Блог Баскетбол. 63-й регион

«Приехал в Ижевск, осмотрелся — и сказал: здесь хорошо!» Российская «одиссея» воспитанника «Црвены Звезды»

Радослав Пекович несколько лет провел в системе «Црвены Звезды», брал «серебро» Суперлиги с питерским «Спартаком» и поиграл в Прибалтике. Сейчас он готовится к новому сезону с «Куполом-Родники» и рассказывает, как учил русский язык, признается, что хотел бы посетить оружейный завод, и вспоминает мурашки от сербских фанатов.

- В России принято с восхищением говорить о «сербской школе» баскетбола, которая регулярно выдает все новых и новых звезд. Расскажи, как ты начал заниматься баскетболом? И благодаря чему в 18 лет попал в «Црвену Звезду»?

- Мне было 7 лет, когда отец сказал: «Нужно заниматься баскетболом». Я ответил: «Хорошо, давай». Вот тогда и начал тренироваться. Отец у меня, конечно, тоже сам играл, но не на серьезном уровне. Наверное, он понимал, что я вырасту высоким, видел во мне какой-то талант. Думаю, самое главное в сербской системе — индивидуальная работа. Общекомандная тренировка — это хорошо, но после нее еще нужно заниматься индивидуально с тренером.

В 12 лет, пройдя несколько просмотров, я попал в сборную Сербии по своему возрасту. А когда мне было 15, меня пригласили в Словению — и я на три года переехал туда. Затем мы с юниорской сборной стали вторыми на чемпионате мира. И после этого мне позвонили из «Црвены Звезды», и я подписал с ней контракт.

Я рос во времена, когда наша сборная выступала очень хорошо. Мы вообще как народ очень любим баскетбол. А в 90-е и начале 2000-х сборная Югославии много раз выигрывала чемпионаты Европы и мира. У нас был настоящий культ сборной! Деян Бодирога, Владе Дивац, Пежа Стоякович — сколько звезд у нас было! Для каждого начинающего баскетболиста было бы высшим счастьем надеть майку сборной и сыграть за свою страну. Площадки, условия для игры у нас в стране есть — но ничего прям такого уж спектакулярного (впечатляющего — прим. авт.). Главное, думаю — это именно желание каждого сыграть за сборную.

В Сербии любят умно играть в баскетбол. Например, Майк Джеймс, звезда ЦСКА, когда-то поиграл пару месяцев в хорватском «Загребе» — и ему там сказали, что у него нет таланта. На Балканах такая система, что каждый раз нужно «обманывать» соперника. Нельзя просто так взять мяч и бросать по кольцу — нужно думать. В этом и есть сложность для многих. Конечно, Джеймс — суперзвезда, он очень атлетичен, но именно в этом компоненте он не был тогда выдающимся игроком.

- А разные «грязные» приемчики, с которыми у нас часто ассоциируется югославский баскетбол?

- Это тоже «обман». Хотя, честно говоря, я об этом слышу только второй раз в жизни. До тебя мне об этом говорил только один литовец. Флоппинг, провокации — у нас нет такой атмосферы, мы этого не чувствуем, все получается естественно.

- Ты несколько лет был в системе «Црвены Звезды», но за главную команду, по сути, так и не играл...

- «Црвена Звезда» и «Партизан» — это большие клубы, с выстроенной системой, своими школами. Один сезон я немного поиграл за «Звезду», но затем меня отдали в аренду. Тогда пришло новое руководство, сказали: нужно попасть в Евролигу или Еврокубок. Клуб подписал нескольких хороших легионеров, в том числе и сильных центровых. Мне честно сказали, что играть я не буду, и предложили аренду. Съездил в аренду, поиграл в Первой лиге чемпионата Сербии, потом в Македонии — а в 2017 году мне предложили вариант с питерским «Спартаком». Так началось мое путешествие по России.

- В 23 года ты переехал в команду-аутсайдер второй российской лиги. Вроде бы не самый амбициозный вариант продолжения карьеры...

- Я тогда тренировался в Белграде. На тренировках у нас был Алексей Васильев, который сказал, что ему понравилась моя игра, и предложил вместе поработать в «Спартаке». Мне тоже понравился опыт нашей совместной работы в Белграде, понравилось его отношение к сербскому баскетболу. Я подумал и решил, что это будет моя «одиссея»: я хотел посмотреть Россию, попробовать этот «рынок». Тем более, «Спартак» — это известный бренд. Нужно было попробовать, и, может быть, через год-два у меня появился бы шанс в Единой лиге ВТБ?

- До переезда в Санкт-Петербург ты бывал в России? Наверняка ведь знаешь, что у нас особое отношение к сербам как к нации.

- Один раз я с «Црвеной Звездой» сыграл в Москве на Кубке Гомельского. Сербы считают русских братьями. Можно сказать, что так думает весь наш народ. К тому же и мы, и вы — православные, то есть мы еще и братья по вере. У нас родственные языки... Когда президент Путин приезжал в Сербию — его встречало очень много людей. Мы не думаем, как остальная Европа: русские — плохие, русские — «странные»... Надеюсь, мы и дальше сохраним хорошие отношения.

- Ты довольно хорошо говоришь по-русски. И даже интервью мы с тобой записываем на русском. За два года в Питере так его выучил?

- Никогда не учил русский язык специально или в школе. Но уже через год в «Спартаке» выучил основы. Я все понимал, что мне говорят — но вот самому составить предложения было тяжело. Хотя по чуть-чуть говорил. За прошлый сезон, когда я играл в Литве и Латвии и не было необходимости говорить по-русски, я многое, конечно, позабыл. Сейчас вспоминаю все заново. Думаю, в декабре, когда мы должны сыграть с «Самарой» в чемпионате, я уже буду свободно говорить.

- Итак, ты в Санкт-Петербурге. Твои первые впечатления о городе и в целом о России?

- Санкт-Петербург для меня — в Топ-5 городов Европы. Очень красивый город! И считаю очень большой своей удачей, что я два года там прожил. Что еще сказать... (задумывается) Питер — это классно! А жизнь в России... Если ты знаешь язык — это хорошо и легко, а вот если не знаешь — тяжело. Помню, как первый раз в Санкт-Петербурге зашел в «Макдональдс» и попросил милкшейк. Девушка за кассой меня не поняла: милкшейк? что это? Я показываю на витрине — аааа, молочный коктейль!

Россия... Здесь холодно. Это я, конечно, знал. У нас в Сербии тоже есть и зима, и снег. Но, конечно, у нас нет такого, как в Сургуте: приезжаешь в начале ноября — а там «-38»! Но в целом хорошая страна, ничего спектакулярного. Да, холодно, да, очень много снега — но ничего, привыкаем.

- Ты провел со «Спартаком» два разных сезона. Благодаря чему стало возможным преображение команды в сезоне-2018/2019, когда она дошла до финала?

- Мы набрали хороший состав, подписали хороших игроков. Но вот я сам играл гораздо меньше, чем в первом сезоне. Хотя в межсезонье я много тренировался. Я видел, что хорошо отыграл сезон-2017/2018 и тренировался, чтобы стать еще лучше. Руководство предложило мне новый двухлетний контракт — я его подписал. И в первых двух турах я отыграл, думаю, как MVP (17 очков и 4 подбора с «Востоком-65» и 18+7 со «Спартаком-Приморье» — прим. авт.). Но через неделю с МБА я сыграл всего семь минут... Не знаю, почему так. Тренер так думал, вот и все.... Не хочу это комментировать.

- Вы дошли до финала — насколько это было неожиданно для вас самих? Все ожидали увидеть там «Самару» и «Восток».

- Смотри. Мы в том сезоне в регулярке два раза обыграли «Самару», и дома, и на выезде. Вот «Восток» мы не могли обыграть. А «Самара» дважды обыграла «Восток» (на самом деле, в сезоне-2018/2019 «Самара» тоже два раза проиграла «Востоку» — видимо, Радослав перепутал сезоны — прим. авт.). Получался такой треугольник, и непонятно, кто кого мог бы обыграть. Нам и задачу такую ставили перед сезоном: попасть в полуфинал или даже финал. Но «Самара» очень хорошо отыграла тот финал, а нам уже не хватило удачи.

- Уже по ходу того сезона появлялась информация, что «Спартак» испытывает проблемы с финансированием. Тебе тоже клуб остался что-то должен?

- Да, были проблемы, были долги. Но я говорил с руководством, спортдиректором и президентом клуба — и они обещали, что все будет хорошо. Посмотрим...

- Из «Спартака» прошлым летом ты уехал в Литву...

- Первый год в «Спартаке» я играл хорошо, во втором уже больше сидел на скамейке, с 11 очков моя результативность упала до 6-ти. Понятно, что у меня не было особо много вариантов. Пригласили в Литву, в «Дзукию». Литва — баскетбольная страна, там очень сильный чемпионат, литовцы знают, как играть в баскетбол, играют тоже умно, как и в Сербии. Но в «Дзукии» были и финансовые проблемы, и организационные. До Нового года мне заплатили только одну или две зарплаты. Я сказал им: спасибо, но я так не могу. Уехал в Латвию, отыграл два месяца — а там коронавирус...

- Как и где ты переживал пандемию? Как поддерживал себя в форме?

- Я был в Сербии. Как и в России, у нас были закрыты все залы, был карантин: не только в залы, но и на улицу нельзя было выйти просто так. Конечно, я тренировался дома, насколько это возможно. А как только открыли залы — принялся усердно работать там. Думаю, как и все спортсмены в Европе.

- Спустя сезон ты вернулся в Россию. Расскажи, какие еще варианты у тебя были этим летом? Следил ли в прошлом сезоне за нашей Суперлигой?

- Были варианты остаться в Сербии. Такие варианты всегда есть. И я много думал об этом: хотелось немного поиграть и дома. Попробовал договориться с одним клубом — не договорился. Была еще Греция — но там очень сложная финансовая ситуация: только в трех-четырех командах платят стабильно, а остальных — непонятно... Чехия, Болгария — туда я не вообще не хотел: хотелось играть в баскетбольной стране.

Пригласил Ижевск, Милош Павичевич. Каждый раз хорошо играл против его команд, много забивал... Но главное — я видел его «фишку»: Милош очень хорошо работает с «большими». Максим Кривошеев в мой первый сезон в России вошел в символическую пятерку Суперлиги. Милош переехал из Владивостока в Ижевск — и Евгений Минченко, который вообще не играл в Самаре, стал лучшим центровым Суперлиги и сейчас играет в Единой лиге ВТБ. Я видел это — и поэтому решил: я хочу поработать с этим человеком! Переезд в Ижевск был лучшим решением.

И я вроде бы неплохо здесь начал: стал лучшим центровым на домашнем турнире. Но у нас вообще хорошая команда: атмосфера, все ребята... Ничего негативного про Ижевск сказать не могу — один позитив. И вот еще одна причина, почему я выбрал возвращение в Россию: я не хотел, чтобы меня запомнили по не самому удачному второму сезону в «Спартаке» — я хотел доказать, что у меня есть талант и лидерские качества, что я могу много играть и могу быть лидером команды. И пока у меня это получается — и это не может не радовать.

Кстати, очень хочу сходить на завод, где делают оружие — посмотреть на «КалашникОв». Мне, конечно, приходилось держать в руках оружие, но вот именно «КалашникОв» — нет.

- Ты сказал, что Санкт-Петербург для тебя — в Топ-5 городов. А Ижевск?

- Я проехал Европу, наверное, три раза. Есть очень много красивых мест. Милан, Париж — это все понятно... И изначально я не думал, что Ижевск сможет произвести на меня впечатление. Но приехал, осмотрелся — и сказал: здесь хорошо! В Ижевске есть все: красивая набережная, река, рестораны — это приятный город, где я себя очень хорошо чувствую.

У нас отличный коллектив. С Сашей Варнаковым и Женей Фидием мы играли вместе в «Спартаке», это мои друзья. Женя Фидий очень хорошо понимает баскетбол, умно играет, читает игру. Но если он не забивает — многие его полезные действия не показаны в статистике. Как я уже сказал, у нас хорошая атмосфера в команде. И Милош постоянно нам напоминает, что нужно поддерживать друг друга, не делать никакой «к...йни». Мы, можно сказать, семья.

- Милош Павичевич зимой рассказывал, что когда он приезжает в Белград — там его считают уже русским, настолько давно он к нам уехал...

- У меня бывает так же. Я вообще себя очень хорошо чувствую в России. Я говорю по-русски, я люблю кушать борщ... Многие сербские друзья знают, что я говорю по-русски — поэтому считают меня наполовину русским. И в России меня, наверное, знают даже больше: я играю здесь третий сезон. А в Сербии я не играю почти пять лет — конечно, обо мне можно было и забыть. Милош вообще живет в России больше двадцати лет.

«Узнать об увольнении от ассистента — для меня это был шок». Милош Павичевич — о суперлиге, сборной России и легионерах - Как относишься к тому, что сезон, возможно, начнется без зрителей?

- Конечно, когда на трибуне сидят болельщики и поддерживают тебя — это мотивация, заставляющая все отдать на площадке. Но мы профессионалы. Что нам делать, если такая ситуация в мире? Выходить и делать свою работу.

Вы же наверняка видели, как болеют в Сербии. 20 тыс. на матчах «Партизана» или «Црвены Звезды» — видишь, у меня мурашки, когда я просто вспоминаю это (показывает покрытую мурашками руку — прим. авт.). Даже если они болеют против тебя — это все равно вызов. Что-то бросают в тебя? Оскорбляют? Значит, я хорошо делаю свою работу на площадке! Давайте еще!

- У нас периодически возникают дискуссии об уровне российского баскетбола и нашего чемпионата. Ты поиграл в Сербии и Литве — твое мнение об уровне Суперлиги?

- Здесь играют очень жестко. Русский народ сам по себе здоровый — поэтому жесткую игру легко объяснить. А если сравнивать Суперлигу — какой она была в мой первый сезон и сейчас — виден прогресс. Тренеры стараются, чтобы команды прогрессировали, руководители ищут деньги — уровень растет. И два легионера в команде — это хорошее решение. Но, думаю, баскетбол в России нужно и еще развивать. ВТБ-лига — очень сильный турнир, но вам нужно развивать своих игроков. Сейчас они играют в Суперлиге — и здесь много хороших игроков. Мне, например, очень нравится Игорь Смыгин из «Самары» — нравится, как он играет, очень хороший игрок.

От украинца Щепкина до американца Джаксена. Пять легионеров в новейшей истории «Самары»

Фото: БК «Самара», «Купол-Родники»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья