Блог Выигранный воздух

Константин Зырянов: «После финала говорили Погребняку: «Слава Богу, ты не сыграл!»

14 мая Радио Зенит провело радиомарафон, посвящённый победе «Зенита» в Кубке УЕФА, которая случилась ровно 12 лет назад. Про легендарный финал в Манчестере рассказал и автор второго мяча в ворота «Рейнджерс» – Константин Зырянов. Бывший полузащитник «Зенита» рассказал о собственном мяче в решающей игре, попадании в штангу, поведении шотландских болельщиков и концовке игры.

 

- Константин, какие у Вас эмоции двенадцать лет спустя? По-прежнему мурашки по коже, когда вспоминаете финал?

– А что было двенадцать лет назад? А, мы выиграли Кубок УЕФА! (смеётся – прим.) Что, прямо сегодня? В это время ещё обедали в отеле? Ну, может быть. А потом через толпу болельщиков «Глазго Рейнджерс» поедем на стадион, когда они стучали по автобусу и гадости всякие кричали на английском языке. Море болельщиков. Целый океан. Я не говорю, что наших болельщиков было мало, но в количестве шотландским они уступали, конечно.

- Помните, как в отеле вы стали жертвами пожарной тревоги?

– Да, один или даже два раза мы выходили из номеров. Нас успокаивали и говорили, что ничего страшного не произошло: это просто хулиганят болельщики «Глазго». Мы уже спали, было темно.

- Вам сразу сказали, что это хулиганят болельщики?

– Я, думаю, что сразу, потому что нас даже не эвакуировали из отеля. Сказали, что это хулиганы и можно оставаться в номерах спать.

- Говорили, что кто-то выбегал в одеяле, кто-то в пижаме на улицу.

– Я не могу так сказать. Может, и выбегали. Я больше думал о ближайшем финале, чем о спасении своей жизни.

- А подъём в связи с этим передвигали?

– Конечно, ничего не передвигали. Есть определенный план: завтрак, обед, в полдень поехали на игру. После завтрака есть еще время спокойно поспать.

- Можно сказать, что эта ситуация с пожарными тревогами Вас как-то «завела»?

– Я не скажу, что «завела». Мы готовились в обычном режиме. Мы же практически каждый год играем в финале Кубка УЕФА! На самом деле, нас это не выбило из колеи. Я не скажу, что какой-то особенный настрой после тревоги, нет. У нас настрой был победить и до этого.

- Может, Вы вспомните и про Павла Погребняка, который не мог играть в этой встрече из-за того, что был дисквалифицирован, но всё же поехал с вами?

– После матча с «Баварией» мы, конечно, все были расстроены, потому что Павел был лучшим бомбардиром нашей команды в этом турнире. Он затащил нас практически вдвоем с Аршавиным до финала. И не выступать там, конечно… Это было обидно ему. Я знаю, что он 100% расстроился, и мы расстроились. Но после того, как мы выиграли 2:0, посыпались шутки и в сторону Павла: «Слава Богу, что ты не сыграл в финале! Не знаем, как бы там всё сложилось, если бы ты играл».

- Готовились к тому, что «Рейнджерс» будет так хорошо обороняться особенно в первом тайме?

– Мы просматривали их все последние матчи в Кубке УЕФА. Этой команде было сложно забить. Она здорово оборонялась. И последние два матча они с «Фиорентиной», которая была тогда на ходу, сыграли 0:0. И выиграли только в серии 11-метровых ударов. Поэтому, когда мы забили первый гол, почувствовали облегчение. Поняли, что всё должно сложиться удачно, потому что, я ещё раз повторюсь, команда в защите была трудно проходимая.

- Был момент, когда «Глазго Рейнджерс» прижал «Зенит» к нашим воротам. Почему так произошло?

– Это, наверное, было при счёте 1:0, когда мы повели в конце матча. Естественно оставалось немного времени, и, как любая проигрывающая команда, «Глазго Рейнджерс» шел вперёд всеми силами. Даже более того: шли, оголяя тыл, чтобы у них было больше футболистов впереди. Тем более мы знаем, что все «великобританские», шотландские команды умеют это делать, наваливая туда и организовывая небольшую панику. А мы, в отличии от шотландцев, конечно, хотели удержать этот счёт и естественно свалили в сторону своих ворот, чтобы обороняться и не пропустить гол.

- Один раз Вы попали в штангу. Снилась ли Вам потом эта штанга?

– Это, наверное, был второй тайм. Конечно же, не снилась! Я даже не помню, что попал в штангу. Потом года два назад я пересматривал, и думаю: «Вот, ничего себе момент!». Забыл уже про него, представляете?

- Вы себя ругали или наоборот хвалили в этом эпизоде?

– Нет, конечно. Я переживал, думал: «Блин, как я мог не попасть в финале Кубка УЕФА?! Не попал в такой хорошей ситуации! Мог войти в историю!». Да, потом забил. Но в тот же момент я этого не знал. Потом Фатих Текке просто вложил мне мяч в ногу, я мог с закрытыми глазами попасть в ворота, даже ногу не подставляя. Отличная от него передача получилась.

- Первыми Вас поздравили центральные защитники, Роман Широков точно. Где-то в районе центрального круга. Почему так произошло?

– Там началась такая вакханалия, радость, что все бежали в разные стороны. И никто не думал меня поздравлять, потому что все поняли, что мы взяли этот Кубок. Мы дошли, мы смогли. И там уже было не до автора забитого гола. Все радовались, как могли.

- Как я понимаю, последние минуты, секунды матча превратились в формальность?

– Да, конечно. Если не ошибаюсь, готовилась замена и должен был выйти Ким Донг-Чжин. В этот момент мы, вроде, забили гол. Показывают Адвоката. И у меня в голове всё перемешалось.

- Футболисты нашей команды отмечали, что победе в Кубке УЕФА радовались больше, чем первому чемпионству в 2007 году. По эмоциям это было действительно так?

– Не могу сравнивать две такие победы. В Чемпионате России, когда «Зенит» 23 года шёл к этому чемпионству. И Кубок УЕФА – тоже сложный турнир. Эмоции и там, и там были огромные. Не хочу принижать ни один из турниров и какой-то возвышать. Обе победы мне очень дороги.

- А как победу праздновали в раздевалке?

– Шампанское лилось рекой. Зашло руководство, всех поздравило. Мы устраивали пляски. Все как обычно, когда выигрывают Кубок УЕФА. Ну что вы – не знаете, что ли?! (смеётся – прим.)

- Видели, что вместе с шампанским еще было и пиво.

– Может быть. Мы могли себе позволить после этой победы немножко пригубить и пиво. Что уж тут скрывать.

- Еще одним интересным действом были автографы. Помните?

– Да! Там были в белых костюмах Сергей Александрович Фурсенко и Александр Розенбаум.

- Как праздновали в отеле? Что происходило потом в гостинице?

– Был просто праздничный ужин. А потом команду оставили. Кто захотел, остался после ужина. В ресторане у нас отдельная комната была, и там мы сидели до утра. А утром мы полетели домой с кубком.

- А Вы помните, как вас встречали в Петербурге болельщики?

– Конечно помню! Потрясающе встречали! Было здорово.

- Помните, что происходило у СКК?

– Там была целая толпа! Целая толпа народа! Все плакали и пели песни.

- Потом вы поехали в Кремль на прием к правительству страны?

– Точно! Мы же еще поехали на прием к правительству страны! Да, вспомнил. А там же еще восьмой год, перевыборы у нас. Поменялись, тандем. Дмитрий Анатольевич Медведев стал. Мы-то, когда выигрывали еще Владимир Владимирович Путин был. А когда поехали к президенту, нас уже Дмитрий Анатольевич встречал, и мы с ним общались. 

- А где у Вас храниться медаль? И, может быть, золотая майка, в которой вы вышли на подиум?

– У меня две майки, потому что мы играли в белой форме, и потом нам после матча дали золотые футболки. Они обе расписаны и теми кто играл в том матче, и теми, кто встречу пропустил. Вся команда расписалась на двух футболках. Обе футболке висят у меня в рамочках. Смотрю на них и радуюсь, что я сделал такое дело. Медаль тоже висит у меня на видном месте - в картине, на которой нарисован стадион в Манчестере. И есть мини Кубок УЕФА, где-то сантиметров 15 в высоту, который на заказ сделало руководство команды.

- Туда шампанское можно налить?

– Можно. Как раз получится «правильный» бокал шампанского. Когда осядут пузырьки! (смеётся – прим.)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья