Блог PROспорт-блог

Убить Сталина – задача физкультурников на 1937 год. Министр спорта сознался на допросе – и его расстреляли

Основатель сайта Sports.ru Станислав Гридасов пишет книгу о «деле Старостиных» (1942 год) и изучает «большой террор» 1930-х. В ФСБ он получил доступ к архивно-следственному делу министра спорта Ивана Харченко, расстрелянного в 1938-м.

Меня давно занимал вопрос, кто придумал советский спорт.

Не физкультуру – средство физического воспитания масс для подготовки к войне, а именно спорт, в том виде, в каком он дожил до перестройки, гласности и 1991 года. Чемпионаты и Кубки СССР среди клубов, а не между сборными городов и республик. Систему закрепления всех спортсменов за добровольными обществами («Спартак», «Труд», «Локомотив» и т.д.). Саму систему оплаты освобожденного труда – за спорт, хотя и – официально – для «любителей».

Финальный матч на Кубок СССР по футболу между командами «Шахтер» и «Спартак» на стадионе им. Ленина (Лужники)

Все эти новшества официально закрепились в стране в 1936 году.

Да и само слово «спорт» в названии профильного ведомства впервые появилось в 1936-м, когда Всесоюзный Совет физкультуры был преобразован во Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта и был передан из ЦИКа (Центрального исполнительного комитета) – в прямое подчинение правительству (как связь, финансы, угольная промышленность или земледелие), в Совнарком, от Калинина – к Молотову.

Первым «министром» советского спорта стал 30-летний Иван Харченко, карьерный комсомолец, переброшенный на «спорт» из ЦК ВЛКСМ. 

Назначение Харченко закрепляло и другой тихий переворот. Физкультурные дела в стране, ранее почти полностью контролируемые выходцами из военных (армия и госбезопасность) ведомств, перешли под неофициальное попечение комсомола.

Харченко был «человек Косарева», первого секретаря ЦК ВЛКСМ. Косарев слушал Николая Старостина. Считается (так часто пишется), что это Николай Старостин придумал профессионализировать физкультурное движение, за что (в том числе) и был арестован в 1942-м.

Косарева расстреляли как врага народа в 1939-м.

Харченко расстреляли как врага народа в 1938-м.

Братьев Старостиных должны были арестовать в 1937-м.

Из четырех предшественников Харченко по должности руководителя физкультурного ведомства троих расстреляли в годы «большого террора».

Александра Зеликова, сменившего Харченко на посту председателя комитета по физкультуре и спорту, расстреляли в 1939-м.

Я хотел изучить «дело Харченко», чтобы найти хоть какие-то ниточки к тому человеку, кто придумал советский спорт.

В этом году в ФСБ мне выдали для чтения архивно-следственное дело Харченко, содержащее материалы от ареста в 1937-м до реабилитации в 1956-м. Я скопировал пока что его главные – «признательные» – показания. Привожу их здесь в полном, оригинальном виде, включая орфографические ошибки и тогдашние правила написания фамилий КАПСЛОКОМ. Все упоминаемые в тексте допроса фамилии и некоторые обстоятельства 1937 года я постарался для вас расшифровать. 

При чтении нужно учитывать, что у этого текста несколько авторов, это не только сам Харченко, но и два следователя НКВД, которые, в свою очередь, станут «врагами народа» в 1939-м.

СССР

Н К В Д

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ДЕЛО № 12346

ИЗ АНКЕТЫ АРЕСТОВАННОГО

ХАРЧЕНКО Иван Иванович

• Председатель Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Народных Комиссаров СССР

• Родился 14 января 1906 года в селе Безопасное Орджоникидзевского края (ныне Труновский район Ставропольского края) в семье крестьянина-сапожника. Образование среднее. Член ВКП (б) с 1924 года. Местожительство (адрес) на момент ареста: г. Москва, ул. Серафимовича, д. 2 (Дом правительства), кв. 485.

• Дата ареста: 31 июля 1937 года.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

Х А Р Ч Е Н К О Ивана Ивановича

от 11 декабря 1937 года

Допрос ведут:

  • Начальник 11 отделения 4 отдела Главного Управления Государственной Безопасности майор ГБ Владимир Григорьевич Петровский-Палей (в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с 1921 года. Покончил жизнь самоубийством 28 ноября 1938 года) и помощник начальника 11 отделения лейтенант ГБ Матвей Григорьевич Тительман (в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с 1933 года. Арестован 28 ноября 1938 года, осужден и расстрелян 4 марта 1939 года).

Вопрос – Вы подали заявление к Народному Комиссару Внутренних Дел Союза ССР <ЕЖОВУ>, в котором указываете, что являлись одним из участников контрреволюционной организации правых, были в нее завербованы АНТИПОВЫМ и по заданию АНТИПОВА вели подрывную работу против Советского Правительства.

Что побудило вас – бывшего члена бюро ЦК ВЛКСМ, председателя Всесоюзного Комитета по делам физической культуры и спорта стать на путь борьбы с советской властью?

Ответ – Я уже писал в своем заявлении на имя Н.И. ЕЖОВА и сейчас подтверждаю следствию, что в начале 1935 г. я был завербован АНТИПОВЫМ в контрреволюционную организацию правых и по его поручению организовал террористическую группу для борьбы против руководителей ВКП /б/, но для того, чтобы ответить на поставленный мне вопрос, я прошу следствие детально рассказать о путях приведших меня в тюрьму, о путях которые сделали из меня врага советского народа.

АНТИПОВ Николай Кириллович (1894–1938) – советский партийный и государственный деятель. Член партии большевиков с 1912 года. Бывший Председатель Петроградской ЧК. С апреля 1930 года по 1934-й был председателем Всесоюзного Совета физической культуры при ЦИК СССР. На момент ареста – заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотова. Арестован 21 июня 1937 года. Расстрелян 29 июля 1938 года.

На фото: Н.К.Антипов, И.В.Сталин, С.М.Киров и Н.М.Шверник в Смольном в 1925 году

Вопрос – Мы вас не ограничиваем. Говорите так подробно, как это необходимо для полного выяснения вопроса.

Ответ – В заявлении на имя Наркома Внутренних Дел Союза ССР Н.И. Ежова я написал, что являюсь участником контрреволюционной организации правых с лета 1935 года.

В организацию правых я действительно вовлечен в 1935 г., но на путь активной борьбы против партии я стал значительно ранее, а именно в 1932 г.

В 1932 г. я был отозван из Узбекистана на работу в ЦК ВЛКСМ.

Вскоре я сблизился с группой руководящих работников Цекамола, объединившихся вокруг САЛТАНОВА. В группу эту входили: САЛТАНОВ, ЛУКЬЯНОВ, КОВАЛЕВ, НАЗАРОВ, ЕРОФиЦКИЙ, АНДРЕЕВ С., ЧЕРНЫЙ, ЛИСТОВСКИЙ и ЧЕМОДАНОВ.

В большинстве своем это были люди, боровшиеся уже ранее с партией в рядах различных молодежных антипартийных группировок: троцкистов, «леваков», правых.

Морально разложившиеся, враждебные делу партии и ее руководству, они проводили время в непрерывных пьянках и оргиях, втягивая в них неустойчивых и слабовольных людей из комсомольского актива.

Я стал у них «своим» человеком, постоянным участником их пьянок и оргий. Пьянство, встречи на этой почве с разложившимися людьми, иногда иностранцами, привели меня к глубокому моральному падению. Больше того, моральное разложение повлекло за собою разложение политическое, я стал враждебен к партии и советской власти и в конце 1932 г. – начала 1933 г. вошел в антисоветскую организацию среди молодежи, руководимую САЛТАНОВЫМ.

Вопрос – Дайте показания о контрреволюционной деятельности этой организации?

Ответ – Антисоветская организация среди молодежи, возглавлявшаяся САЛТАНОВЫМ, к которой с 1932 г. примкнул и я – ХАРЧЕНКО И.И., ставила своей задачей вовлечение молодежи, в первую очередь комсомольцев в активную борьбу против сталинского руководства ВКП /б/, борьбу за переход руководства партией и страною в руки троцкистов и правых.

На собраниях организации регулярно проводимых на квартирах САЛТАНОВА и у меня, мы подвергали критике политику партии, клеветали на партийное руководство, в контрреволюционном духе рисовали внутреннее и международное положение Советского Союза.

На почве пьянок и разврата мы втягивали в свой круг неустойчивую часть верхушки аппарата Цекамола и обрабатывали ее в духе наших контрреволюционных установок. В этом, в основном заключалась контрреволюционная деятельность нашей организации до сближения нашего с АНТИПОВЫМ, активизировавшего нашу контрреволюционную деятельность.

Персонально, как участники антисоветской организации в этот период мне известны следующие лица: САЛТАНОВ, ЛУКЬЯНОВ, НАЗАРОВ, ЕРОФиЦКИЙ, КОВАЛЕВ, ЧЕРНЫЙ, ЛИСТОВСКИЙ и я ХАРЧЕНКО.

От автора: «Объединенную троцкистско-правую организацию» в комсомоле разоблачили в июле 1937 года. Ее лидерами были названы секретари ЦК ВЛКСМ Евгений Файнберг («шпион и троцкист»), Дмитрий Лукьянов, Сергей Салтанов («предатель партии»), секретарь ЦК ЛКСМ Украины Сергей Андреев («старый троцкист») и секретарь московского комитета комсомола С. Ильинский. Все они, за исключением Ильинского, покончившего жизнь самоубийством, были расстреляны.

Всем им было 30 или чуть больше 30-ти лет – «золотая молодежь русского термидора», называл их Лев Троцкий.

«Дело Харченко», выходца из этой комсомольской среды, стало частью масштабных чисток в ВЛКСМ.

Первый секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Косарев, принявший активное участие в чистке рядов комсомола от врагов народа, будет арестован 28 ноября 1938 года, а расстрелян 23 февраля 1939 года.

Сергей Александрович САЛТАНОВ (1904–1937) – руководитель лесобумажной группы Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б), ранее – ответственный секретарь Нижгубкома ВЛКСМ. Арестован 5 июля 1937 года. Расстрелян 27 ноября 1937 года.

Дмитрий Дмитриевич ЛУКЬЯНОВ (1907–1938) – секретарь ЦК ВЛКСМ. Арестован 25 июля 1937 года. Расстрелян 21 апреля 1938 года.

Кузьма Иванович КОВАЛЕВ (1905–1938) – первый секретарь Азово-Черноморского крайкома ВЛКСМ. Арестован 2 июня 1937 года. Расстрелян 20 января 1938 года.

Константин Михайлович ЕРОФИЦКИЙ (1905–1937) – первый секретарь Азово-Черноморского крайкома ВЛКСМ. Арестован 31 октября 1936 года. Расстрелян 15 марта 1937 года.

Сергей Ильич АНДРЕЕВ (1905–1937) – секретарь ЦК ЛКСМ Украины. Арестован 14 июля 1937 года. Расстрелян 27 ноября 1937 года.

Петр Петрович ЛИСТОВСКИЙ (1905–1937) – секретарь Орджоникидзевского крайкома ВЛКСМ. Арестован 5 июля 1937 года. Расстрелян 10 сентября 1937 года.

Василий Тарасович ЧЕМОДАНОВ (1903–1937) – секретарь исполнительного комитета КИМ (Коммунистического Интернационала молодежи). Арестован 15 сентября 1937 года. Расстрелян 27 ноября 1937 года.

Данные на НАЗАРОВА и ЧЕРНОГО мною пока не обнаружены.

Из работы Криворученко В.К. «К проблеме репрессий в молодежной среде в 30-е годы XX столетия».

«Что касается доклада генерального секретаря <А.В.Косарева> на IV пленуме ЦК ВЛКСМ <прошедшем в сентябре 1937 года>, то, судя даже по конспекту, в котором было 78 тезисов, он был исключительно жестким, грубо критичным, с безапелляционными обвинениями комсомольских вожаков. <…>

В конспекте доклада А. Косарева говорилось о засоренности руководства от ЦК ВЛКСМ до райкомов «троцкистскими, бухаринско-рыковскими диверсантами, вредителями, шпионами и иными контрреволюционерами, борющимися против ВКП (б), руководства ЦК партии, против Советской власти». <…>

В докладе генерального секретаря ЦК ВЛКСМ говорилось, что во главе ряда организаций стояли изменники нашему делу, предатели Родины, прямые шпионы, диверсанты, террористы, вредители, ставленники троцкистов и бухаринцев. В их числе были названы комсомольские организации Азово-Черноморского края, Белоруссии, Западной Сибири, Красноярска, Западной области, Орджоникидзевского края, Украины (за исключением Донбасса).

Ставилась задача окончательно очистить Центральный Комитет ВЛКСМ от «различной предательской шпионской сволочи», освободиться от «идиотской беспечности».

Как же могло получиться, что работали рядом, были друзьями, близкие товарищи, и вдруг – шпионская сволочь. «Некоторых из нас, – подчеркивал А. Косарев, – враги очень близко окружили, в том числе и меня».

Вопрос – Вы говорите, что АНТИПОВ активизировал контрреволюционную деятельность вашей антисоветской организации среди молодежи.

Дайте показания когда и как была установлена Вами связь с АНТИПОВЫМ и какую роль он играл в контрреволюционной работе вашей организации.

Ответ – Связь нашей антисоветской организации с АНТИПОВЫМ была установлена при следующих обстоятельствах. В 1933 г. САЛТАНОВ близко сошелся с АНТИПОВЫМ и вскоре ввел к АНТИПОВУ актив нашей антисоветской организации, в том числе ЛУКЬЯНОВА и меня – ХАРЧЕНКО И.И.

АНТИПОВ чрезвычайно охотно принимал нас, постоянно приглашал на организуемые им у себя на даче выпивки и скоро дача АНТИПОВА стала местом постоянных сборищ актива нашей антисоветской организации, нашей штаб-квартирой.

Вначале АНТИПОВ присматривался к нам, а затем, в разговорах с нами, стал осторожно, но упорно воспитывать в нас недовольство политикой партии и враждебность к руководству ЦК ВКП /б/. АНТИПОВ нередко открыто в беседах с нами противопоставлял молодежь старым партийцам и руководству партии, говорил о исключительно большой роли молодежи в политической и хозяйственной жизни страны, утверждал, что нас молодежь руководство ЦК «не дооценивает», нам незаслуженно «не дают ходу, затирают» и т.п.

Высказывания АНТИПОВА обостряли нашу враждебность к руководству партии. Мы внимательно прислушивались к АНТИПОВУ. По существу эти годы АНТИПОВ был моим идеологическим руководителем, много сделавшим для окончательного закрепления моих контрреволюционных взглядов, сложившихся у меня во время моего участия в антисоветской организации среди молодежи. Лишь после вербовки меня АНТИПОВЫМ с организацию правых я узнал, что АНТИПОВ, начиная с 1933 года был фактическим руководителем контрреволюционной деятельности нашей антисоветской организации среди молодежи.

Вопрос – Расскажите подробно об обстоятельствах вербовки вас в контрреволюционную организацию правых?

Ответ – В конце 1934 года САЛТАНОВ сообщил мне, что я намечаюсь им на руководящую работу в Высшем Совете Физкультуры. Необходимость моего перехода на эту работу САЛТАНОВ мотивировал тем, что наша организация должна развернуть свою контрреволюционную работу в физкультурных обществах и что у меня, как работника ВСФК к этому будут большие возможности. Я согласился и был назначен замом Председателя Высшего Совета Физической Культуры <Василия Николаевича МАНЦЕВА>.

Вскоре после моего перехода на работу в ВСФК, летом 1935 года, во время одного из посещений мною АНТИПОВА у него на даче, АНТИПОВ после разговора на различные темы, перевел разговор на вопросы физкультработы, причем высказал резкое недовольство политикой ЦК ВКП /б/ в этой области. АНТИПОВ утверждал, что ЦК недооценивает значение физкультработы, преступно «режет» бюджет Высшего Совета Физической Культуры и т.п. Я полностью поддержал АНТИПОВА, так как, как я уже сказал выше, я был уже к этому времени враждебно настроен к руководству ЦК ВКП /б/ и злобные выпады АНТИПОВА дополнил своей критикой руководства ЦК ВКП /б/.

Установив полную общность наших взглядов, АНТИПОВ сообщил мне, что во Всесоюзном Комитете по делам Физкультуры и спорта имеется ряд работников, которые «сознают всю гибельность политики ЦК и делают все, что могут для того, чтобы спасти положение» и сказал, что он хотел бы, чтобы я эту группу возглавил. тут же АНТИПОВ назвал мне фамилии этих работников: РАСПЕВИН, РАБИНОВИЧ, ГРИГОРЬЕВ и ФРУМИН. Я дал АНТИПОВУ согласие активно включиться в работу этой группы. В конце этого разговора, АНТИПОВ сказал мне, что он не сомневался в моем согласии, так как от САЛТАНОВА ему известно мое участие в антисоветской организации среди молодежи. Тогда же АНТИПОВ мне рассказал, что мое назначение на работу в Высший Совет Физкультуры было санкционировано им, АНТИПОВЫМ именно потому, что он знал меня, как человека надежного, способного выполнить возложенные на меня антисоветской организацией среди молодежи задания по контрреволюционной работе среди физкультурников.

Этот разговор еще более сблизил меня с АНТИПОВЫМ и в одну из ближайших наших встреч, АНТИПОВ прямо сказал мне, что дело не в борьбе с неправильной линией ЦК ВКП /б/ в области физкультуры, что борьба идет вообще против сталинского руководства, за его устранение. АНТИПОВ сказал мне также, что существует сильная организациях правых, ведущая борьбу против руководства партии и, что одним из участников организации правых является САЛТАНОВ, ведущий, по поручении правых, работу среди молодежи. Я выразил свое одобрение проводимой правыми борьбе против руководства партии. С этого времени я примкнул к организации правых, в которой вел работу под непосредственным руководством АНТИПОВА и по его заданиям.

Николай Иванович РАСПЕВИН (1903–1937) – И.О. начальника Главной инспекции спорта Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Арестован 5 октября 1937 года. Расстрелян 25 декабря 1937 года. 

Оскар Семенович РАБИНОВИЧ (1906–1937) – начальник Хозяйственного управления Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту при СНК СССР. Арестован 6 октября 1937 года. Расстрелян 15 ноября 1937 года.

Семен Михайлович ФРУМИН (1890–1938) – директор (ректор) Государственного центрального ордена Ленина институт физической культуры имени И. В. Сталина, один из основателей ОППВ-ЦДКА. Арестован 6 августа 1937 года. Расстрелян 1 сентября 1938 года. Его жена, Анна Ивановна Поленова, выпускница ГЦОЛИФК, осуждена как ЧСИР (член семьи изменника Родины) на 5 лет ИТЛ.

Вопрос – Какие задания по контрреволюционной работе против партии получали вы от АНТИПОВА?

Ответ – Начну свои показания с основного задания полученного мною от АНТИПОВА. В 1935 я получил от АНТИПОВА задание организовать из числа физкультурников террористическую группу, для осуществления террористического акта против руководства партии.

Вопрос – Дайте подробные показания, при каких обстоятельствах вы получили от АНТИПОВА задание по организации террористической группы?

Ответ – О том, что правые перешли к террористическим методам борьбы со сталинским руководством я узнал впервые от САЛТАНОВА. В конце лета 1935 года, вскоре после моей вербовки в организацию правых САЛТАНОВ информировал меня и ЛУКЬЯНОВА о сделанном ему АНТИПОВЫМ сообщении о переходе правых к террору против руководства партии. Возможно, что при этой информации присутствовал еще кто-либо из участников нашей организации, но я вспомнить точно этого сейчас не могу.

САЛТАНОВ сообщил нам также, что АНТИПОВ предложил ему и через него руководству антисоветской организации среди молодежи включиться в практическую работу по организации террористических групп.

Обсудив этого предложение АНТИПОВА, мы решили его принять. О нашем согласии САЛТАНОВ сообщил АНТИПОВУ.

Вскоре после этого совещания, АНТИПОВ позвонил мне и пригласил приехать к нему на дачу, я приехал. АНТИПОВ сказал мне, что он расчитывает на меня в деле подбора среди физкультурников волевых решительных людей, годных для выполнения боевых заданий правых.

С целью, очевидно, укрепить меня в террористических настроениях, АНТИПОВ в эту встречу подробно развил передо мною обоснование террора, как метода борьбы с руководством партии. Он говорил, что затягивать борьбу нельзя, что надо быстрым и решительным ударом устранить от управления страною сталинское руководство, что нелепо думать, что это руководство можно устранить без физического уничтожения его и что одна из главнейших задач организации правых, в настоящее время – подготовка боевых групп, способных взять на себя осуществление террористических актов по указанию правых. Я дал АНТИПОВУ согласие взять на себя организацию террористической боевой группы из среды физкультурников.

От автора: «17 июня 1937 года под председательством товарища В.М. Молотова состоялось очередное заседание Совета Народных Комиссаров СССР. Совнарком обсудил доклад Председателя Всесоюзного Комитета по делам физкультуры и спорта т. Харченко о работе Комитета и его основных задачах на 1937 год. При обсуждении этого вопроса, в котором приняли участие тт. Крыленко, Кнопова, Антипов, Косарев, Бубнов, Микоян и Молотов, указывалось, что направление работы Комитета В ОСНОВНОМ ПРАВИЛЬНОЕ».

Основатель Sports.ru делает историю рождения советского хоккея: поднимает даже дела из архива ФСБ. Интервью Станислава Гридасова

Вопрос – Эта боевая группа была вами организована?

Ответ – Да, в начале 1936 года я организовал боевую группу из числа спортсменов работников Высшего Совета Физической Культуры. В эту группу я вовлек: РАБИНОВИЧА Оскара Семеновича, РАСПЕВИНА Николая Ивановича, КОЛЫЧЕВА Константина Александровича и РЫЖМАНОВА Александра Андреевича. 

Вопрос – Дайте подробные показания, как и при каких обстоятельствах эти лица были вовлечены вами в боевую террористическую группу.

Ответ – Все эти лица были мною вовлечены в боевую террористическую группу в разное время в течение конца 1935 года и первой половины 1936 года.

С РАБИНОВИЧЕМ Оскаром Семеновичем я договорился при следующих обстоятельствах:

С РАБИНОВИЧЕМ, по указанию АНТИПОВА, я установил связь, как с участником контрреволюционной группы правых, с первых дней своей работы в Высшем Совете Физической Культуры. По моему указанию он вел подрывную вредительскую работу в области строительства центрального стадиона и по фабрикам спорт-инвентаря. После получения от АНТИПОВА задания по организации террористической группы, я вызвал РАБИНОВИЧА к себе в кабинет и попросил сообщить мне, что им сделано по вредительству. РАБИНОВИЧ вкратце информировал меня, после чего я сказал ему, что ему как участнику организации правых, придется поработать покрепче. После ответа РАБИНОВИЧА, что он «в курсе дела и прекрасно понимает что пора переходить к более решительным действиям», я рассказал РАБИНОВИЧУ, что организация правых решила перейти к более активным методам борьбы с советской властью, путем уничтожения руководителей партии и правительства.

РАБИНОВИЧ мне ответил, что это решение ему уже известно от АНТИПОВА и, что он получил уже от АНТИПОВА конкретное задание подобрать 2-3-х человек из числа физкультурников, которым можно бы было поручить осуществление террористических актов против Сталина и Молотова на Красной площади во время одной из ближайших демонстраций.

От автора: Строительство Центрального стадиона СССР имени И.В.Сталина началось в Измайлове в 1933 году. Планировалось, что арена вместимостью 120 000 зрителей станет главной в стране площадкой для проведения спортивных соревнований, народных гуляний и военных парадов. Строительство было прервано накануне Великой Отечественной войны. Сейчас на этом месте располагается стадион «Измайлово».

Я договорился с РАБИНОВИЧЕМ о контактировании нашей террористической деятельности. С РАСПЕВИНЫМ Николаем Ивановичем, я договорился еще ранее. Его я знал, как человека резко контрреволюционно настроенного и очень озлобленного против руководства партии. Во время одной из бесед с ним в моем служебном кабинете в Высшем Совете Физкультуры, я прямо поставил перед ним вопрос о том, пойдет ли он, если это понадобится для нашего дела, на личное участие в боевых действиях против руководства партии. РАСПЕВИН ответил на мой вопрос решительным согласием.

РЫЖМАНОВА Александра Андреевича, как и КОЛЫЧЕВА Константина Александровича я хорошо знал раньше по совместной контрреволюционной работе в ВСФК. Оба они были мне преданы и зависели от меня. В один из летних дней, поле разговора с САЛТАНОВЫМ, я вызвал к себе РЫЖМАНОВА и у меня с ним произошел следующий разговор: Я высказал ряд злобных выпадов против политики ЦК. Особенно я остановился на разорении, якобы, деревни, так как РЫЖМАНОВ неоднократно ранее в разговорах со мною горячо возмущался политикой партии в деревне. РЫЖМАНОВ горячо поддержал мои нападки на ЦК и заявил, что он удивлен почему до сих пор об этом только говорят, а никто не решится изменить положение. При этом РЫЖМАНОВ в озлобленной форме отозвался по поводу карательной политики советского правительства. Тогда я рассказал РЫЖМАНОВУ, что существует контрреволюционная организация, которая подготавливает переворот и, что этой организации нужны люди боевые, готовые отдать свою жизнь за «лучшее будущее страны» и спросил РЫЖМАНОВА способен ли он пожертвовать собою. РЫЖМАНОВ ответил: «Я готов и прошу мне дать любое боевое поручение, я оправдаю ваше доверие».

На этом наш разговор кончился. Он был возобновлен приблизительно месяца через два. РЫЖМАНОВ приехал ко мне на дачу в выходной день и за завтраком мне сказал, что в нем кипит злоба, он получил письмо из деревни, прочитав которое плакал от обиды и злости и сейчас готов на все. Я ему велел связаться с РАБИНОВИЧЕМ. Как мне стало известно от РАБИНОВИЧА, РЫЖМАНОВ с ним связался.

КОЛЫЧЕВА завербовал в начале 1936 года РАБИНОВИЧ, но эта вербовка не была удачной. КОЛЫЧЕВ работал зав. отдела руководящих кадров и был секретарем партийного комитета ВСФК.

После вербовки он повел себя настолько неосторожно, настолько перестал скрывать свое большое бытовое разложение, так неряшливо, не конспиративно вел контрреволюционную работу по насаждению чуждых людей на руководящих участках физкультурной работы, что я вынужден был через некоторое время после его вовлечения в боевую группу, вызвать его к себе и предупредить его, что или он будет вести себя конспиративнее и замаскирует свою контрреволюционную работу, или я вынужден буду дать ход заявлениям на него /например: РАДЧЕНКО, б. секретаря комитета/ и спасая от провала всю группу, пожертвовать им и разоблачить его.

КОЛЫЧЕВ после этого разговора стал вести себя умнее, но все же я не вполне доверял ему.

Вопрос – Какую практическую террористическую работу вела созданная вами боевая террористическая группа?

ОтветСозданная мною боевая террористическая группа находилась в резерве и к практической боевой террористической деятельности правых не была привлечена.

Константин Александрович КОЛЫЧЕВ (1905–1938) – начальник группы руководящих и инструкторских физкультурных кадров Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Арестован 6 октября 1937 года. Расстрелян 25 апреля 1938 года.

Александр Андреевич РЫЖМАНОВ (1904–1938) – заведующий отделом Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Арестован 6 октября 1937 года. Расстрелян 8 января 1938 года.

Нина Петровна СЛИВИНА (1909 – 1938) – жена Рыжманова, чемпионка СССР по прыжкам воду, инструктор физкультуры в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького. Арестована 6 ноября 1937 года. Расстреляна 8 января 1938 года.

Заметка в газете «Комсомольская правда». Номер от 18 января 1937 года

Вопрос – Какие еще террористические группы, созданные контрреволюционной организацией правых, вам известны?

Ответ – Мне известно, что параллельно со мною работу по созданию террористической группы из числа физкультурников вел быв. директор Государственного центрального Института Физической Культуры, активный участник организации правых – ФРУМИН Семен Михайлович

Вопрос – Когда и при каких обстоятельствах это вам стало известно?

Ответ – О проводимой ФРУМИНЫМ работе по созданию террористической группы я узнал при следующих обстоятельствах: летом 1935 года, приблизительно в середине июля ФРУМИН мне позвонил по телефону и попросил меня приехать в институт, где должно было состояться какое-то спортивное выступление. Я согласился. Когда я приехал в институт, меня уже ждал во дворе института ФРУМИН, который пригласил меня на спортплощадку. По дороге на спортплощадку ФРУМИН обратился ко мне с вопросом почему я в выходной день не был у КИРИЛЛОВИЧА /так мы называли АНТИПОВА/ и рассказал мне, что АНТИПОВ разнес его, ФРУМИНА и САЛТАНОВА за бездеятельность.

ФРУМИН был очень расстроен, что заявил – «Я буквально теряюсь, не знаю что делать, АНТИПОВ требует работы, требует от меня боевиков, а у меня не клеется. Я подобрал террористическую группу – из преподавательского состава, но они при выступлениях на Красной площади не участвуют и поэтому АНТИПОВ ругался и предложил подработать две-три кандидатуры из студенческого состава, но со студентами у меня плохая связь и я буквально нахожусь в тупике».

Я успокоил ФРУМИНА, сказав, что он напрасно опускает руки, что не может быть, чтобы среди такого количества студентов нельзя было подобрать двух-трех подходящих людей.

В этом разговоре ФРУМИН жаловался мне на то, что подготовленный им для личного осуществления террористического акта на Красной площади во время физкультурного парада преподаватель института ЛУНЕВСКИЙ, решительный, волевой человек, бывший белый офицер, ненавидящий советский строй, был отведен НКВД от участия в параде буквально накануне парада, так что ФРУМИН не имел возможности заменить его кем-либо из других боевиков.

ФРУМИН сказал мне, что он не знает, как ему вести работу по вовлечению в террористическую группу: легче вербуются и надежнее люди участвовавшие в прошлом в борьбе с партией и советской властью, но они известны НКВД и последнее легко может сорвать все планы, не допустив их на Красную площадь. Приходится вербовать из числа незапятнанных людей, но это и труднее и опаснее.

Из допроса Трофима Васильевича Кадрилеева 26 октября 1937 года.

ВОПРОС: Назовите этих людей – руководителей организации.

ОТВЕТ: ФРУМИН сказал, что помимо него в руководстве организации находятся: ХАРЧЕНКО, ЛУКЬЯНОВ Дмитрий, СТАРОСТИН Николай Петрович. <…> Во время этой же встречи ГРЕБЕНЩИКОВ мне сообщил, что активными участниками контрреволюционной организации являются судьи по футболу Всесоюзной категории РЯБОКОНЬ и СТРЕПИХЕЕВ, которые совместно со СТАРОСТИНЫМ Николаем руководят террористическими группами, созданными среди мастеров футболистов гор. Москвы.

Трофим Васильевич КАДРИЛЕЕВ (1910–1938) – преподаватель кафедры лыжного спорта ГЦОЛИФК, член ДСО «Спартак». Арестован 24 октября 1937 года. Расстрелян 21 января 1938 года. 

Виктор Александрович РЯБОКОНЬ (1895–1938) – футбольный судья, начальник Московского городского совета ДСО «Локомотив». Арестован 21 октября 1937 года. Расстрелян 27 апреля 1938 года. 

Владимир Михайлович СТРЕПИХЕЕВ (1904–1938) – полузащитник, играл в футбол за команды «Моссовет» (1924), «Профинтерн» (1925), ОППВ и ЦДКА (1925–1930), СКиГ (1931). Судья Всесоюзной категории по футболу (1937). Главный судья финального матча Кубка СССР 1937 года между московскими и тбилисскими динамовцами. Арестован 27 октября 1937 года. Расстрелян 21 января 1938 года.

От автора: Арестованные летом 1937-го члены «фашисткой банды спортсменов-физкультурников» показали на следствии, что собирались убить товарища Сталина во время физкультурного парада, прошедшего 12 июля на Красной площади. Большинство из них указали на Николая Старостина как на главаря банды. Выстрелы в сторону правительственной трибуны на Мавзолее планировалось сделать (согласно версии следствия) из «самоходной бутцы», которую соорудили специально для парада в обществе «Спартак» (на фото).

Все участники банды (Рябоконь, Стрепихеев, Стеблев, Прокофьев, Гребенщиков, Кадрилеев и т.д.) были расстреляны, а ее «главаря» Николая Старостина даже ни разу не вызвали на допрос.

Вопрос – Участники террористической группы ФРУМИНА вам известны?

Ответ – Да, известны. ФРУМИН рассказал мне, что им вовлечены в террористическую группу следующие работники Государственного Центрального Института Физической Культуры:

ЯНСОН Жан Петрович, уроженец г.Латвии, морально разложившийся, пьяница, жаден к деньгам, работая в институте физкультуры развалил работу тренерской школы.

СОКОЛОВ Георгий, близкий друг ФРУМИНА, находился под его полным влиянием. Будучи секретарем парткома института оберегал от разоблачения участников антисоветской организации.

ЧЕРНЫШЕВ Петр Иванович. До революции работал в Нижнем-Новгороде в городской управе. В 1918 году будучи на Украине служил у немцев. В институте прикрывал троцкистов. Сам бывший «Сокол», резко антисоветски настроенный человек. Жена ЧЕРНЫШЕВА дочь крупного кулака, вела среди студентов контрреволюционную пропаганду.

ЧЕРНЯК – быв. член буржуазного спортивного общества «Маккаби», быв. колчаковец. Хитрый и опасный враг советской власти.

СОЛДАТОВ, начальник высшей тренерской школы, раньше работал зав. учебной частью Бакинского института физической культуры. Резко антисоветски настроенный.

Жан Петрович ЯНСОН (1899–1938) – преподаватель ГЦОЛИФК. Арестован 13 октября 1937 года. Расстрелян 8 января 1938 года.

Георгий Никитович СОКОЛОВ (1904 – 1938) – секретарь парткома ГЦОЛИФК. Арестован 8 октября 1937 года. Расстрелян 15 марта 1938 года.

Петр Иванович ЧЕРНЫШЕВ (1898–1938) – декан педагогического факультета и секретарь парткома ГЦОЛИФК. Старший брат известного советского футболиста и хоккеиста, заслуженного тренера СССР Аркадия Ивановича Чернышева. Арестован 8 октября 1937 года. Расстрелян 1 сентября 1938 года. Жена Петра Ивановича, преподаватель ГЦОЛИФК Елена Петровна Чернышева (Немова), арестована и осуждена в 1937 году как ЧСИР (член семьи изменника Родины) на 5 (по другим данным – на 8) лет.

Евсей Исакович ЧЕРНЯК – заместитель директора ГЦОЛИФК, один из основоположников регби в СССР. Репрессирован в 1937 году (точные сведения отсутствуют).

Никифор Антонович СОЛДАТОВ (1902–1938) – начальник школы тренеров ГЦОЛИФК. Арестован 8 октября 1937 года. Расстрелян 16 января 1938 года.

На фото: преподаватели ГЦОЛИФК. Во втором ряду крайний справа – Петр Чернышев. По правую руку от него – жена Фрумина Анна Поленова.

От автора: Физкультурная работа в СССР изначально была тесно связана с военной подготовкой. Дело об «антисоветской троцкистской военной организации», в результате которого в июне 1937 года были расстреляны маршал Тухачевский, командармы Якир, Уборевич, комкор Эйдеман и еще ряд высших советских военачальников, ударило и по институту физкультуры. На базе ГЦОЛИФКа проходили физическую подготовку как младший, так и высший командный состав Красной Армии, а сам Тухачевский приезжал играть в теннис.

Репрессии в институте затронули десятки человек, от ректора Фрумина, старого большевика, участника Гражданской войны, до переводчиков методической спортивной литературы и даже повара, расстрелянного 19 ноября 1937 года. А главный удар пришелся по преподавателям «прикладных» видов спорта – гимнастики, лыжного спорта, наиболее тесно связанных с физподготовкой в Красной Армии.

На фото: командиры Красной Армии в 1923 году. Михаил Фрунзе, Борис Кальпус, Семен Фрумин, Иосиф Уншлихт и другие

Вопрос – Дайте о них показания?

Ответ – От АНТИПОВА я знаю, что активным участником организации правых был КАЛЬПУС, зам. председателя комитета по делам физической культуры и спорта, до перехода на работу в Комитет, несколько лет руководивший физкультурной работой в РККА.

КАЛЬПУС немец, происходит из богатой семьи, брат его расстрелян за шпионаж.

КАЛЬПУС в течение нескольких лет /до момента назначения его на работу в Комитете/ являлся инспектором физподготовки РККА, в первую голову должен был нести ответственность за состояние физической подготовки в РККА. В результате его вредительства на этом участке, несмотря на то, что в армии имеются прекрасные условия для физкультурной работы, физическая подготовка и спорт в РККА находились в состоянии развала. Приказы Народного Комиссара Обороны по улучшению физподготовки Красной Армии не выполнялись.

Физическая подготовка, особенно тренировка на выносливость бойца и командира, длительность и темп /похода, плавания, бега и т.п./. сдача норм на значек ГТО 2-й ступени должны были бы составлять основу всей работы Инспекции РККА, но это саботировалось КАЛЬПУСОМ, предоставлялось самотеку и проводилось в частях в силу инициативы местного командования, а не руководства инспекции. В ряде частей и училищ РККА обследованием специальных комиссий было обнаружено очковтирательство, а по сути дела прямое вредительство, в рапортах начальству о большом количестве подготовленных значкистов ГТО, второй ступени, в той или иной части или в военном училище. Значки ГТО не редко получали бойцы и командиры, не сдававшие норм или сдавшие не полностью.

Образцы значков «Готов к труду и обороне СССР»

При Государственном Центральном Институте физкультуры, под непосредственным руководством КАЛЬПУСА, несколько лет тому назад был создан командный факультет по подготовке кадров физкультработников для РККА. Этот факультет по положению утвержденному Наркомом Обороны, подчинен непосредственно НКО /т.е. Инспекция физподготовки РККА/. За период существования факультета Наркомат Обороны затратил огромные средства, а подготовка составляла буквально единицы людей в год. Объясняется такое положение с одной стороны тем, что по представлению КАЛЬПУСА, начальником комфака был назначен ФРУМИН и его заместителем ЧЕРНЯК, оба участника организации правых, а остальная часть командного состава укомплектована политически ненадежными людьми, так называемыми командирами с подмоченной репутацией /типа ЯНСОНА/.

КАЛЬПУС в Комитете по Физкультуре ведал работой по спорту, научно-исследовательскими институтами, киноконторой.

На всех этих участках им велась вредительская работа. Например, история с марафонским бегом 1936 года, когда КАЛЬПУС, будучи председателем оргкомитета, допустил такое положение, когда дистанция марафонского бега была отмечена на 2 клм. меньше общепринятой. В результате этим оказались обманутыми спортсмены, участвовавшие в беге, многотысячные зрители на стадионе и советская общественность, так как результаты так называемого марафонского бега были объявлены по радио и опубликованы в печати.

От автора: 6 октября 1936 года в рамках чемпионата СССР по легкой атлетике в Москве прошел марафонский забег, победитель которого, некто М. Храмов, показал отличный результат – 2 часа 33 минуты 42 секунды, что было почти на 15 минут лучше, чем результат прошлогоднего чемпиона москвича Н. Бабарыкина. И почти на уровне призеров марафонского бега на гитлеровской Олимпиаде 1936 года.

Ну, как бы понятно, что советские спортсмены должны были не отставать от стахановцев, летчиков-героев, колхозниц-пятисотниц и тоже ставить рекорды, но тут вышел международный конфуз. Западная общественность не поверила в 15-минутный скачок результата и решила руками наймитов из посольства Финляндии перемерить московскую марафонскую дистанцию. У них вышло, что наш советский марафон на 2 километра короче международного, стандартного, то есть рекорд – фейк.

16 января 1937 года (то есть в разгар дела «параллельного антисоветского троцкистского центра» Радека-Пятакова, по которому будут расстреляны 13 человек) в газете «Комсомольская правда» на 4 полосе появилась коротенькая заметка «СУД НАД П.РАТОВЫМ»:

«Вчера в Московском институте физкультуры им. Сталина заседала выездная сессия нарсуда. Слушалось дело по обвинению заместителя главного судьи второго всесоюзного марафонского бега П. Ратова в неправильном изменении маршрута, в результате чего бегуны пробежали на два километра меньше установленной дистанции и марафонский бег, на организацию которого были истрачены большие средства, был провален.

Суд, приговорив Ратова к двум годам лишения свободы, нашел, однако, возможным заменить их годом исправительно-трудовых работ».

Надо сказать, что известному советскому легкоатлету и судье Павлу Васильевича Ратову повезло, он выйдет на свободу и его еще признают – в 1946-м – заслуженным мастером спорта СССР. А вот его непосредственный начальник – динамовец Александр Васильевич Маляев (один из первых в стране ЗМС образца 1934 года) – за этот же самый марафон был арестован 10 января 1938 года, а расстрелян 2 апреля.

Подробнее о марафоне 1936 года в телеграм-канале Станислава Гридасова.

Также от АНТИПОВА мне известно о принадлежности к организации правых КНОПОВОЙ, бывшего работника ЦК ВЛКСМ, последние годы, работавшей моим заместителем по Комитету Физкультуры, узнал я об этом при следующих обстоятельствах:

В конце 1936 года на одном из докладов АНТИПОВУ, я сказал ему о своем намерении отстранить КНОПОВУ от работы в Комитете, так как на нее поступают многочисленные жалобы от местных физкультурных организаций,

АНТИПОВ категорически возразил против отстранения КНОПОВОЙ, сказав, что снимать ее нельзя, так как она участник организации правых, связана по своей работе с ПОЛОНСКИМ и ЧУДОВЫМ.

После этого КНОПОВУ я оставил на работе в Комитете и всячески оберегал ее от провала, что было не всегда легко. Например, одно время стало широко известно, что она, будучи студенткой Ленинградского ВУЗ’‘а выступала с клеветой против вождя партии.

Кроме того КНОПОВА была недостаточно конспиративна и нередко в присутствии ряда посторонних лиц, высказывала открыто свое недовольство политикой ВКП /б/.

Накануне моего ареста мне секретарь парткома сообщил о том, что в партком поступили сведения о том, что отец КНОПОВОЙ быв. крупный Лесопромышленник.

Борис Алексеевич КАЛЬПУС (1895–1938) – заместитель Председателя Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР, участник Гражданской войны на стороне «красных», дивизионный комиссар, один из организаторов Всевобуча, один из основателей ОППВ-ЦДКА. Арестован 13 января 1938 года. Расстрелян 29 августа 1938 года. Его младший брат, Анатолий Алексеевич Кальпус (1897–????), участник Гражданской войны на стороне «белых», инструктор физкультуры Управления пожарной охраны Москвы, был осужден в 1933 году на 3 года ИТЛ по обвинению в антисоветской агитации.

Елена Львовна КНОПОВА – заместитель Председателя Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК ССР. Была арестована и осуждена в 1937 (или 1938) году на 8 (или 10) лет ИТЛ. Точные сведения отсутствуют.

Владимир Иванович ПОЛОНСКИЙ (1893–1937) – революционер, советский партийный и профсоюзный деятель, заместитель наркома связи СССР, бывший секретарь ВЦСПС, курировал в профсоюзах вопросы физической культуры и охраны труда. Арестован 22 июня 1937 года. Расстрелян 30 октября 1937 года.

Михаил Семенович ЧУДОВ (1893–1937) – революционер, советский партийный и государственный деятель, член ЦК ВКП (б), председатель Всесоюзной промысловой кооперации. Арестован 28 июня 1937 года. Расстрелян 30 октября 1937 года.

Вопрос – Вы выше показали, что созданная вами в Комитете по Физкультуре контрреволюционная группа вела вредительскую работу по линии физкультуры.

Дайте подробные показания об этом?

Ответ – Вредительство в области физкультурной работы проводилось мною по прямому заданию АНТИПОВА.

В основном оно состояло в разбазаривании колосальных сумм из средств отпущенных на строительство центрального стадиона, во вредительстве  выпуском спортинвентаря и вредительском срыве подготовки кадров физкультработников.

В целях проведения последней вредительской работы, участники организации правых, работавшие в комитете по Физкультуре и в ин-те Физической Культуры в Москве, систематически срывали утверждение планов работы кафедр института и тормозили выпуск нужной для студентов литературы по спорту.

Огромные средства, отпускаемые правительством СССР на массовую физкультработу, мы расходовали на так называемые стипендии одиночкам рекордсменам, выплачивая им в ряде случаев по 3-10 тысяч руб. в месяц.

Особенно это нами культивировалось в обществе «Спартак», где тратились миллионы рублей на так называемые стипендии и премии. Так, за 1936-1937 г. СТАРОСТИН Н. получил, кроме основной зарплаты, около 30 тысяч рублей, ЗНАМЕНСКИЙ около 25 тыс. рублей.

Это создавало обстановку политического и морального разложения выдающихся спортсменов Союза. Их развращали, спаивали и в конечном счете, приводили к деквалификации их.

Наша контрреволюционная организация намеренно утверждала преподавателями в физкультурных институтах, быв. белых офицеров, б.работников контрреволюционных спортивных обществ, лиц, заведомо контрреволюционно фашистски настроенных, которые в ряде случаев открыто вели в институтах контрреволюционную работу. Так, в 1936 г. ко мне поступило заявление от ряда студентов, что со стороны некоторых преподавателей во время занятий по специальным предметам, преподносятся прямые фашистские установки, речь как мне помнится шла о преподавателе гимнастики быв.бел.офицере, Луневском, который прямо без всяких стеснений преподносил фашистские установки не только в области физкультуры, но и вообще восхвалял Гитлера и фашизм, превратив кафедру гимнастики в трибуну для пропаганды фашизма и расовой теории. Я узнав об этом, позвонил ФРУМИНУ и по договоренности с ним это замял, ЛУНЕВСКИЙ до настоящего времени продолжает контрреволюционную деятельность.

Сергей Николаевич ЛУНЕВСКИЙ (1903–1938) – заведующий кафедрой гимнастики ГЦОЛИФК. Руководил в институте так называемой «особой группой», в составе которой занимался физкультурой высший командный состав РККА. Расстрелян в 1938 году (точные сведения отсутствуют).

На фото: выпускницы кафедры гимнастики ГЦОЛИФК вместе с Сергеем Луневским. В центре – член сборной Москвы по гимнастике Наталья Ломакина. Осуждена как ЧСИР (член семьи изменника Родины). Ее муж, преподаватель гимнастики ГЦОЛИФК Борис Александрович Калантаров был расстрелян 9 мая 1938 года

Вопрос – Следствие располагает данными о том, что участники вашей контрреволюционной группы, помимо террористической и вредительской деятельности, вели также работу по шпионажу.

Предлагаем вам дать подробные показания о проведенной вами и другими участниками вашей контрреволюционной группы – шпионской работе?

ОтветШпионскую работу вел участник нашей группы РАСПЕВИН. Со слов РАСПЕВИНА мне известно, что он поддерживал регулярную связь с разведчицей, жившей последние годы в Париже, в качестве хозяйки отеля «Кавур», которой он с различными оказиями пересылал сведения шпионского характера. 

Вопрос – Кем и когда РАСПЕВИН был завербован для шпионской работы?

Ответ – Это мне не известно.

Вопрос – Вы лично участие в шпионской работе РАСПЕВИНА принимали?

Ответ – Как это не тяжело для меня, но я должен признаться в том, что оказывал с своей стороны содействие шпионской работе РАСПЕВИНА.

В 1927 г. <описка в протоколе – в 1937> РАСПЕВИН мне сообщил, что ему необходимо переслать в Париж, в указанный мною выше адрес, ряд материалов и просил меня, в виду того что ему лично ехать в Париж по командировке Высшего совета физической культуры неудобно, организовать командировку туда участника нашей организации РАБИНОВИЧА. Я организовал эту командировку под предлогом посылки РАБИНОВИЧА в Париж для закупки спортинвентаря.

Перед отъездом РАБИНОВИЧА за границу РАСПЕВИН ему передал для хозяйки отеля «Кавур» в Париже табакерку палехского производства, в которой был заделан шпионский документ. Эта табакерка с документом была доставлена РАБИНОВИЧЕМ по адресу. 

Вопрос – А вы лично во время своих поездок за границу поручений по пересылке шпионских материалов от РАСПЕВИНА не брали?

Ответ – В 1935 г. во время поездки в Париж, я по просьбе РАСПЕВИНА остановился в отеле «Кавур», виделся с его хозяйкой и передал ей письмо от РАСПЕВИНА.

Однажды вечером хозяйка отеля постучала мне в дверь, я вышел и попросил ее в номер, у нас с ней завязалась беседа, причем я с трудом понимал ее, так как она очень плохо владеет русским языком, но тем не менее я понял, что речь идет о том, что она просит меня передать РАСПЕВИНУ, чтобы он ей передал сведения о летчиках физкультурниках, о количестве выпускаемых физкультурных инструкторов для РККА. Я обещал это сделать и по приезде в Москву я этот разговор передал РАСПЕВИНУ. Кроме этого я должен признаться, что я по поручению АНТИПОВА связал ФРУМИНА с немецким шпионом БЮРЕН, приехавшим в СССР как политэмигрант. БЮРЕН, был устроен преподавателем в институте. Мне известно от ФРУМИНА, что БЮРЕНУ не удалось ничего сделать так как вскоре он был выслан из СССР.

Карл Робертович БЮРЕН (1888–1938) – тренер техникума физкультуры, бывший член Социал-демократической партии Германии. Эмигрировал в СССР в 1933 году после прихода Гитлера к власти. Арестован 28 марта 1938 года. Расстрелян 4 июля 1938 года. Его сын, Карл Карлович Бюрен (1912–1938) – студент ГЦОЛИФК. Арестован 4 марта 1938 года. Расстрелян 28 мая 1938 года.

Вопрос – Вы не даете исчерпывающих показаний о своей террористической, вредительской и шпионской работе. Предлагаем вам дать следствию более полные показания?

Ответ – Прошу поверить мне в том, что я о своей террористической вредительской и шпионской работе дал исчерпывающие показания.

Добавить к ним я ничего не могу. 

Записано в моих слов правильно и мною прочитано <личный автограф> ХАРЧЕНКО

P.S. Иван Иванович Харченко расстрелян 15 марта 1938 года.

Жена Харченко, Нина Ивановна Гришина, была осуждена как ЧСИР на 5 лет ИТЛ.

РЕПРЕССИИ В СПОРТЕ В 1937-38 г.г. ПОПЫТКА СИСТЕМАТИЗАЦИИ

(И это далеко не полный список)

  • Владимир Константинович АЛКАЛАЕВ (1894–1938) – помощник начальника учебного отдела ЦС ДСО «Динамо», видный теоретик советской физкультуры. Арестован 31 января 1938 года. Расстрелян 20 июня 1938 года.
  • Владимир Абрамович БЛЯХ (1890/91–1938) – заместитель начальника Комитета по делам физкультуры и спорта Украины (глава научно-методического совета), видный теоретик советской физкультуры, один из основоположников спорта в Харькове, доктор медицинских наук, профессор, футбольный судья. Расстрелян 12 сентября 1938 года.
  • Елизар Давидович ГВОЗДОВЕР (1914–1938) – тренер по легкой атлетике общества «Рот Фронт». Арестован 4 ноября 1937 года. Расстрелян 8 февраля 1938 года.
  • Леонид Викторович ГЕРКАН (1892–1982) – преподаватель кафедры плавания ГЦОЛИФК. Арестован в июне 1937 года. Осужден в 1939 году на 8 лет ИТЛ.
  • Александр Федорович ГЕТЬЕ (1893–1938) – старший тренер по боксу ДСО «Динамо», тренер сборной Москвы по боксу на Спартакиаде-1928. Арестован 14 декабря 1937 года. Расстрелян 8 января 1938 года.
  • Ян Владимирович ГОЛЬДФАРБ (1889 – 1937) – директор московского стадиона «Динамо». Арестован 25 марта 1937 года. Расстрелян 20 июня 1937 года.
  • Иван Иванович ГРЕБЕНЩИКОВ (1900–1938) – заведующий кафедрой лыжного спорта и легкой атлетики ГЦОЛИФК. Арестован 20 октября 1937 года. Расстрелян 21 января 1938 года. Жена, Вера Ивановна Чернышева, преподаватель Государственного института физкультуры имени Сталина, сестра Петра Ивановича и Аркадия Ивановича Чернышевых. Осуждена как ЧСИР.
  • Андрей Андреевич ДЕЛЬВИГ (1898–1938) – начальник учебного отдела военного факультета ГЦОЛИФК. Арестован 28 апреля 1938 года. Расстрелян 15 сентября 1938 года.
  • Александр Сергеевич ДУБРОВИН (1897–1938) – преподаватель спортивного массажа ГЦОЛИФК. Арестован 28 февраля 1938 года. Расстрелян 29 мая 1938 года.
  • Арамаис Михайлович ЕСАЯН (1903–1943) – журналист, теоретик советской физкультуры. Арестован в 1938 году. Осужден 28 апреля 1939 года. Умер в лагере в 1943 году от крупозной пневмонии.
  • Александр Владимирович ЗЕЛИКОВ (1894–1999) – председатель Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Арестован 25 декабря 1938 года. Расстрелян 16 апреля 1939 года.
  • Альберт Антонович ЗИКМУНД (1886–1938) – один из основоположников физкультурного движения в СССР, бывший ректор ГЦОЛИФК, начальник отдела Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР. Отец известного теннисиста и хоккеиста Зденека Зикмунда. Арестован 8 октября 1937 года. Расстрелян 25 апреля 1938 года. Жена, Альба Иосифовна Зикмунд, преподаватель гимнастики ГЦОЛИФК, осуждена как ЧСИР на 8 лет ИТЛ.
  • Владимир Александрович ИВАНОВ (1896–1938) – инструктор-методист ЦС «Динамо», зав. кафедрой защиты и нападения (бокс, борьба, фехтование) ГЦОЛИФК. Четырехкратный чемпион СССР по греко-римской борьбе. Заслуженный мастер спорта (1936). Арестован 22 марта 1938 года. Расстрелян 14 июня 1938 года.
  • Арон Григорьевич ИТТИН (1896–1937) – преподаватель истории физкультуры ГЦОЛИФК, бывший главный редактор газеты «Красный спорт». Арестован 17 июля 1937 года. Расстрелян 20 сентября 1937 года.
  • Николай Оттович КЕЛЬБЕРЕР – преподаватель легкой атлетики ГЦОЛИФК, бывший член Русского гимнастического общества «Сокол». Арестован в 1938 году. Осужден к 10 (?) годам ИТЛ. Умер в лагере.
  • Николай Алексеевич КОРОЛЕВ (1913–1938?) – студент ГЦОЛИФК, чемпион СССР по лыжным гонкам 1937 года, член ДСО «Спартак». Арестован в 1937 году. Предположительно, расстрелян в 1938 году.
  • Бронислав Иванович КОХАНОВСКИЙ (1910–1938) – преподаватель лыжного спорта ГЦОЛИФК. Арестован 15 декабря 1937 года. Умер в тюрьме 31 марта 1938 года.
  • Серафим Григорьевич КРИВОНОСОВ (1903–1938) – заведующий магазином ДСО «Спартак», играл в футбол за «Пищевики» (1928–1930), московское «Динамо» (1931, 1932), «Дукат» (1933). Арестован 30 апреля 1938 года. Расстрелян 20 июня 1938 года.
  • Василий Константинович ЛАПИН (1894–1937) – заместитель председателя Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР, генеральный секретарь ДСО «Динамо». Арестован 24 апреля 1937 года. Расстрелян 20 июня 1937 года.
  • Лев Владимирович ЛЕВ (1904–1938) – председатель Дальневосточного краевого комитета по делам физкультуры и спорта. Арестован 27 августа 1937 года. Расстрелян 28 ноября 1938 года.
  • Александр Ильич ЛУКЬЯНОВ (1909–1938) – преподаватель кафедры лыжного спорта ГЦОЛИФК. Арестован в 1937 году. Расстрелян 3 февраля 1938 года.
  • Анатолий Николаевич ЛЮДСКОВ (1914–1938), лыжник, инструктор по лыжному спорту ДСО «Спартак», студент ГЦОЛИФК. Арестован 3 ноября 1937 года. Расстрелян 27 апреля 1938 года.
  • Семен Яковлевич МАГИТОН (1899–1938) – директор Центрального научно-исследовательского института физической культуры. Арестован 14 ноября 1937 года. Расстрелян 15 марта 1938 года.
  • Василий Николаевич МАНЦЕВ (1889–1938) – председатель Всесоюзного совета физической культуры при ЦИК СССР (1934–1936). Арестован 22 октября 1937 года. Расстрелян 19 августа 1938 года.
  • Григорий Григорьевич МАЧИХИН (1889–1938) – преподаватель гимнастики института физкультуры имени Лесгафта. Арестован 22 марта 1937 года. Расстрелян 15 января 1938 года.
  • Константин Александрович МЕХОНОШИН (1889–1938) – бывший начальник Главного управления Всевобуча, один из основателей ОППВ-ЦДКА. Арестован 28 ноября 1937 года. Расстрелян 7 мая 1938 года.
  • Александр Павлович МОРДОВИН (1873–1938) – преподаватель фехтования ГЦОЛИФК, бывший полковник царской армии. Арестован 19 сентября 1937 года. Расстрелян 31 марта 1938 года.
  • Василий Сергеевич ОЩЕПКОВ (1892–1937) – преподаватель дзюдо и самбо ГЦОЛИФК. Арестован 1 октября 1937 года. Умер в тюрьме 10 октября 1937 года.
  • Николай Сергеевич ПОМЕРАНЦЕВ (1885–1938) – преподаватель фехтования и рукопашного боя ГЦОЛИФК. Арестован 16 марта 1938 года. Расстрелян 28 мая 1938 года.
  • Валентин Феофанович ПРОКОФЬЕВ (1905–1939) – футболист, нападающий, играл за команды из Николаева (1920–1923), одесский «Местран» (1923, 1924), московские «Красная Пресня» (1925), «Пищевики» (1926–1928), «Динамо» (1928–1930), «Промкооперацию» (1931), киевское «Динамо» (1932–1934). Арестован 5 марта 1937 года. Осужден на 5 лит ИТЛ. Умер в лагере 9 марта 1939 года.
  • Виктор Николаевич ПРОКОФЬЕВ (1898–1939) – руководитель футбольно-хоккейной секции ДСО «Буревестник», бывший футболист команд ЗКС, СКЗ, МКС, «Красная Пресня», «Трехгорка», «Пищевики». Арестован 27 октября 1937 года. Расстрелян 10 мая 1938 года.
  • Георгий Евгеньевич ПРОКОФЬЕВ (1895–1937) – председатель ДСО «Динамо», заместитель наркома связи СССР, комиссар Государственной Безопасности 1 ранга. Арестован 11 апреля 1937 года. Расстрелян 14 августа 1937 года.
  • Николай Васильевич РАКИТИН (1895 – 1937) – начальник физической подготовки и спорта РККА, комдив, председатель Всесоюзной секции бокса. Арестован 19 июня 1937 года. Расстрелян 15 декабря 1937 года.
  • Василий Михайлович СТЕБЛЕВ (1906–1938) – начальник легкоатлетической секции Комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР, бывший преподаватель физкультуры посольства Германии в Москве. Арестован 25 октября 1937 года. Расстрелян 1 сентября 1938 года.
  • Георгий Иванович ТЕОДОРИ (1887–1937) – преподаватель ГЦОЛИФК. Арестован 16 апреля 1937 года. Расстрелян 17 июня 1937 года.
  • Сергей Николаевич ТИТОВ (1905–1938) – преподаватель кафедры лыжного спорта ГЦОЛИФК. Арестован 8 января 1938 года. Расстрелян 9 мая 1938 года. Жена, Анна Дмитриевна Розанова, преподаватель физкультуры Московского текстильного института, осуждена как ЧСИР на 5 лет ИТЛ.
  • Александр Гордеевич УМАНЕЦ (1898–1938) – боксер, тренер сборной Ленинграда по боксу. Арестован 20 июля 1938 года. Расстрелян 1 ноября 1938 года.
  • Иван Алексеевич ХАЦКЕВИЧ (1914–1938) – лыжник ДСО «Спартак», студент ГЦОЛИФК. Арестован 7 ноября 1937 года. Расстрелян 27 апреля 1938 года.
  • Конрад Павлович ЭЙДЕ (1893–1938) – преподаватель кафедры гимнастики ГЦОЛИФК. Арестован 15 декабря 1937 года. Расстрелян 9 мая 1938 года.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала сотрудников архива ФСБ, Государственного архива Российской Федерации, историко-спортивного музея РГУФК, а также Сергея Бондаренко (общество «Мемориал»).

Подписаться на телеграм-канал Станислава Гридасова «Гридасов с бородой»

Подкаст Станислава Гридасова и Романа Трушечкина об истории советского спорта

Фото: globallookpress.com/CTK; РИА Новости/Анатолий Сергеев-Васильев

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья