Блог Печатно о спорте

Неизвестное о Федуне: семья жила в ванной туберкулезного отделения, сделал карьеру благодаря лекциям у нефтяников

Летом в публичном поле «Спартака» неожиданно появился Арнольд Федун, отец владельца команды – прежде его практически не замечали на матчах и, тем более, не слышали его мыслей о футболе. После победы над ЦСКА (2:1), которая пришла на фоне нелюбви трибун к Олегу Кононову, он сказал, что те, кто обзывают игроков, тренеров и менеджеров – не болельщики, а вредители. «Появляется команда. Доказывает ли Кононов свою состоятельность? Конечно», – сказал он, а через десять дней, после поражения от «Браги», все-таки насторожился: «Игроки еле ноги передвигают». С тех пор Арнольда Федуна не слышно. 

Нам стало интересно узнать об отце владельца «Спартака» чуть больше, и мы с удивлением обнаружили книгу о нем в издательстве «Молодая Гвардия», известном серией «ЖЗЛ – Жизнь Замечательных Людей» (книга называется «Иначе я не мог!», вышла в 2012 году). Это обработанные мемуары Арнольда Федуна, в которые добавлены обширные цитаты и стихотворения автора книги Леонида Кутырева-Трапезникова о разных случаях, упомянутых героем (на мой вкус – стихи слабые и любительские). «Молодая Гвардия» сообщила нам, что семья уже пришла с этим писателем (и, очевидно, текстом). 

Удивляет выбранный Кутыревым-Трапезниковым (КТ) тон рассказа. Его можно назвать назидательной беседой с ребенком 11-13 лет или лекцией перед неискушенными слушателями в сельском клубе. Происхождение такого подхода удалось понять, обратившись к биографии КТ: он работал с детско-юношеской аудиторией, в основном разрабатывая для нее… игры. Он даже защитил диссертацию по теме «Игра как метод нравственного и эстетического воспитания». Воспитателя, собственно, нарратив книги и напоминает. Взрослому читателю такая подача будет постоянно резать глаз. Впрочем, этот нюанс пропадает, когда включается прямая речь Федуна.

Рассуждает о власти, которая не должна засиживаться

Арнольд Федун не только вспоминает случаи из молодости, но иногда и переключается на глобальные темы. Например, бросается в глаза его мысль о несменяемости руководства.

«За долгую свою жизнь, пройдя от ординатора маленького отделения до ведущего хирурга крупного гарнизонного госпиталя, потом – Центрального военного госпиталя РВ, главного хирурга РВСН, я наблюдал за работой многих руководителей разного уровня, в том числе и за руководителями такой огромной страны, как наша. В итоге пришел к твердому убеждению, в том числе и на примере своей работы, что руководитель, который находится у власти больше десяти-двенадцати лет, теряет творческий потенциал и начинает верить в свою непогрешимость и правоту.

Дальнейшее пребывание его на этой должности начинает вместо пользы приносить вред как для страны, так и для региона. И чем выше руководитель, тем опаснее его дальнейшее пребывание на этой должности. Ему необходима смена места работы, тогда его творческий потенциал получает новый импульс развития. И жизнь это подтверждает. Мы видим, что длительное пребывание руководителей государства у власти начинает приносить больше вреда стране, чем пользы. Я глубоко убежден в том, что руководители, особенно в эшелонах высшей власти, должны меняться, должны перемещаться на другие должности. В противном случае их работа будет приносить только вред».

Но самое интересное в книге – воспоминания о ранней карьере и куча историй про детство и юность Леонида Федуна.

Леонид Федун должен был родиться в Германии, где его отец работал в госпитале группы советских войск. Но из-за отчества – Арнольдович – мама поехала рожать в Киев

Арнольд Антонович всю жизнь проработал хирургом, в основном военным. Дослужился до должности главного хирурга в Ракетных войсках стратегического назначения, стал обладателем редкого почетного звания Народный врач СССР. Военная служба помотала его по стране – в частности, он работал в госпитале при Байконуре, куда, случалось, доставляли раненных и покалеченных на авральных стройках ракетных шахт и пострадавших при взрывах и прочих несчастных случаях. Судя по книге, Федун был и отличным, постоянно совершенствующимся хирургом, и приличным организатором. Кстати, откуда у него столь необычное имя?

«... меня должны были назвать Виктором. Но по дороге в ЗАГС, куда отец направлялся, чтобы получить свидетельство о моем рождении, он купил какую-то газету или журнал и увидел там имя, которое ему чем-то понравилось. Так я стал Арнольдом. После этого бабушка по маминой линии с ним год не разговаривала. Она меня тайно крестила. В крещении мне было дано имя Никита. Сам я, естественно, этого не помню».

С рождением его сына, Леонида, тоже связана одна интересная история:

«Получилось так, что рожать Лина [супруга] должна была в апреле. А роддом был один –  в Веймаре [Федун-старший в то время служил в госпитале группы советских войск в Германии]. Отец прикинул: ребенок родится в Веймаре с отчеством «Арнольдович». По тем временам это была весьма неблагоприятная для будущей автобиографии ситуация. Поэтому он решил, что жена во что бы то ни стало должна рожать на родине – в Киеве».

Кстати, Федун-старший стал медиком в том числе благодаря забавной истории поступления в институт:

«Больше всего боялся сочинения. У моего школьного приятеля отец был замдекана лечебного факультета в мединституте. Он тоже поступал в медицинский и знал тему предстоящего сочинения, но, чтобы мой друг не смог никому ее сообщить, его заперли дома... За день до экзамена он выбросил мне книгу из окна шестого этажа, на которой было написано: «Война, героизм». Ну, думаю, тема будет о войне. Приготовил шпаргалку, но в голове уже все сложилось. Сочинение получилось патриотическое, и закончил я его небольшой хитростью – словами о том, что победил СССР благодаря гениальному руководству Иосифа Виссарионовича Сталина. После этих слов, скажите, кто бы решился в то время поставить плохую отметку? Я сделал одну орфографическую ошибку и получил 5/4, «отлично».

Федуны жили в ванной в поселке при Байконуре, мама закрывала Леониду уши, чтобы он не слушал солдатский мат. Получить свою квартиру помогла сценка от начальника 

Из-за большой загруженности на работе, особенно в первые годы, у Федуна-старшего оставалось очень мало времени на семью:

«Хорошо, что Лина [жена] любила читать, собрала отличную библиотеку и с детства приучила сыновей к книгам. Ребята по-настоящему увлеклись чтением – любили, как все мальчишки, фантастику и приключения, историю. Иногда, пока уроки не сделали, Лине приходилось прятать книги то в духовку, то в кастрюлю, но ничего не помогало – находили и читали, а вечером, когда мы возвращались с работы, делали уроки! Порой даже ночью, если попадалась очень интересная книга, могли накрыться одеялом, чтобы никто не видел, и с фонариком потихоньку читать. А утром не разбудить! Эта любовь к книгам у сыновей сохранилась на всю жизнь.

<...> У Леонида великолепная память. Он и Андрей всегда любили читать и хорошо знали литературу. Как-то на спор с товарищами Леонид рассказал им наизусть почти всего «Евгения Онегина».  

Родители Леонида Федуна прожили вместе 52 года. За Киевом и Ленинградом последовал Казахстан, где Арнольд Федун служил на космодроме Байконур. В бытовом плане жизнь в поселке Тюратам при космодроме была неустроенной. Первое время Федун ютился в ванной комнате госпиталя, через стенку от больных туберкулезом. Затем туда переехала остальная семья, в которой уже появился брат Леонида Андрей:

«Наконец вся семья приехала в Тюратам. Жили в той же ванной, а [привезенная] мебель, разобранная по частям, стояла в прихожей. Несколько раз прихожую заливало прорвавшейся канализацией, как селевым потоком с гор... Молока нет, питание плохое, снабжение отвратительное... Лина смеялась, говоря, что она Леониду уши на голове, как зайцу, завязывает, чтобы он не слышал ненормативной лексики за стенкой. Солдаты-строители – стоял сплошной и бесконечный мат... ». 

Решить вопрос с жилплощадью помогли случай и хитрость. Однажды с камнем в мочевом пузыре поступил важный руководитель. Начальник Федуна Михаил Осипович Шейман решил ему помочь, разыграв сценку:

«Он помог больному, камень вытащил и сказал Федуну:

–  Арнольд, сейчас я ему начну делать заключительную цистоскопию. Ты возьми какую нибудь историю болезни и через пятнадцать минут, как бы случайно, зайди ко мне в цистоскопическую, вроде со мной поговорить хочешь. А дальше я сам скажу, что надо...

Как и договорились, Арнольд Антонович заходит в кабинет с историей болезни: 

– Михаил Осипович, вы заняты? Я хотел с вами обсудить кое-что по поводу одного больного. 

Начальник тыла лежит на кресле и торопит Шеймана. Процедура не из самых приятных... 

Михаил Осипович и говорит ему: 

–  А вы знаете – это Арнольд Антонович Федун, начальник хирургического отделения, опытный хирург. Он с семьей живет в ванной туберкулезного отделения. 

–  Что ты хочешь? Заканчивай скорее обследование! 

–  Я ничего не хочу, но у него грудной ребенок, а там сплошь туберкулез. Это очень опасно для ребенка. 

–  Ну, хорошо, хорошо. Я понял, только вынимай скорее цистоскоп! 

Через две недели Арнольду Антоновичу действительно выделили двухкомнатную квартиру».

В новой квартире дети развернулись:

«Леонид с Андреем никогда не дрались, но игры их иногда заканчивались печально. В комнате стоял диван, собранный из ящиков, в которых мы перевозили вещи, а сверху – матрац и ковер. Получался вроде бы настоящий диван. А когда переезжали с места на место, все вещи в эти ящики складывали. Жизнь-то была походная! Вот именно здесь Леонид начал учить младшего брата делать кульбит: разбегаешься, прыгаешь – и кульбит. Андрей при этом головой и «кульбитнулся». Леонид позвонил маме на работу: 

– Срочно позовите маму! 

Все уже знали, какую «маму» надо звать. Лина с дрожащим сердцем подбежала к телефону. 

–  Мам, приходи скорее домой – Андрей шею свернул! – крикнул он в трубку. 

Лина прибежала домой и позвонила Арнольду. Тот сразу – в санитарную машину. Вбегает в комнату, а перед ним сидит Андрей – все мышцы шеи напряжены, как натянутые струны. В госпитале на рентгене стало видно – подвывих шейных позвонков. Чуть-чуть сильнее – спинной мозг повредил бы, и все. Вправлять такое опасно! Положили на вытяжение. Неделю на петле Глиссона повисел – позвонки вправились. Потом немного в жестком воротнике походил – и все нормализовалось. 

Вот такой кульбит!»

Отец Федуна не допустил взрыва кислородных баллонов в госпитале

Однажды Арнольд Федун проявил героизм не в операционной, а в бытовой ситуации.

«... я после операции сидел у себя в кабинете. Вдруг – шум в коридоре и топот. Выглянул в коридор и услышал страшное шипение, а мне навстречу бегут пять или шесть больных и старшая сестра: 

– Арнольд Антонович, пожар в туалете! 

Я сразу понял, что что-то случилось с кислородными баллонами. А там за стеной – послеоперационная палата! Вывести больных точно не успеем... Надо срочно что-то делать. Если баллоны взорвутся – полкорпуса взлетит на воздух. Каждый баллон — 150 атмосфер, это почти настоящая 150-килограммовая бомба! 

Все убегают, а я в обратную сторону. Открываю дверь в туалет, где шкафы, а там дым, ничего не видно. Невольно назад отшатнулся и вдруг почувствовал сзади грудь моей верной старшей сестры. Крикнул ей, чтобы уходила, а сам к баллонам, уже на ощупь, – надо было срочно закрутить вентиль баллона, из которого под давлением поступал кислород. Но как тут разобраться – который? Тянусь правой рукой и думаю, если поврежу руку, стану инвалидом, и с работой покончено, а левой... – не смогу закрутить! 

На свое счастье, попал сразу на открытый баллон – закрутил. Шум прекратился – только деревянные шкафы продолжали тлеть. Открыл окно, чтобы проветрить. Шланг со сгоревшим редуктором болтается, кругом брызги от расплавившегося металла. Но главное – катастрофы не произошло!»

Федуны переехали в Москву: наконец можно было открыть окно, не наткнувшись на гигантских комаров

«Как-то летом по делам службы Арнольд Антонович приехал в Москву, на этот раз вместе с женой Линой. Они остановились во Власихе в гостинице КЭЧ (квартирно-эксплуатационных частях Московского военного округа). Гостиница располагалась в очень красивом месте. Ночью началась сильная гроза – молнии, гром. Свет выключили, попытались лечь спать – и тут... поползли клопы и тараканы! 

Ночь мы практически не спали. Часам к пяти утра гроза стихла. Я открыл окна – прохлада, чистый воздух, кругом лес. Посмотрел на эту красоту и подумал: живут же люди, а у нас в Ленинске [поселок при Байконуре] дышать невозможно – летом постоянно потный ходишь, да и ночью за тридцать, а окна не открыть – комары. Я таких здоровых нигде больше не видел. Закроешь окна, пылесосом всех комаров выловишь – и только тогда можно ложиться спать! 

И после этой поездки в Москву я задумался: не пора ли переезжать из Казахстана в другой край, где более или менее подходящий климат? Да и Леонид уже учился в старших классах, надо было определяться с дальнейшим его образованием. Я специально ничего не искал, никуда не просился, но когда мне предложили перейти в Центральный госпиталь РВ, согласился, не раздумывая». 

Так в 1972 году Арнольд Антонович Федун переехал с семьей в Одинцово.

«С высоты прожитых более чем восьмидесяти лет я теперь особенно остро чувствую и понимаю, что значит семья, каково ее значение в жизни человека. Для меня семья – главный смысл существования человека, ибо только в семье и ради семьи он живет. 

Мне кажется сегодня, что если бы у меня не было моих сыновей, то все остальное хорошее, что удалось сделать в жизни, потеряло бы всякий смысл.

Сыновья у меня выросли хорошие, особых проблем с ними никогда не было. Хотя фокусы порой выкидывали! К нам часто приходили их друзья. В детском возрасте, особенно в седьмом-восьмом классе, важно не упустить, с кем и как общаются дети. Мы с женой, несмотря на шум и беспокойство, считали, что лучше пусть мальчишки будут у нас в квартире играть, чем где-то на улице».

Леонид Федун пошел в военное училище: просил присылать колбасу в лагерь, а в выходные хотел есть коровье вымя

«Профессию ребята выбирали сами. Старший сын медициной заниматься не захотел, а я и не заставлял, сам ведь тоже не пошел по стопам отца [отец, Антон Демьянович, был агрономом, впоследствии стал одним из руководителей сельскохозяйственного управления Госплана Украины]. Понимаю, что только в профессии, выбранной по душе, по способностям, можно добиться успеха. Андрей мечтал быть врачом и стал им, а Леня поступил в Ростовское военное училище...»

Из интервью Леонида Федуна журналу «Мажордом» («MajorDom»): «Я не стал врачом, хотя он [отец], конечно, этого хотел и, возможно, обижался на меня за это. Я уехал учиться в Ростовское военное училище – совсем не элитарное, но очень сложное – и стал ракетчиком. Но про необходимость развивать интеллект я всегда помнил. Второе, чему он меня учил: упорно работать, не лениться. И третье – терпеть». 

История с поступлением Леонида Федуна в военное училище:

«Перед поступлением в училище Леонид несколько раз переболел ангиной, и миндалины были не очень хорошие, а с хроническим тонзиллитом в училище не принимали. У нас в госпитале ему удалили миндалины, но при приеме в училище медики его «забраковали» по состоянию здоровья. Перед ними стояла задача отсеять на этом этапе как можно больше: конкурс в том году был очень большим. Леня позвонил мне – пришлось связаться с начальником медслужбы училища и объяснить, что у него все нормально, просто недавно была операция. В итоге экзамены сдал хорошо. После поступления его сразу отправили в лагеря, а мы с женой решили отдохнуть на море в Крыму. На обратном пути заехали к Леониду – посмотреть, как он там живет. Подумали, что надо бы гостинцы привезти. Набрали груш и яблок. В училище уже знали – главный хирург едет! Ну, дали нам машину доехать до них. Начальник лагеря встречает, ведет в палатку перекусить. Мы ему: 

– Сына дайте посмотреть!

А он: «Сейчас у нас будет строевой смотр. Вы его увидите после смотра и подарки передадите». 

И как-то странно взглянул на привезенные нами фрукты. 

Начался смотр. Идет строй, а сзади – наш в одном сапоге, на другой ноге тапок привязан – стер ногу. Мать – в слезы. Наконец его отпустили к нам. Мы ему отдали яблоки и груши, а он: «Папа, мама, вы бы мне лучше кусочек колбасы привезли. У нас с продуктами большая проблема. Начальник говорит, рассчитывали, что девятьсот человек приедет сдавать экзамены, а приехало почти полторы тысячи, еды не хватает, а купить рядом негде». 

Лина хотела его забрать, но сын отказался – поступил, значит, поступил. Мы ему потом в посылках посылали колбасу, печенье и прочее. А в ответ получали письмо: «Спасибо. Посылку получил. Хватило на 6 минут». Ели-то коллективно. К счастью, в Ростове у нас жили хорошие друзья, и Леня к ним иногда заходил. Они его подкармливали. 

А в первый отпуск, когда он приехал домой, попросил: 

– Мам, свари мне коровье вымя.

– ?

– А ты знаешь, как мама тети Тани вкусно готовит вымя! 

Мясо в Ростове было в дефиците, купить мясные продукты почти невозможно. И голодным ребятам из училища это вымя казалось самой вкусной едой. Такое было время...

Вы знали, что Федун попал в «Лукойл» благодаря работе преподавателем?

«В жизни сложилось так, что мой старший сын после окончания Ростовского военного училища служил офицером в воинской части, а потом поступил в адъюнктуру Военной академии им. Дзержинского, которую успешно закончил защитой кандидатской диссертации, став преподавателем на кафедре в этой же академии. И, очевидно, преподавателем весьма высокого уровня, так как о нем очень хорошо отзывались как слушатели, так и руководство кафедры.  

По заданию академии Леонид Федун много раз выезжал с лекциями в Сибирь к нефтяникам. Там у него сложились хорошие отношения с будущим руководством нефтяной компании «Лукойл», которая тогда только начинала создаваться. Его пригласили на работу в компанию, и после увольнения из армии он перешел туда работать. В своей деятельности в «Лукойле» он быстро добился успеха, параллельно проходя учебу на курсах менеджеров, стал вскоре одним из ведущих специалистов этой нефтяной компании, а позже ее вице-президентом».

Сам автор, К-Т, тоже добавляет от себя текста, звучащего несколько елейно-предвыборно:

«Надо сказать, что его отличает не только профессионализм в том направлении, в котором он работает, но и целый ряд очень важных, с моей точки зрения, человеческих качеств. Укрепившись финансово и став крепко на ноги, Леонид оказывает очень большую спонсорскую помощь, в том числе одному из женских монастырей, где нашла себе приют большая группа девочек-сирот. Воспитанницы живут в очень хороших условиях, становятся на правильный путь, учатся, многие уже поступили в техникумы и институты. Сам монастырь, благодаря спонсорской помощи, восстанавливается. В нем на сегодняшний день создана и богадельня, где живут брошенные бездомные старушки, а монашки ухаживают за ними. Леонид оказывает большую помощь футбольной академии «Спартак» и, как известно, поддерживает одноименный футбольный клуб, являясь председателем правления. Его жизненная установка такова – человеку надо не только давать «рыбку», но и «удочку», научив его пользоваться ею.

Так Леонид Федун поступил и со своими родным и двоюродными братьями. В трудный период жизни Андрея он дал ему кредит, используя который, младший брат построил в Твери завод по производству стерильных растворов высокого качества. Получив опыт строительства в Твери, по заданию брата Андрей организовал и возглавил стройку спортивных сооружений в футбольной академии «Спартака». Сейчас это одна из лучших детских спортивных баз, где готовятся высококлассные футболисты. Ведется стройка и футбольного стадиона «Спартак» – ее тоже возглавляет Андрей Федун. Это говорит о том, что он оказался прекрасным менеджером».

Подводя итог биографии Арнольда Федуна, К-Т пишет:

«Больные и друзья, даже начальники говорили, что он удачливый хирург. Видимо, так и было. Против фразы – «В хирургии ему сопутствовала удача!» – возразить нечего. 

За всю прожитую жизнь не произошло ни одного случая смерти пациента из-за его технической ошибки во время операции, а число неблагоприятных исходов было крайне малым, пусть и не по его вине. 

Для Арнольда Антоновича очень важно теперь видеться с сыновьями, собираться с семьями сыновей на праздники».

Кто такой Андрей Федун, который сказал, что Каррера поверил в свою гениальность и поплыл

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Рамиль Ситдиков, Илья Питалев, Антон Денисов, Денис Гришкин; globallookpress.com/AGAMI/R. de Jong

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья