за мячом. Помню, что я тогда играл в каких-то непонятных кедах. Мне тогда почему-то больше нравилось отдавать, чем забивать. У меня не было детского эгоизма и до сих пор, если есть вариант удачно пробить или же продолжить атаку, я отдам передачу на более выгодную позицию для партнера.

 — Помнишь свою первую футбольную форму?

 — Это футболка «Аякса» 1995 года. На тот момент в России их было очень сложно достать, а мне дико хотелось форму того легендарного «Аякса» с молодыми волшебниками: Клюйвертом, Литманененом, Давидсом. В итоге футболку мне купили родители в магазине «Олимп»: форма была слишком велика и спускалась мне до колен, а рукава висели. Когда я был в лагере, мы с другом во время тихого часа маркером написали на спине фамилию Беркгампа, а потом мы с ним поменялись: я ему футболку, он мне — кеды. Бутсы у меня уже были адидасовские, а вот кед таких не было никогда.

 — Где сейчас эта футболка?

 — Хранится у меня дома. Тот друг, по прозвищу Ромарио, спустя годы мне ее вернул, за что ему огромное спасибо.

 — Ты пробовал попасть в профессиональный футбол?

 — Когда зарождался ФК «Строгино», клуб проводил турниры среди школ, и моя команда там себя неплохо проявила. У наших соперников уже была форма, а нам выдали обычные манишки, но после того, как мы победили 8:7, а я забил семь мячей, мне подарили эту форму — оранжевую с белыми вставками, традиционную спортивную форму 90-х. Так я и попал в «Строгино». История этого клуба начиналась на щебенке возле школы, а сейчас они играют в клубной лиге на стадионе «Янтарь». Это отличный прогресс.

 — Как продолжилась твоя история?

 — После «Строгино» я провел несколько тренировок в «Химках», куда меня позвал мой друг Леша Рябцев. Он играл в ЦСКА вместе с Денисом Глушаковым, и они до сих пор помнят друг друга, потому что тогда конкурировали за место в нападении. Но у Лехи не все сложилось, так что он пошел в «Нику», а потом его позвали в «Химки» — я же пошел с ним за компанию. После первой тренировки меня отправили в дубль, где тогда играл Александр Филимонов. Он настоящий профессионал и очень расстраивался, когда я его пробивал на тренировках. Никакого «пихача» с его стороны не было, он не делал разницы на наш возраст, ведь мы были частью одной команды. Правда, из «Химок» я скоро ушел по состоянию здоровья.

Фристайл, Роналдо, Роналдиньо

 — Когда ты понял, что хочешь заниматься футбольным фристайлом?

 — В 1996 году в Москву на товарищеский матч против сборной России приехали чемпионы мира из Бразилии. Игра закончилась 2:2, один из голов забил Юрий Никифоров, но меня больше всего поразил молодой Роналдо, который держал мяч на коленке так, будто он его туда приклеил, а потом начал им жонглировать. Это был первый момент, когда я вживую увидел что-то подобное, а потом появились ролики, где легенды футбола делали различные трюки. Перед чемпионатом мира 1998 года вышел чумовой ролик adidas с участием Дель Пьеро, Бекхэма и Зидана. Все, что показывали по телеку, дало толчок этому научиться.

 — Как тренеры относились к твоему креативу?

 — Часто ругали, потому что мне постоянно хотелось быть с мячом, а когда все вели его низом, я, например, вел верхом или просто чеканил. В одном матче я на краю прокинул одному парню между ног два раза подряд и меня сразу же заменили, хотя на тот момент мы выигрывали 3:1, а я забил один гол. Мне тогда было 14 лет, и тренеры других возрастов начали спорить с главным. Наверное, многие дети не проходят дальше, потому что их индивидуальность не совпадает со взглядами тренера.

 — Где ты отрабатывал все эти элементы?

 — Свое мастерство я оттачивал с ребятами во дворе: мы часто собирались, чертили таблички и играли два на два или три на три. Сначала мы скидывались, оформляли призовой фонд и расписывали его в таблице. Тогда еще вращались тысячи, а на эти деньги можно было накупить вкусняшек и потом их дружно уничтожить. Ради этого мы играли с большим азартом.

 — Какие упражнения были самыми полезными?

 — В моей жизни был дядя Володя (отец Лехи Рябцева) по прозвищу Голландия. Он в свое время профессионально играл в «Динамо» и привил нам понимание дальних передач. Командная игра, дальние передачи точно в ноги — это другая футбольная эстетика, дядя Володя учил нас ей на асфальтированной коробке во дворе. Еще мы придумывали трюки перед турнирами. Это были времена Роналдиньо, нам очень хотелось классно исполнять все эти бразильские истории. Тогда я повторял за ним, а недавно с ним встретился лично.

 — Расскажи об этой встрече.

 — Пару недель назад я был в командировке в Казани, вечером листал социальные сети и увидел, что Роналдиньо там же и тусуется в парке Кубка Конфедераций. Я сообщил организатором, что мечтаю с ним пообщаться: в первый день меня не пустила охрана, но потом все получилось. Вместе с Роном там был Джей Джей Окоча. Мы с нигерийцем подержали мяч, а потом сыграли на искусственном газоне два на два: Окоча и я против Романа Шаронова и какого-то местного парня. И только тогда к нам вышел Роналдиньо. Все начали выкрикивать его имя, а я по старинке назвал его Гаучо. Он заулыбался, порадовался, будто мы с ним знакомы очень давно, и пожал мне руку. Бразильская пластика — это нечто. Роналдиньо в жизни такой же, каким я его видел по телевизору.

 — Чем отличается дворовый футбол от фристайла?

 — Фристайл превратился в отдельный вид спорта. Раньше мы его видели в исполнении Марадоны, Роналдо или Баджо — людей, которые просто круто обращались с мячом. То, что присходит с фристайлом сейчас, — это фантастика. Туда входит много акробатики, поэтому там не очень много общего с футболом. По игре в футбол и владению мячом я фристайлер, а фристайлеры — это те, кто делают фантастические трюки. В то время как в уличном футболе отрабатывают свои элементы, применимые к другой игре.

 — Чем уличный футбол лучше профессионального?

 — Люди играют от мала до велика, там нет зависимости от уровня мастерства, а самое главное — желание. В профессиональном футболе люди уделяют много времени тренировкам, команде, сборам и другой подготовке. Улица же позволяет совершенствовать технические данные, но, как бы ты ни работал ногами, всегда можно быть в игре. Еще тебе не обязательно нужна профессиональная экипировка, и здорово, что adidas создал коллекцию Tango, которая сочетает в себе и футбол, и уличный стиль. Ты можешь ходить в этой одежде по улице и выглядеть стильно, и в ней же — играть в футбол. На прошлых выходных я побывал на финале Tango League в Лондоне и увидел еще большую коллекцию, которая меня поразила.

 — Расскажи об этой поездке.

 — Нас поделили на команды, и мы проходили челленджи. Все было прекрасно организовано, и самое крутое событие этих дней — игра на «Стэмфорд Бридж», где мы играли поперек поля, шесть плюс один. Во время первого матча пошел сильнейший дождь в стиле футбольной Англии, после чего все начали стелиться в подкатах. Фантастика! Но не меньше этого меня поразило, что прямо на бровке стадиона «Челси» стоял мангал, где жарили барбекю. На следующий день мы поднимались на O2 Арену по специальной резиновой дороге: нас пристегнули страховкой, и мы, как скалолазы, забирались по ней на самый пик. Высота 54 метра, круглая площадка, и тебе нужно так ударить по мячу, чтобы он попал в специальную лунку. У каждого было только по одному удару.

Street Madness, работа, The Base

 — Как появилась ваша команда Street Madness («Уличное безумие»)?

 — Изначально, играя во дворе и тренируя разные трюки, я не знал других людей, которые занимаются тем же самым. Но нас связал один конкурс, где надо было показать, как ты владеешь мячом. Многие ребята разместили ролики со своими трюками, туда посыпались комментарии — так мы и поняли, что у нас есть свое сообщество. Наша первая сходка была на Воробьевых Горах, с тех пор мы вместе тренируемся, делимся опытом и показываем новые трюки. В 2007 году нас пригласили выступать в парк Лиги чемпионов на Красной Площади. Мы делали шоу на одном из стендов и, отработав там неделю, решили создать команду. Перебрав кучу названий, мы поняли, что круто звучит именно это.

 — Чем занимается ваша команда?

 — Наша работа — это выступления и тренировки. В начале мы даже смастерили железные ворота с железной сеткой для игры в панну: брат на заводе сварил их из канализационных труб. Нам были нужны маленькие ворота специально для уличного футбола, а в России их тогда не было. Они очень крутые и до сих пор хранятся у нас в гараже.

 — Подготовка к турнирам и отработка финтов отвлекали тебя от учебы или работы?

 — Мне всегда очень хотелось играть, тренироваться и придумывать новые элементы, но это никогда не был помехой. Изначально я был поваром, но это было недолго, потому что мне не хватало творчества и там было много рутины. Во время готовки, как и на поле, я люблю что-то придумывать. К тому же работа в спортивном магазине была мне гораздо ближе. Я тогда был продавцом в «Олимпе» на Улице 1905 года и бесплатно придумывал мероприятия в московских парках. Людям нравилось, и я предложил руководству adidas выдать нам фирменную одежду, чтобы мы выглядели солидно как команда. В итоге они решили нас поддержать.

 — Работа продавцом — это весело?

 — Странных покупателей было достаточно, например, одна барышня заходила в магазин минимум два раза в неделю, каждый раз примеряла разные очки, но не покупала их и уходила. А еще к нам заходил Стивен Сигал. Я тогда работал уже на Кузнецком Мосту и с балкончика увидел охрану и самого Сигала. Он походил, посмотрел, но так ничего и не купил.

 — Ты говорил, что в Голландии очень развита культура уличного футбола. Что тебя там удивило?

 — На тот момент я первый раз в жизни увидел профессиональные площадки для дворового футбола. В 2006 году меня поразило, что там, помимо площадок для панны, есть много мест с искусственным газоном или на резинке. Каждая площадка была индивидуальна, и их было много.

 — Но в Москве сейчас есть The Base, что особенного в этой площадке?

 — Это уникальная история в плане наполнения пространства площадками. Там есть две площадки для панны (одна на асфальте, другая на резинке), площадка 3 на 3 с очень крутым профессиональном паркетом, площадка 5 на 5 с искусственным газоном, а также площадка 2 на 2. На каждой из них разное сцепление, и в зависимости от того, на чем ты себя хочешь попробовать, можно чередовать покрытия. Также там есть отдельная зона, где можно отрабатывать трюки или просто чеканить. Всего — пять площадок, зона фристайла, игровые приставки и столы для настольного тенниса. Также есть площадка в Парке Горького: там все сделано для того, чтобы все смогли себя почувствовать в уличном футболе.

 — А какие самые колоритные площадки в Москве?

 — Была старая, вся разрисованная граффити и дико убитая коробка на Чистых Прудах, но, к сожалению, ее обнесли клеткой и она превратилась в обычный прямоугольник с искусственным газоном.

— Какое сообщество ты создаешь как амбассадор adidas?

— Это комьюнити людей, где есть профессионалы и любители, но всех объединяет одна идея — футбол во всех его проявлениях. В нашем случае это уличный футбол, и мы его продвигаем в разных форматах: три на три, пять на пять, панна, музыка, стиль одежды. Как представитель adidas я пытаюсь донести до нашей аудитории, что команда создает площадки и проводит на них мероприятия. Так что на мне коммуникация между брендом и уличной культурой. Все занятия со мной — бесплатные, мы так решили вместе с компанией, и это политика продолжается больше полугода.

 — Со Street Madness вы сейчас тренируете детей?

 — Мы тренируем два раза в неделю на The Base, причем занятия проходят бесплатно. Это в основном упражнения на технику – лучше владеть мячом, быстро ориентироваться в сложных ситуациях.. У нас нет больших физических нагрузок, челноков и прыжков — вместо этого ты все время проводишь с мячом. Там есть элементы из уличного футбола, потому что многие ребята хотят научиться движениям, которые могут пригодиться им в панне или в игре 3 на 3. Также приходят парни 6-7 лет, тренирующиеся в клубах, чтобы подтянуть технику. Дополнительное образование — это нормально. Мы в свое время тренировались во дворе, сейчас ребята приходят к нам на The Base.

 — Наверняка ребята больше хотят учиться финтам, а не общей технике.

 — Под словом техника я подразумеваю финты. Это классно прослеживается на детях, потому что они многое видят в интернете и у каждого появляется свой любимый элемент. Кто-то говорит, что хочет делать только «радугу». Я с ними соглашаюсь, но говорю, что ее надо дополнить. Поэтому ребята сначала делают один комплекс, а потом добавляют к нему «радугу». Если ему шесть лет, у него это получается и он продолжит этим заниматься, то через 3-4 года будет, как Фалькао из мини-футбола — человек, который довел этот элемент до совершенства.

Глушаков, Промес, Дед

 — К вам на занятия приходят профессиональные игроки?

 — Приходил Андрей Георгиевский, он раньше играл в мини-футбольном «Спартаке», а сейчас он чемпион мира по микро-футзалу. Это такой футбол 3 на 3, только снизу ворот есть перекладина, то есть мяч нереально закатить низом. У Андрея потрясающая техника, он очень здорово работает подошвой и зимой даже играл в Индии в одной команде с Роналдиньо. При этом он не сразу схватывал элементы из уличного футбола. Но это нормальная рабочая история.

 — Ты играл в одной команде с капитаном «Спартака» Денисом Глушаковым. Какие впечатления?

 — Спасибо Дену, что пригласил меня зимой на турнир в Миллерово, где мы играли в одной команде еще и с Романом Шишкиным. Это был турнир по мини-футболу, ребята большие молодцы, потому что для них это абсолютно другой формат. В этом году команда Глушакова впервые дошла до финала. Меня очень поразил Шишкин: он периодически нас тянул и забивал очень важные голы. Ведь это была не проходная история; туда приехали команды, которые профессионально играют в мини-футбол, они по-настоящему боролись за первое место.

 — Ты участвовал в чемпионском безумии «Спартака»?

 — Конечно, как же еще? Я был в форме AKAI 90-х годов, и это была футболка единственного девятикратного чемпиона России Дмитрия Ананко, в которой он лично играл. Ее, а также футболку сборной России Владислава Тернавского мне в свое время подарил администратор «Спартака» Юрий Червяков. После матча с «Тереком» мы с другом выбежали на поле, а за неделю до этого отмечали чемпионство в центре Москвы.

 — Ты еще общался с Куинси Промесом.

 — С ним я познакомился еще раньше, когда представлял международную команду Street Kings, куда вошли главные представители уличного футбола. В основном это были голландцы, в том числе Ори, двоюродный брат Промеса. Когда мы играли с Куинси один на один, было заметно, что он тоже прошел школу уличного футбола и очень заряжен по технике.

 — Какие еще футбольные знакомства тебе запомнились?

 — Мне всегда было интересно понять, как мы выглядим рядом с Пуйолем: как два брата или же как сын и отец. Вокруг его приезда в Москву был большой ажиотаж, и я ждал, пока он закончит дела в волонтерском центре и проведет свой матч. Когда Пуйоль обратил на меня внимание, я назвал его папой, а он ответил, что я его друг.

 — До этого ты играл в пляжный футбол. Как ты там оказался?

 — В этом виде спорта очень важна техника, так что хотелось попробовать и его. Мне было 19 лет, когда в Серебряном Бору построили первую в Москве площадку по стандартам профессионального пляжного футбола. Мы приехали туда, а рядом с площадкой был стол, на котором сидели какие-то мужики. Первый раз в жизни я увидел у них голубой мяч для пляжного футбола. С этого все и началось.

В итоге мы познакомились, у нас образовалась тусовка пляжного футбола. Человек, который дал нам мяч, это Сергей Падалка, в простонародии Дед — взрослый мужик, который до сих пор играет в футбол. Мы стали туда приезжать каждый день, все друг друга знали, к нам подтягивались люди, которые приезжали просто позагорать.

 — Был кто-то из профессионалов?

 — Вместе с ребятами из дубля приезжал молодой Антон Шунин, также с нами играли будущие чемпионы мира по пляжному футболу: Антон Шкарин, Андрей Бухлицкий, Илья Леонов. Так мы все дружно начали профессионально играть в пляжный футбол.

 — Как ты попал в пляжный «Спартак»?

 — Когда появился чемпионат Москвы, меня пригласили в «Спартак», и это было очень здорово, потому что в пляжном футболе мне нравилось вообще все. Мяч всегда наверху, есть передачи и удары через себя — это такой летний праздник под музыку, бразильский карнавал. Там я снова встретил Филимонова, но самый сильный, с кем я играл, это бывший капитан сборной Бразилии Буру из «Строгино». Вот это машина: техника, физика, борьба.

 — Фанаты приходили на ваши матчи?

 — Дерби всегда были огненными. Там происходило все: фаера зажигали, стычки случались. Люди, которые приходили на трибуны, давно знали игроков, и все мы очень хорошо общались. Мне было очень приятно играть за свой любимый клуб, но сейчас, когда команда стала более профессиональной, они тренируются каждый день, а у меня есть другое каждодневное любимое занятие. Хотя этим летом я заявлен за новую команду «Москва», где будут собраны ветераны пляжного футбола: например, бывший капитан «Спартака» Женя Поляков и Ирааклий Гепериидзе.

 — На что ты живешь сейчас?

 — Тренировки, турниры — все связано только с футболом.

 — В прошлом году ты ездил в Милан на финал Лиги чемпионов.

 — Попасть на «Сан-Сиро» — это история, ведь там играли Гуллит, Ван Бастен, Барези. На трибунах мы тогда нашли Радулова, Ковальчука, Боатенга, Рауля, Шевченко. В отличие от русских стадионов, там для тебя нет закрытых секторов и мест, откуда бы тебя выгоняла охрана. Так что мы спокойно поднялись к футболистам и сфотографировались. До Шевы я, к сожалению, не добрался, зато увидел Рауля. Для меня это главное фото того дня, хотя в том матче я болел против «Реала». Мне нравятся Коке, Карраско и Гризманн, а футбол «Атлетико» мне гораздо ближе.

 - На финал в Кардифф ты тоже съездил. Расскажи?

 — Как и обещал, на финал я пошел в футболке «Спартака», что вызвало море эмоций не только у русских, но еще и у иностранцев.

Европейцы повторяли «Spartak Moscow», а наши поздравляли с чемпионством. По первым 15 минутам казалось, что «Ювентус» забьет первым, и такого счета никто точно не ожидал. На трибунах 70 тысяч зрителей отмечали большой футбольный праздник. Дибала, Модрич и Марсело вживую – это действительно космос. Среди нас были представители сорока стран, в том числе и итальянцы. Один парень, итальянец, рыдал после матча, и мы его дружно успокаивали. Для него это была настоящая трагедия.

Фото: пресс-служба «Адидас» (1,4-7,9); instagram.com/jeanpierpapen (2,3,8,10)

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные