Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог О духе времени

Восьмой день суда над Кокориным и Мамаевым: менеджер «Кофемании» сказал, что следователь изъял случайный стул

Продолжаем рассказ о главном суде нашего футбола.

В предыдущих сериях:

Репортаж Евгения Фельдмана с первого заседания

«Поле Чудес» на суде Кокорина и Мамаева

Чек на 264 тысячи из «Кофемании»

Показания избитого водителя

В суд пришел Пак. Говорит, что чудом остался жив

Родные Кокорина и Мамаева были очень недовольны судебным произволом

В суде включали видеозапись с регистратора избитого водителя

Что происходило на суде в пятницу, 19 апреля.

• Разговаривали со свидетелем, который нашел водителя Соловчука и вызвал скорую и полицию.

• Выслушали свидетелей из «Кофемании»: официантов и управляющих.

• Прокурор зачитала показания полицейских, выезжавших в «Кофеманию» и к Соловчуку.

• Смотрели видеозаписи с регистратора из машины Соловчука и из кофейни.

Первым допросили Николая Дмитриева, который работает в московском Театре сатиры. Кокориных, Мамаева и Протасовицкого он не видел. Он обнаружил Соловчука в машине: водитель не отреагировал на стук. Тогда Дмитриев вызвал скорую и полицию. Еще свидетель упомянул, что «левая дверь со стороны водителя придавлена была».

«Как водитель лежал, вы говорите, в крови?» – уточнила прокурор.

«Ну как, он опрокинутый [был] на сидение», – объясняет свидетель.

По показаниям Дмитриева, он вызвал полицию, которая приехала минут через 20-25. После приезда полиции Соловчук оклемался и ходил вокруг машины. На этом допрос свидетеля закончен.

Показания сотрудников «Кофемании»

Следующий свидетельДмитрий Грачев, управляющий «Кофемании». В то утро 8 октября он был на работе.

Пака свидетель помнит хорошо: «Он приходил в ресторан к нам, завтракал». Остальных Грачев знает только по именам. 

«Кто-то из официантов сказал: у нас Кокорин с Мамаевым сидят, ого, ну класс. Вышел в зал – ну да, сидят», – вспоминает он.

Управляющий «Кофемании» почти все время уточнял, что в своих показаниях не очень уверен, потому что часть из них он видел уже по записи с камеры. Но он припоминает в компании Кокорина и Мамаева 6 парней и 4 девушки. Заказывали алкоголь, пиво, виски.

«А как вели себя указанные люди?» – уточняет прокурор Тарасова.

«Пока не начался конфликт, нормально, спокойно вели себя», – ответ свидетеля. 

«Ничего такого, что запомнилось вам, вы не помните? Рассказывать вы не хотите?» – настаивала прокурор.

«Да нет, я ходил в туалет, проходил — сидят, ничего такого».

Грачеву нужно было отойти, но он увидел потасовку. Свидетель сказал, что не видел, когда пришел Пак, а во время потасовки держал парня, которого среди обвиняемых нет. Этот парень говорил Паку, что «за слова надо отвечать». А у управляющего была задача избежать потасовки – он старался отправить всех продолжать разборку на улицу.

Пару раз до этого управляющий уже видел Александра Кокорина в «Кофемании». Что делал во время потасовки футболист и другие подсудимые, свидетель сказать не может, он держал другого парня: «Все ругались, громко разговаривали». Но нецензурной брани или угроз Грачев не слышал. Чем в это время занимались Пак и Гайсин свидетель не видел.

Гособвинитель пыталась разузнать у Грачева, чем для него отличаются «потасовка» и «драка». Свидетель сказал, что это одно и тоже, но ударов кулаками он не видел.

Грачев: «Может, я хотел предотвратить драку, потому что мне казалось, что сейчас будет драка. Давайте так и запишем».

Гособвинитель: «Агрессия. Агрессию по отношению к Паку [подсудимые] выражали?»

Грачев: «Кто, я?»

Гособвинитель: «Да нет, почему вы».

Грачев: «Нет, такого я не видел».

Гособвинитель: «Тогда почему же вы вмешались и стали удерживать [одного из гостей]?»

Управляющий сказал, что боялся эскалации конфликта. По показаниям Грачева в зале было 10-15 посетителей, в соседний зал переходили только девушки.Насчет прекращения съемки управляющий ничего не слышал. Посуду смахнула одна из девушек, но она, похоже, искала телефон. До потасовки с Паком на компанию Кокорина и Мамаева жалоб не было, удара стулом свидетель не видел.

Адвокат: «Каким образом расставались Пак и конфликтующие с ним футболисты?»

Грачев: «Вы знаете, по-моему, я уже ушел».

Адвокат: «Там замирения не было? Я прямо спрошу». Грачев говорит, что когда он смотрел видео, ему показалось, что подсудимые и Пак спокойно поговорили и «конфликт был исчерпан, но это моя интерпретация».

У Пака была возможность пересесть – в понедельник в заведении были свободные столики. Скорую Пак вызывать не просил, за голову не держался, рассказывает свидетель адвокату Кокорина Татьяне Стукаловой. Раньше, когда Кокорин бывал в «Кофемании», никаких жалоб на него не поступало.

Еще Грачев сказал, что запись своих показаний читал невнимательно: никто не запрещал смотреть запись, просто быстро пробежал глазами и подписал. Гособвинитель Тарасова прочитала показания Грачева: там он говорит, что видел удар стулом. Еще в показаниях написано, что именно Грачев передал водителю Пака запись с камер. 

Грачев: «А чем различается это с тем, что я сегодня сказал?»

Гособвинитель: «Наверное, вам лучше знать. А я это оценю после».

Адвокат Ромашов: «Вы сегодня в суде правду говорили?»

Грачев: «Да, конечно».

Потом были показания официантки Ольги Аверкиной. Она работала в соседнем зале, у нее было интенсивное утро. Брани не помнит, на потасовку не обращала внимания из-за загрузки. Ольга слышала, что «ребята» шумели, гости пересаживались от них, потом случилась какая-то потасовка, «остальное вы все знаете лучше меня, видео все показало».

Третий свидетельДмитрий Копылов. Он был менеджером с 7 на 8 октября. Пака знает как постоянного гостя.

«Что именно мне известно? Пришла компания молодых людей, мне официанты сказали, что это известные футболисты, я, естественно, включил камеры и посмотрел. Ничего особенно там не было».

Потасовки Копылов не видел – уже ушел с работы. О драке узнал из новостей, потом еще рассказали сотрудники. Поврежденный стул на ремонт, по словам свидетеля, отправил менеджер дневной смены. Как именно повредили стул и когда его вернули в зал, он не знает, однако именно Копылов выдавал его потом следователю.

«Но я не скажу, что это именно тот стул, которым был нанесен удар», — уточнил свидетель.

Он сказал, что признался следователю, что не сможет с уверенностью сказать, каким стулом ударили Пака. На что следователь предупредила, что в таком случае закроет ресторан и заберет все стулья на экспертизу. Копылову этого очень не хотелось, поэтому договорились, какой стул она возьмет. Повреждений на том стуле свидетель не заметил.

Копылов сказал, что во время беседы подошел техник Александр Вилюнов и начал осматривать стулья – это его ежедневная обязанность. Первый же осмотренный стул привлек внимания следователя – его и забрали.

Адвокат: «Я правильно понимаю, что тот стул, который был изъят, был определен произвольно?»

Копылов: «Вы правильно меня поняли».

Еще свидетель припомнил, что протокол изъятия стула и протокол его опроса составлялись практически одновременно. Гособвинитель заметила, что в протоколе не указано, чтобы следователь угрожала закрытием ресторана.

Адвокат: «То есть вы предлагаете, чтобы свидетель попросил занести в протокол незаконные действия следователя — и попросил того же следователя, который их совершал?»

Все показания Копылова свелись к тому, что он не знает, тот ли стул отдал: их меняют местами едва ли не каждый час. Поврежденный стул должен был вернуться примерно в ту же зону.

«А какой сегодня итог? Вы сами все видели. У нас пропал вещдок, стул, – сказал после заседания адвокат Кокорина Александр Ромашов. – Есть в камере хранения вещдоков, но тот ли это стул, какой, непонятно. Говорят, оторвана спинка, стул расшатан. Этим хотят показать силу удара. Но Гайсин говорил, что Пак держался за голову. Мы смотрели на видео, и за голову он не держался. Просто взяли стул и придали ему статус доказательства. Уже доказано, что это не тот стул. Официант говорил, что вынес стул и упрятал, электрик его чинил».

Показания полицейских

Показания полицейских зачитала гособвинитель Тарасова. Все показания полицейских, выезжавших к Соловчуку, сводились к тяжелым повреждениям и неоспоримому преступлению в отношении водителя. Еще сделан акцент на том, что «петухами» Соловчук никого не называл. 

Также озвучены показания оперуполномоченного, который выезжал в больницу к Соловчуку. Адвокат Кокорина отметил, что в суде Соловчук говорил, что Кокорина и Мамаева опознал сразу, а полиции имена не назвал. Адвокат предположил, что это из-за того, что водитель чувствовал себя инициатором конфликта.

Полицейский, выезжавший в «Кофеманию», в своих показаниях приводит рассказ Пака о неадекватной компании в кафе, конфликте и ударе стулом, отмечая, что потерпевший Гайсин «также подтверждал показания Пака».

О том, что Гайсин и Пак наносили кому-либо оскорбления, полицейскому никто не говорил. Телесных повреждений, которые требовали бы немедленного оказания медпомощи, он не видел.

Видеозаписи

На суде рассмотрели видеозаписи регистратора из машины Соловчука и с камер «Кофемании». Залу видеоряд не показали, но адвокаты Кокорина комментировали судье происходящее на экране во время показа видео из «Кофемании».

«Вот Протасовицкий стоит, никакой агрессии не проявляет», «Мамаев мимо ходит», «Какую ерунду хотят сделать!», «Вот Мамаев стоит, с Паком разговаривает один на один, я не понимаю», «Вот что Гайсин так долго объясняет Куропаткину?», «Смотрите по времени, сколько они там общаются — так было опасно, что столько они разговаривают!», «Вот о чем они сейчас говорили?», «Я не понимаю, куда делся тот стул», «Улыбается Пак и за голову не держится».

Закончился сегодняшний день в суде просмотром сюжета «Первого канала» о происшествии. Без звука.

Фото: РИА Новости/Илья Питалев, Наталья Селиверстова, Максим Блинов; ruspekh.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+