Блог Тает лед

Вспоминая титанов. Двенадцать подвигов Евгения Плющенко. Часть 2

 

Евгений услышал зов странствий и откликнулся на него. Получив в дар амулет-суперсилу (первые коньки) и повстречав покровителя-проводника (Алексея Мишина), он отправился в долгое путешествие. Трудности и неурядицы поджидали на каждом шагу, но это его не сломило, а лишь закалило.

Наш герой был честен и не строил из себя смиренного юного спортсмена – с самого начала он отчаянно дрался на льду. И совсем скоро о его сложном характере и беспрецедентном таланте узнал весь мир. Пришли первые победы. Громкие и наглядные.

Еще раньше побед у Евгения появился главный соперник – Алексей Ягудин. Их сражения потрясли весь мир, а главная битва титанов, состоявшаяся на Олимпийских играх-2002, навсегда изменила фигурное катание. Евгений ту битву проиграл, пережив сильнейшее эмоциональное потрясение. Все по законам жанра: встреча с тенью приводит к смерти героя – буквальной или символической, но он возрождается.

На послеолимпийский Чемпионат мира Евгений не поехал. Возрождение откладывалось на следующий сезон. Люди гадали: «Сумеет ли? Вернется ли он столь же сильным? Или поражение сломает его?».

Плющенко, до которого отзвуки этих вопросов, несомненно, долетали, в ответ лишь саркастически улыбнулся и…

 

Подвиг №7. На четыре года превратил мужское одиночное в самую предсказуемую дисциплину фигурного катания

«Герою не обязательно умирать, но он должен соприкоснуться со смертью. Оказавшись на волосок от гибели, герой заглядывает туда, куда закрыт путь простым людям. Он приобретает божественную силу – и символически возрождается уже в новом качестве».

 

Послеолимпийский Плющенко – это уже куда более осмысленный фигурист. Юный Евгений походил на вулкан, извергающий четверные прыжки в астрономических количествах. Он стремился выдать свой максимум без оглядки на  уровень соревнований и уровень соперников – подобный подход позволил ему стать лучшим, но требовал слишком много сил и здоровья. Команда Плющенко сделала выводы.

Сложные элементы, конечно же, никуда не делись. Просто их начали использовать там, где они были по-настоящему нужны. Динамика и энергетика тоже не исчезли, а лишь стали чуть более грамотно вписываться в ткань программ. Энергосберегающий режим не распространялся на главные старты и был полностью оправдан – до Игр в Турине нужно было доехать максимально здоровым. Внимание, что важно, стало уделяться не только физическому, но и ментальному здоровью – с Евгением начали работать психологи и психотерапевты.

Четверных стало слегка поменьше, а вот число побед выросло.

Так Плющенко-вундеркинд, сжигавший всех соперников в пламени своего таланта, превратился в Плющенко-чемпиона – расчетливого киллера, который всегда точно знал, сколько выстрелов ему нужно совершить. 

Так юноша, который не всегда мог совладать со своей силой, превратился в человека, который за четыре соревновательных сезона проиграл лишь два старта.

Два старта. За четыре года.

 

Подвиг №8. Подарил миру великую программу «Посвящение Вацлаву Нижинскому»

«Благосклонность судьбы к герою, помимо прочего, проявляется через контакт с великими предками. Предшественник дает герою ключ или указывает ему дальнейшую дорогу».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

«Мы вникли в образ, прониклись трагической судьбой этого гениального и несчастного человека. Женя на льду передает и путь Нижинского в искусстве, и, если смотреть внимательно, его жизненный путь. Ведь Нижинский умер, сойдя с ума».

                                                                                                                                               Алексей Мишин

«Мне страшно, я вижу величайшего актёра в мире».

                                                                                                            Сара Бернар о Вацлаве Нижинском

 

Грандиозному фигуристу – грандиозная цель: воплотить на льду образ человека, который мог станцевать аромат цветка; гения, чей разум пал в неравной схватке с великим даром…

Есть в этой программе что-то потустороннее, сакральное. Что-то, что, несомненно, имело место быть и столетием ранее, когда нескладный заторможено-флегматичный юноша с полуоткрытым ртом и отсутствующим взглядом, выходя на сцену, внезапно превращался в Восьмое чудо света, в грациозного Бога танца, умевшего кутаться в темноту.

Тандем двух Царей воздуха позволил нам увидеть нового Евгения – фигуриста, который сражался не только с соперниками и с самим собой, но и с невиданной мощи художественным образом.

Самое же удивительное в этой истории – то, насколько своевременно посетила Мишина и его подопечного идея посвятить программу Нижинскому. Ведь если нужно будет выбрать для Палаты мер и весов какого-то определенного Плющенко, то им будет Плющенко-2004. Тот Евгений совмещал в себе техническое совершенство (здоровье еще позволяло прыгать по два четверных и делать бильман) с осмысленностью и уже более серьезным, нежели на заре карьеры, подходом к программам. Харизма и заслуги того Евгения еще не заглушали собой образы, воплощаемые в постановках.

Если бы Нижинский «пришел» раньше, он не был бы таким глубоким и мистичным. Приди он позже – в программе было бы непропорционально много от самого Евгения Плющенко. Но он явился вовремя – фигурному катанию нечасто так везет.

К слову, сам Плющенко тоже хорошо понимает, насколько ему повезло с этой постановкой – недаром с течением времени «Посвящение Нижинскому» все чаще и чаще катается на различных шоу и показательных выступлениях. Недаром для ключевой части в сочинской произвольной «Best of Plushenko» была выбрана «Шахерезада».

 

Подвиг №9. Победа на Олимпийских играх в Турине с невероятным отрывом

«Легкость, с которой совершается главный подвиг, доказывает, что герой выше простого человека, он королевской крови. О такой легкости рассказывают многие сказки и все легенды, в которых описываются подвиги воплощенных богов. Там, где обычный герой столкнулся бы с трудностями, избранный не встречает никаких препятствий и не совершает никаких ошибок».

                                                                                                  Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

«Он неприкасаем. Остальные могут забыть о золоте».

Комментатор британского Евроспорта через полторы минуты после начала произвольной программы

 

За легкостью, с которой было завоевано золото Игр, стоял тяжелейший период в карьере Плющенко: менее чем за год до Игр в Турине Евгения снова подвело здоровье – снятие с Московского Чемпионата мира, операция. А начало олимпийского сезона, пусть и было «золотым» от и до, оставляло, тем не менее, ряд вопросов, касавшихся готовности к главному старту четырехлетия.

Тем поразительнее выглядит итоговая таблица Игр, в которой Евгений привез серебряному призеру Ламбьелю двадцать семь баллов (двадцать семь, Карл! Это же как два безупречных четверных! Или один добротно отплюсованный двойной аксель Джейсона Брауна!).

Подвиг здесь кроется именно в том, насколько грамотно пик формы Евгения был подведен к Играм. На самой же Олимпиаде ощущения подвига не возникло – безоговорочно лучший фигурист мира забрал то, что принадлежало ему по праву и ждало его четыре года.

Евгений уходил из фигурного катания победителем. Как казалось тогда – уходил окончательно.

 

Подвиг №10. С блеском вернулся в большой спорт после четырехлетнего отсутствия

«Когда герой завершил свои странствия, ему, искателю приключений, еще предстоит возвращение к обыденной жизни с бесценным сокровищем, которое он приобрел и которое несет жизнь всему сущему. Но бывает так, что герой отказывается возвращаться».

                                                                                                  Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

«Если вначале герой отказывается слышать зов мира приключений, то теперь он не хочет возвращаться в мир повседневности».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

 

Майкл Джордан, Михаэль Шумахер, Мохаммед Али, Евгений Плющенко и множество других великих спортсменов возвращалось в «мир приключений» после ухода. Таков характер подлинных чемпионов, такова их ментальность – вечная жажда побед, во имя которых неизменно приносится в жертву здоровье (Али здесь, конечно, наиболее наглядный пример). И каждое такое возвращение, вне зависимости от его итогов, всегда содержит в себе толику неимоверно тоскливого осознания скоротечности спортивной жизни…

О мотивах возвращения Плющенко в спорт говорилось много – в том числе и вещей критического толка. Но это был тот самый случай, когда мотивы меркли  перед итогами повторного вхождения в реку.

На то, что Плющенко вернулся невероятно сильным, накладывался еще один презабавный факт – за четыре года в мужском одиночном так и не объявился новый король. Кому-то, как Ламбьелю и Такахаши, помешали серьезные проблемы со здоровьем, кому-то, как Жуберу, неумение считать и дефицит во второй оценке… Более того, в мужском фигурном катании наметился явный регресс: Ламбьель в 2006 году стал чемпионом мира, исполнив два четверных в произвольной, Жуберу через год хватило уже одного, а Баттл и Лайсачек выигрывали свои титулы в 2008 и 2009 годах соответственно, не используя четверных вовсе.

На таком фоне каскад 4-3 становился если не фундаментальным, то чрезвычайно весомым аргументом в борьбе за золото Игр в Ванкувере. Победа на Чемпионате Европы подтвердила серьезность намерений Плющенко – на Олимпиаду он ехал в статусе фаворита. Казалось, четырех лет отсутствия не было вообще.

Так, отдохнул недельку, попутно выиграв Евровидение, и обратно – на Игры…

Что приходит вам на ум, когда вы слышите слова «Плющенко» и «Ванкувер»?  Скандальные итоги Игр?  Чистейшие 4-3 в обеих программах от Евгения? Его же бесподобный показательный номер, который он откатал так, будто от этого зависела чья-то жизнь? Или, может, тот самый эпизод на Церемонии награждения, когда Плющенко сначала встал на верхнюю ступень пьедестала и только затем перешел на вторую..?

Для меня Плющенко в Ванкувере – это его взгляд после завершения произвольной программы. Взгляд безумно уставшего человека, который отдал любимому делу всего себя.

Взгляд израненного зверя, который простит по отношению к себе и несправедливость, и подлость, но никогда не простит жалость.

Больше мне сказать на эту тему нечего.

 

Подвиг №11. Стал связующим звеном для нескольких поколений фигуристов

«Герой становится властелином двух миров. Его чтут за совершенные им подвиги, а легенда о нем должна вдохновлять на подвиги будущие поколения».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

 

Знаете, что объединяет Тодда Элдриджа, которому в этом году стукнуло 47 лет, и двадцатилетнюю Юлию Липницкую? Совершенно верно – они соревновались на одном льду с Плющенко.

Спортивное долголетие Евгения для одних стало подлинным наслаждением и отрадой, а для других – кошмаром. Кто-то бездумно копировал Плющенко, кто-то (например, Ханю) перенимал с умом, добавляя свое… Кто-то грозился победить Плющенко без четверных (а потом, получив по шапке, освоил этот самый четверной и стал трехкратным чемпионом мира), кто-то отправлял Плющенко на пенсию (а потом уходил из спорта раньше самого Евгения).

Никто не вдохновлял фигуристов так, как Плющенко. И никто так не раздражал. Да, в последние годы карьеры Евгения критиковали за то, что он занимает чужое место, не дает дорогу молодым, да и вообще – устаревает. Вот только есть факты, а факты говорят о том, что Плющенко пришел в фигурное катание, когда любой чистый четверной тулуп был за «вау!», а уходил из него тогда, когда люди начинали прыгать четверные лутцы.

Принял Рим кирпичным, а оставил мраморным.

 

Подвиг №12. Четыре Олимпиады – четыре медали

«Путь изменил героя. Свершилось то, чего он хотел, но именно поэтому на пути домой ему выпали куда более серьезные опасности. Так как вся его личность теперь соответствовала теперь силам и формам измерения, где времени не существовало, то силы и формы времени сокрушительно обрушились на него».

                                                                                                  Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

«Путешествие должно закончиться возвращением домой. Герою помогают вернуться обратно – часто его буквально приносят домой на руках. Возвращаясь домой, герой теряет божественную силу и снова становится смертным».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

 

После того, как Евгений в 2012 году взял седьмое европейского золото, стало ясно, что «Плющенко на Играх в Сочи» это не утопия.

По всем законам жанра герой должен быть завершить свой путь, вернувшись на Родину. Смущало то, что в конце пути герой должен был стать простым смертным…

Разговоры о том, что Плющенко занимает чужое место (будем честными – небезосновательные разговоры), вспыхнули с новой силой. И снова Плющенко заставил всех замолчать. В короткой программе он уступил лишь юному японскому принцу Юдзуру Ханю – передал, так сказать, тому державу и скипетр. Остальные же, молодые и современные, оказались позади. В их числе был и Патрик Чан – он так и не обыграл Плющенко. Ни без четверных, ни с ними.

 

А теперь минутка авторского тщеславия =)

Задолго до Игр в Сочи я догадывался, что последней программой Плющенко станет вариация на тему «Лучшее, что я делал». Было бы странно, если бы фигурист со столь богатой на события и программы карьерой пренебрег такой возможностью.

В общем-то, другого выхода у Евгения не было – он стал живой легендой спорта. Любая актерская маска на его лице попросту раскрошилась бы – в любом образе он был обречен оставаться собой. Посему «Плющенко в образе Плющенко» – это верное решение. И очень символичное.

Командные соревнования были выиграны с блеском. Плющенко в обеих программах обыграл прямых конкурентов из Канады. И завоевал четвертую медаль на Олимпийских играх. Более того, Евгений – просто вдумайтесь – одерживал победы на главных стартах в трех (!!!) разных десятилетиях. Это даже не космос. Это – иное измерение.

А дальше… Дальше герой предстал перед своими соотечественниками простым смертным, утратив суперсилу, державшуюся на железной воле и титановых шурупах.

Великая сила всегда подразумевает великую плату.

Герой мифа обязан принести себя в жертву ради дела, за которое он сражался, – на то он и герой мифа. Хэппи-энды были придуманы много позже…

Впрочем, финал этой истории еще впереди. Знаете, почему?

Вся карьера Евгения легко делится на четыре олимпийских цикла. И в каждом из этих четырехлетий он представал перед нами в новой ипостаси: Плющенко-вундеркинда сменил Плющенко-чемпион, а его – в свою очередь – заменил после 2006 года Плющенко-культурный феномен. Последний же со временем перерос в Плющенко-миф…

Так вот. Есть еще одна ипостась, к которой Евгений уже несколько лет примеривается. Попытки воспринимаются фигурнокатательным миром по-разному, но все сходятся в одном: Плющенко-наставник – звучит очень и очень интригующе.

P.S.

«Теперь, когда его путешествие практически подошло к концу, он должен уступить свое место новому герою, наставляя и поддерживая своего ученика. Каждый великий герой в конце путешествия должен стать учителем, тем персонажем, с которым он идентифицировал себя вначале».

                                                                                         Уильям Индик «Психология для сценаристов»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья