Блог PROспорт-блог

Академгородок

В год ужесточения лимита на легионеров и повального сокращения бюджетов российские клубы будут искать усиление в новых местах. PROспорт съездил в академию, воспитавшую самого яркого дебютанта прошлого года – Алана Дзагоева – и узнал, как растят молодых звезд.

Тольятти – возможно, единственный город в России, где не смеются над бесконечными анекдотами про «Ладу-Калину». Просторные тольяттинские улицы запружены современными российскими авто, которые, как считается, состоят из одних недостатков. Сами водители признаются: бывают машины и получше, но куда деваться, если производят их в твоем городе? Несколько лет назад в Тольятти открылось новое производство – футбольное. Есть шанс, что недовольных этой продукцией будет много меньше, чем автомобилями.

У 11-го класса – урок английского, на занятии присутствуют пять человек. Урезанный состав не сказывается на уровне шума – преподаватель периодически успокаивает класс: «Данила, be quiet!» – «Да я и так quiet!» В проходе между партами лежат костыли – у одного из учеников нога обернута в гипс. Картина, необычная для прочих учебных заведений, здесь не вызывает эмоций: в то же самое время по школе ковыляют еще несколько человек с похожими травмами. «Наблюдая за Аршавиным и Павлюченко, ваши дети теперь с особым рвением учат английский?» – спрашиваю я директора школы. «Не сказал бы. У них нет мотивации: когда они едут в Европу, везде говорят по-русски, потому что там переводчики. Вообще у них три урока в неделю, но перед соревнованиями мы занимаемся с ними дополнительно. Причем темы адаптированы под них: перелеты, гостиницы, быт. А то я тут получил недавно учебник английского, где сразу несколько тем о ведьмах и потусторонних мирах».

Футбол – обязательная строчка в расписании каждого класса. Среди кружков, которые игроки могут посещать в конце дня, много экзотики: секции брейкданса, ди­джейского мастерства и даже «пресс-центр». В кабинете биологии подсвечивают стену – другой 11-й класс с замиранием сердца смотрит диафильм о цикле развития бычьего цепня. Неожиданно над школой громыхает The Cup of Life Рики Мартина – официальный гимн чемпионата мира – 1998. Ученики вскакивают с мест, сбрасывают тетради на учительский стол и выстреливают из класса. За редким исключением обложки оформлены футбольной темой: сборная Испании, «Челси», Джон Терри, «Спартак» и Динияр Билялетдинов. На тетради с капитаном «Локомотива» производителями приписано трогательное стихотворение: «Динияр летит вперед / Скоро он хет-трик забьет». «Хорошо, что группы «ВИА Гра» на обложках уже нет», – замечает завуч. Из коридора несется еще один хит – We are the Champions. Перемена закончена – ученики идут на новый урок.

Прежде академия называлась СДЮШОР «Крылья Советов» и содержалась на деньги основателя – тольяттинского бизнесмена Юрия Коноплева

Школа – первое, с чего начинается экскурсия по Академии имени Коноплева – огромному футбольному питомнику, которому Алан Дзагоев в прошлом году сделал сильнейший промоушен. Прежде академия называлась СДЮШОР «Крылья Советов» и содержалась на деньги основателя – тольяттинского бизнесмена Юрия Коноплева. Летом 2006 года Коноплев умер от сердечного приступа, и футбольная школа оказалась на грани закрытия. Тогда дело подхватила Национальная академия футбола, которая дала школе нынешнее название и продолжила затеянную здесь стройку.

Укутанные в грейпфрутовые комбинезоны строители и сейчас активно снуют по территории академии, но не столько строят, сколько наводят марафет. Академия разбита в Приморском – поселке, стоящем на берегу Куйбышевского водохранилища, в 800 метрах от того места, где заканчивается Тольятти. Половина поселка – это помпезные особняки, и академия смотрится рядом с ними вполне органично. Здесь уже есть сногсшибательный жилой корпус, которому завидуют все городские гостиницы. Пышное здание общеобразовательной школы: на крыше – прозрачный купол в виде футбольного мяча, внутри – тренажерный зал, бассейн, джакузи, финская сауна и прочие прелести спортивной жизни. Девять футбольных полей. Пятизвездочная столовая, где из-под огромного колпака широко улыбается выписанный из Сербии шеф-повар Слободан. «Почему все так красиво? – переспрашивает директор Академии Сергей Кирдяпкин. – Театр начинается с вешалки. Чтобы к чему-то приучать, надо составить условия. А уже дальше идти по спортивной части».

Урожай

Первый выпуск, принесший академии Коноплева всероссийскую известность, случился в прошлом году. Представители ЦСКА приехали в Тольятти и закупились оптом: перевезли в Москву защитника Власова, полузащитника Дзагоева и нападающего Рыжова. Власов отыграл полноценный сезон за молодежный состав ЦСКА. Рыжов с десяток раз вышел в матчах чемпионата и Кубков, а турнир дублеров закончил вторым бомбардиром, наколотив 14 голов. Рыжова очень любили в Академии Коноплева (потому что талантливый и свой, из Тольятти) – когда школе придумывали эмблему, бегущий футболист был срисован с его фотографии. Однако самое яркое появление в профессиональном футболе удалось партнеру Рыжова. Алан Дзагоев в мае забил свой первый гол за основной ЦСКА, а уже осенью показал себя Европе: ярко дебютировал в Кубке УЕФА, сыграл первый матч за сборную и попал на первую полосу испанской Marca как потенциальный новичок мадридского «Реала».

– С одной стороны такой дебют – хорошо, с другой – не очень, – рассуждает Кирдяпкин. – Селекционеры стали уделять нам слишком много внимания. Мы бы хотели отдавать футболистов более подготовленными, не в таком раннем возрасте. Если мы готовим детей, зачем мы должны отдавать их в 16, а не в 18 лет? Ребят начинают дергать, мешают работать… Но это неплохо, конечно. Ведь для чего мы работаем? Чтобы у российского футбола были Дзагоевы. Пусть каждый год их быть и не может.

– До сих пор мало кто верит, что Дзагоев родился в 1990 году. Все считают, что на самом деле он значительно старше.

– Алан действительно 90-го года. Чтобы убедиться в этом, нужно было просто видеть то, что мы видели раньше. У него вместо мозгов компьютер – так хорошо он видит поле. Ему все равно, с кем играть – с мужиками или со своим возрастом. Он очень трудолюбивый. И с пониманием игры у него все в порядке. Если ему надо бежать – он бежит. Если не надо – не бежит. Отсюда и успех. У нас были люди, которых мы считали более талантливыми, но что-то пока не получается. Надеюсь, пока.

– Объективность такова: войти в наш футбол и сразу расцвести сложно, – говорит вице-президент НАФ Александр Эйдельштейн. – Во-первых, это дело случая. Дзагоев вышел и забил. Рыжов вышел и не забил. Даже если бы в недавнем матче с «Шахтером» он забил, жизнь пошла бы по-другому. Забей он год назад – абсолютно точно шансов у него было бы больше. Возраст – тоже причина. Дзагоев, скорее, исключение из правил. Если бы его не было, мы бы все равно считали, что все идет нормально. Мне кажется, что наши выпускники не сегодня, так завтра составят костяк российской части премьер-лиги.

Щербак в свое время выигрывал юношеский чемпионат Европы, ездил на просмотр в итальянскую «Парму», долго залечивал травмы, а этой зимой перешел в швейцарский клуб «Беллинцона»

В нынешнее межсезонье Академия Коноплева отправила в премьер-лигу новую порцию игроков. Опорник Песегов, забивший в прошлом году во второй лиге 10 голов, уже попадает в заявку «Крыльев Советов». Полузащитники Юсупов и Столяренко пригодились «Динамо» и ЦСКА. С прошлого года за молодежный состав «Спартака» играет еще один игрок атаки – Игорь Горбатенко. Один из воспитанников академии уехал за границу. Полузащитник Денис Щербак в свое время выигрывал юношеский чемпионат Европы в составе сборной Игоря Колыванова, ездил на просмотр в итальянскую «Парму», долго залечивал травмы, а этой зимой перешел в швейцарский клуб «Беллинцона».

– Реально ли на таких переходах зарабаты­вать?

– Наша академия – не бизнес-проект, – говорит Кирдяпкин. – Те деньги, которые вкладываем, мы никогда в жизни не окупим. В основном это затратная часть. Все понимают: за 18-летнего футболиста много денег не дадут. Бюджет академии – порядка $8 млн в год. Сумма, которую можно получить за молодого игрока, – $300 000–500 000. Цели воспитать, продать и заработать мы перед собой не ставим.

– При этом при второй продаже футболиста 50% идет клубу, из которого он уходил, – добавляет Эйдельштейн. – Хотелось бы, чтобы в будущем выпускники содержали академию.

Агрономы

В 1988 году Хэнс Гиллхаус играл нападающего в ПСВ Гуса Хиддинка и провел на поле 105 минут в победном финале Кубка чемпионов. Спустя два десятка лет он наблюдает за игрой российских тинейджеров. На Гиллхаусе синий бомбер с эмблемой «Челси», в руках – папка с той же самой символикой. Гиллхаус – главный селекционер лондонского клуба – приехал посмотреть, что за дети растут в тольяттинской академии. Дождавшись перерыва, Гиллхаус выходит на поле и начинает перепасовываться с пареньком, не попавшим в состав. Через несколько передач он подключает в игру одного из сотрудников НАФ, который сопровождает голландца в России, но тот дает неточный пас.

– Надеюсь, в бизнесе ты лучше, чем в футболе, – подкалывает его Гиллхаус.

– Посмотрите, во что я обут, – кивает на туфли сопровождающий.

– В футбол играют не обувью, – голландец бьет себя в грудь, – а сердцем.

Сердечное отношение ко всему голландскому – слабость Академии Коноплева. Голландские гости, голландский главный тренер Луис Кулен, голландская игровая схема 4-3-3 для всех возрастов школы.

– Главный критерий работы – результат, а голландцы его дают, – объясняет вице-президент НАФ Александр Эйдельштейн. – Процент классных игроков от населения страны в Голландии самый высокий. Великие игроки бывают везде. Но так, чтобы они были на потоке, это, наверное, единственная страна.

Главный тренер сборной России и посоветовал Кулена Роману Абрамовичу на должность главного человека футбольной академии

Луис Кулен – невероятно бодрый 57-летний мужчина – почти всю карьеру работал в скромных голландских клубах, однако несколько лет назад пересекся в Эйндховене с Гусом Хиддинком. Главный тренер сборной России и посоветовал Кулена Роману Абрамовичу на должность главного человека футбольной академии. В компактном конференц-холле Кулен берет фломастер, подходит к планшету и начинает объяснять, чему он учит русских детей:

– Вы знаете, что мы, голландцы, считаем схему 4-3-3 лучшей в мире. Когда игроки расположены на поле таким образом, они отлично видят друг друга. У каждого есть пространство. К тому же игра как бы бьется на треугольники, видите? Это очень удобно, чтобы понимать игру и развиваться. Отличная система, чтобы помогать молодым футболистам.

– То есть это не случай амстердамского «Аякса», где так должны обязательно играть абсолютно все – от семилетних мальчишек до первой команды?

– В «Аяксе» должны придерживаться этих правил, но даже сейчас, когда у них в распоряжении есть два отличных нападающих, они могут перейти на 4-4-2. В нашем случае тоже можно так делать – оттянуть вингера назад или, наоборот, сделать его вторым нападающим, как Аршавина в сборной. Повторюсь: эта схема для обучения. Ее цель – помогать.

Гиллхаус и Кулен наблюдают двустороннюю игру футболистов 1997 года рождения в отличном расположении духа. Смотреть за этим без улыбки и правда нельзя: 12-летние футболисты еще не знают, что футбол – это работа, и с жаром гоняются за мячом.

– Я как-то был на турнире и видел матч семилетней ребятни, – вспоминает кто-то из тренеров. – В воротах одной из команд лежал плюшевый медведь размером с самих футболистов. Спрашиваю: «Что это?» – «Талисман нашего вратаря», – отвечают мне.

Когда команда «синих» пропускает третий гол, вратарь сильно расстраивается и с полминуты лежит на газоне; встать ему помогают партнеры. Поправив свитер, молодой голкипер подходит к штанге и деловито бьет по ней бутсой. «Ничо, Вань, ничо, – продолжает подбадривать его левый защитник. – Щас мы их, Вань, щас…» В середине поля судья фиксирует нарушение, чем возмущает шкета из белой команды: «Чего?!» – «10 отжиманий! – моментально реагирует тренер Сергей Никитин. – То, что судья свистит, – это вообще не твое дело». Пока паренек отжимается, остальные продолжают играть.

– А почему вон тот почти на голову выше всех остальных? – с подозрением спрашиваю я тренера Никитина.

– У него гены потрясающие, – объясняет он. – У мамы рост 180 см, у отца – 2 м, омоновец.

Тренеры, так же как и игроки, приезжают в Тольятти отовсюду. Никитин родом из Киргизии, играл в Польше, Чехии и Словакии, в академии с 2001 года.

– Зарплаты наших тренеров на хорошем уровне, – говорит директор Кирдяпкин. – Они получают деньги, на которые можно не только содержать семью, но и что-то покупать. Кроме того, Юрий Коноплев, когда только собирал их здесь, покупал им в собственность квартиры.

Поле

Насмеявшись на матче малышни, главный тренер Кулен, скаут Гиллхаус и остальные перемещаются на соседнее поле, где начинает тренировку главная команда академии. ФК «Тольятти» – середняк второго дивизиона, в прошлом году занявший восьмое место в зоне «Урал-Поволжье», – место обитания лучших игроков школы Коноплева. Второй состав играет в той же зоне под вывеской «Академия», правда, с куда более скромными результатами. В чемпионате-2008 они лишь три раза сыграли в ничью, 31 раз проиграли, пропустили 107 голов и с тремя набранными очками заняли последнее, 18-е место. Кризис, уничтоживший многие клубы второго дивизиона, позволит «Академии» остаться в профессиональном футболе и на этот год.

– Разве правильно пускать команду несовершеннолетних во второй дивизион? Пропуская сотню мячей за сезон, психологию победителя не выработаешь.

– Эти ребята по своему возрасту выиграли все, – говорит Эйдельштейн. – Они могли бы так и бегать и топтать своих ровесников, но для них важно сыграть с мужиками. Поражение 0:1 от Оренбурга может быть полезнее разгромной победы над юношеской командой.

– О жестокости второго дивизиона ходят легенды. Ваших сильно бьют?

– Если не брать такие команды, как наша, в основном там играют дядьки, карьера которых здесь началась, здесь и закончится. Ниже падать за деньги уже некуда. Поэтому свои 40 копеек они отрабатывают, как надо. И если найдется тренер, который крикнет: «Убей его!» – он его убьет. В 90-х я слышал такое и в первой лиге. Не думаю, что за это время в этих лигах глобально что-то изменилось.

Сначала ваще не верил. «Чё, шутите? – говорю

В следующем году в составе «Тольятти» будет как минимум один футболист, за которым будут следить особенно внимательно. Имя 16-летнего Романа Емельянова стало известно всей стране, когда «Челси» пригласил его к себе в гости. Белобрысый юноша, как две капли воды похожий на Романа Павлюченко, провел в Лондоне пару недель, познакомился с Гусом Хиддинком и Романом Абрамовичем и вернулся в Тольятти. Емельянов назначает встречу в жилом корпусе академии. Трехместные номера, в которых живут иногородние футболисты, отделаны свежим евроремонтом. На столах стоят жидкокристаллический монитор и плазменный телевизор. Емельянов запускает на компьютере футбол и выбирает свою любимую команду – мадридский «Реал»:

– Надо мной все смеялись, когда мое интервью читали: сказал, что болею за «Реал», а поехал в «Челси».

– Как ты отреагировал, когда узнал, что едешь в Лондон?

– Сначала ваще не верил. «Чё, шутите? – говорю. – Я в «Челси» поеду?» Но потом прямо селекционеры из «Челси» подошли и сказали: «Поедешь на стажировку. Три-четыре раза в год будешь приезжать». Я готовился. Английским стал заниматься с учительницей.

– И как тебе там, в «Челси»?

– Просто просмотр. До 18 лет там подписывать контракт нельзя. Мяч сначала не давали. Но я ж по-английски вообще не говорю. Потом мне объяснили, как надо просить: «Hey! Pass, pass!» И игра у них какая-то другая – все вперед, а у нас поперек. Там хоть ошибки, хоть другому – все равно вперед.

– Это плохо?

– Конечно! Лучше своим, чем обрез. Хотя, с другой стороны, рисковать надо. Не знаю.

– На какой футбол ты там ходил?

– Я на «Челси» – «Ювентус» ездил! Мячи там подавал. Чисто Недвед по этой бровке бегал. Думал: «Я где вообще?» На четыре матча ездил: «Челси» – «Уиган», «Челси» – «Ювентус», «Челси» – «Портсмут» и «Фулхэм» – «Халл». «Челси», конечно, вообще в поряде. А Лэмпард! Раздает передачи, забивает, подсказывает всем. Опытный.

– Кто из футболистов тебе больше всего нравится?

– В Европе – Лэмпард, в России – Алдонин. Я, скорее, Алдонина играю, больше в обороне.

– Хиддинка видел?

– Хех, «привет – пока»! Он сказал мне по-русски: «Доброе утро».

– Абрамович пригласил тебя на ужин. О чем разговаривали?

– Спрашивал: «Как дела? Как чего?» Пошли в ресторан на «Стэмфорд Бридж». Сели там. Покушали. Пожелал удачи. Он простой какой-то. Сказал: «Захочешь кушать – приходи в ресторан». Ресторан классный. Ракушки, мидии.

– Каким ты вернулся из Англии?

– Стал больше работать над собой. Сейчас, правда, болезни – то фурункул, то голеностоп. Сейчас вот во второй лиге будем играть.

– Не боишься? Говорят, футбол там очень жесткий.

– Там, говорят, мужики убивают. Рассказывали те, кто там уже играл. Ломают, сзади прыгают. Они за деньги борются, им семью кормить, а мы что – пацаны.

– Съездив в «Челси», ты можешь зазнаться?

– Не. По-любому. Не знаю, почему-то уверен в этом.

– Тебя уже звали в премьер-лигу?

– Сначала надо школу пройти эту, а потом идти куда-нибудь. Меня приглашали в ЦСКА уже. Приезжали контракт подписывать. Я думаю: куда? Рано в 16 лет. Там опорники опытные должны играть. Решил остаться здесь еще года на два.

Если бы Емельянов все-таки согласился на предложение ЦСКА, то наверняка получил бы много впечатлений от армейского дома в Ватутинках – классической спортбазы, аккуратной, но без каких-либо наворотов. Как детская психика справится с беспрецедентно хорошими условиями, в которых футболистов растят в академии, – главный вопрос, который увозишь с собой из Тольятти.

Стажировки в «Челси», ЖК-панели в комнатах и шеф-повар из Сербии – вы не боитесь, что многие из ваших юных игроков уже сейчас успокоятся, ведь жизнь удалась?

– Считается, что русский человек довольствуется малым. Стажировки в «Челси», ЖК-панели в комнатах и шеф-повар из Сербии – вы не боитесь, что многие из ваших юных игроков уже сейчас успокоятся, ведь жизнь удалась? – спрашиваю я Эйдельштейна.

– Есть понятие: профессионал должен находиться в таких условиях, где он ни о чем кроме футбола не должен думать. Мы попытались создать нечто похожее. Конечно, у меня есть опасения – всякие варианты возможны. Приезжие ведь бывают из таких мест, где они такое никогда не видели и могли не увидеть. Хотя я хочу съездить в миланский «Интер». Говорят, в их академии спартанские условия. Но хорошему выходу игроков это не мешает: у людей стимул – вырваться из академии. С другой стороны – как по-другому? Если мы хотим, чтобы люди росли профессионалами, они должны находиться в условиях профес­сио­налов. В любом случае то, что мы делаем сейчас, вроде бы дает результат.

Масса Месси

«Барса» ходит в фаворитах Лиги чемпионов, а Лео Месси – в главных претендентах на «Золотой мяч». Этих двух резонов хватило для того, чтобы корреспондент PROспорт Франсиско Аседо отправился к маленькому аргентинцу на интервью

Чаще встречаться

«Ливерпуль» и «Челси» пятый сезон подряд попадаются друг другу в Лиге чемпионов и сроднились, как товарищ Новосельцев с бронзовым конем. PROспорт уловил иронию судьбы, поймал за руку тех, кто таскал шары на жеребьевках, припомнил призрачный гол и установил, почему Эми Уайнхаус имеет шанс сыграть девушку Бонда

Юннат Ренат

Перед матчем с Азербайджаном защитник сборной России и «Локомотива» Ренат Янбаев встретился с корреспондентом PROспорт и откровенно рассказал, как пытался выкрасть свою машину с базы «Кубани», сколько часов на тренировках Яковенко принято чеканить мяч, какого тренера «Локомотива» ни во что не ставили иностранцы и о чем Быстров после Евро-2008 просил президента

Академгородок

В год, когда и денег, и легионеров в российском футболе становится меньше, PROспорт съездил туда, где можно найти недорогих российских игроков. Репортаж из академии, которая воспитала Алана Дзагоева, тренируется по голландской системе и преподает футболистам брейк-данс

Жидкий металл

Магнитогорский «Металлург» в этом сезоне имел реальную возможность выиграть три турнира, но остался с пустыми руками. PROспорт съездил на Урал, понаблюдал за тем, как «Магнитка» проигрывает в полуфинале плей-офф КХЛ, и оценил реакцию на все происходящее первых лиц коман­ды и простых работяг с металлургического комбината

Мачо на подаче

Закономерным итогом эпистолярного романа редактора PROспорт с нашим испанским корреспондентом стало рождение необычного материала о теннисисте Фернандо Вердаско. В интервью с продолжениями новый герой Испании рассказал о своем отношении к Рафаэлю Надалю, подтвердил, что его новый тренер похож на Йоду, и объяснил, почему у него было много девушек

Щит и шут

История о том, как знатный весельчак, мастер слэмданков, любитель танцев и танцовщиц Дуайт Ховард назначил самого себя очередным воплощением Супермена и стал самым популярным игроком лиги. В качестве дополнительного развлечения – выдержки из прекрасных в своей непосредственности дневников баскетболистов НБА

Наши мальчики устали

Репортаж PROспорт с этапа Кубка мира по биатлону в Тронхейме вместил в себя ответы на все придуманные сезоном вопросы: вернулись ли в «биатлонную семью» совет да любовь, как после допингового скандала относятся к нашим спортсменам зарубежные коллеги, в чем причина неожиданных успехов австрийской сборной и, главное, насколько сильно Вольфганг Пихлер любит Россию?

Мифы

«У Овечкина есть подшефная белочка»

и другие мифы о лучшем хоккеисте НХЛ комментирует его партнер по «Вашингтону» и сборной России Александр Семин

Владимир Кравец: «Моя главная ставка – «Тур де Франс»

Лидер российской велогруппы «Катюша» – о своих любимых длинных подъемах, о безнадежном Лэнсе Армстронге, о деморализующей черновой работе и о том, что побеждают гонщики, а не деньги.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья