Ice Dream
Блог

Удивительная судьба легенды «Флайерс»: совмещал футбол с хоккеем, снимался в кино, бросил НХЛ из-за племянницы, боролся с неизлечимой болезнью

Любимый партнер Бретта Халла.

Звезда «Блюз» Бретт Халл всегда отдавал должное своему центру Петеру Зезелю за свои успехи. Халл не переставал думать о нем настолько, что однажды попросил генерального менеджера Рона Карона не отпускать его.

Карон не послушался.

Июльским пятничным днем 1990 года Зезеля и защитника Майка Лалора обменяли в «Вашингтон» на левого вингера «Кэпиталс» Джеффа Куртнолла. За этим переходом последовало подписание защитника Скотта Стивенса, который оказался свободным агентом.

«Ни за что, вы должно быть шутите?! – сказал Халл, когда ему сообщили об обмене. – Я ненавижу то, что Петер уходит. Я забил все голы не благодаря себе. Я забил их благодаря ему».

Петер Зезель был идеальным центром, на которого всегда можно было положиться. Канадец был шикарен во всех компонентах: бросок, пас, оборона, вбрасывания – Петер надежен во всем. А главное – он делал своих партнеров лучше.

Бретт Халл сделал свои самые большие шаги в НХЛ, играя в звене именно с Зезелем. Перед обменом Петера Бретт установил рекорд среди всех правых нападающих в НХЛ (72 гола). Конечно же, после успешного сезона, Халл стал статуснее и смог выбить себе мульти-миллионный контракт.

Петер Зезель был невероятным спортсменом, который успешно совмещал совершенно два разных вида спорта. В родном Скарборо, в провинции Онтарио, Петер играл и в хоккей, и в футбол.

В футболе Зезель сыграл три выставочных матча за драфтовавшего его «Торонто Близзард», а во время межсезонья в НХЛ гонял мяч за «Норт-Йорк Рокетс». Его взяли в состав молодежной канадской сборной до 20 лет на КОНКАКАФ. Петер вышел в двух матчах, а Канада вылетела на втором этапе соревнований.

«В то время в футболе я был лучше, чем в хоккее, – признавался Зезель. – У меня было много предложений из разных колледжей, но в тот год я был задрафтован в НХЛ «Филадельфией» – я был их первым пиком. Я понял, что у меня есть шанс построить свою карьеру в Северной Америке, играя в хоккей».

В хоккее Петер отлично играл за «Торонто Мальборос», где в один из сезонов сумел забить 47 голов и набрал 133 очка.

В 1983 «Флайерс» выбрали Петера во втором раунде драфта (но это был действительно их первый выбор тогда). В свой дебютный год Зезель набрал 60 очков в 65 играх, стал игроком основного состава, а «Филадельфия» провела лучшую регулярку, установив рекорд НХЛ и смогла дойти до финала Кубка Стэнли, где проиграла «Эдмонтону» Уэйна Гретцки.

Петер Зезель очаровывал своей игрой и считался восходящей звездой. Он привлекал внимание не только хоккейной общественности, на него также обратили внимание в Голливуде.

В 1986 году на экраны вышел фильм «Youngblood» («Молодая кровь» – Sports.ru) режиссера Пола Маркла, в котором эпизодическую роль сыграл сам Петер. Он снимался вместе с Патриком Суэйзи, а также дебютировал в кино, вместе с тогда еще никому неизвестным парнем из Виннипега Киану Ривзом.

Несмотря на популярность и огромный успех, Петер продолжил прогрессировать. В сезоне-1986/87 он набрал 72 очка в регулярке, а затем еще 13 – в 25 матчах плей-офф, забив в том числе «Эдмонтону» в легендарной семиматчевой серии. Тот сезон стал для Зезеля самым успешным в карьере: он выиграл «Селки Трофи» – приз лучшему нападающему оборонительного плана.

Петер был не самым высоким хоккеистом (180 см), но его тело было очень мощным. Когда он был с шайбой, его невозможно было впечатать в борт и отобрать ее. Нападающий «Квебека» Дэйл Хантер прочувствовал это на себе.

Той «Филадельфией» руководил Майк Кинэн, который всегда отличался суровым характером. В попытке выжать из Петера максимум, главный тренер «Флайерс» был особенно строг с ним. Так, во время плей-офф 1985 года Кинэн заставлял Зезеля переодеваться только в Замбони.

Но тренер ценил игровые качества Петера, поэтому дважды перетаскивал канадца в свои команды: сначала в «Сент-Луис», потом – в «Ванкувер». «Я жалел, что сурово с ним обращался, когда он был новичком, – позднее признавался Майк. – Я бы поступил с ним по-другому: ему было всего 18 лет, у него была хрупкая психика».

«Майк не хочет, чтобы мы сдавались. Если кто-то плохо играет, он с ним хорошенько поговорит, заставит лучше двигаться или что-то в этом роде. Он придает нам уверенности, и я думаю, что это залог нашего успеха», – говорил Петер после своего лучшего сезона в «Филадельфии».

Следующий сезон для «Флайерс» стал тяжелым: команда проиграла 4 матча подряд, имела ужасную статистику на выезде (1-9-1) и часто разбазаривала преимущество в третьих периодах. Боссы клуба были недовольны ходом сезона и решили действовать радикально. Пути Зезеля и «Филадельфии» разошлись. В сезоне-1988/89 Петер переехал в «Сент-Луис» в обмен на Майка Булларда.

Зезель не был в обиде на «Филадельфию» и спокойно отнесся к продаже. «Они должны были сделать то, что должны были. Но я знаю, что я буду скучать по этому месту», – рассказывал Петер журналистам.

«Блюз» были счастливы видеть канадского центра в своей команде. Генеральный менеджер Рон Карон был в восторге: «Мы получили хоккеиста, который силен в фортчекинге, отлично играет на вбрасываниях и который отлично убивает меньшинство».

Зезель сразу же нашел отличное взаимопонимание с Бреттом Халлом, набрав в том сезоне рекордные для себя 49 результативных передач. А в плей-офф он стал лучшим бомбардиром и снайпером команды с 6+6. Следующий чемпионат – 1989/90 – вообще вышел для него одним из лучших в карьере: набрал 72 очка в 73 играх, а также помог Халлу увеличить свою результативность до 73 голов.

В составе «Блюз» Петер чувствовал себя комфортно, но Рон Карон решил, что обменять Зезеля сейчас – идеальное время. Несмотря на просьбы Халла, генеральный менеджер отдал центра в «Вашингтон». Зезель страдал от многочисленных травм и никогда не проводил полный сезон в НХЛ. Быстро стало понятно, что и в «Кэпиталс» он надолго не задержится. Обмен был неизбежен.

Зезеля отправили в «Торонто». Когда Пэт Бернс пришел в клуб в 1992-м, он дал Петеру роль оборонительного центра третьего звена – и это сработало. Во время его пребывания в команде, «Мэйпл Лифс» стали играть намного лучше. Потрясающая игра на точке и безупречные оборонительные качества были у Петера на высоте. Но канадец был прекрасен не только этим.

Он подключался к атакам и смог забить победный гол в овертайме в первой игре финала Запада против «Ванкувера». Петер играл отлично, а «Мейпл Лифс» были в шаге от того, чтобы пробиться в финал Кубка Стэнли в 1994 году.

Канадский центр был одним из самых надежных и стабильных игроков «Торонто», за что получил большое уважение со стороны партнеров и фанатов.

Но травмы продолжали настигать его. В том же сезоне Зезель разорвал диск, когда нанес бросок во время раскатки перед матчем. Ему пришлось пропустить половину сезона.

Травма помешала остаться в Торонто, и Зезель был вынужден покинуть клуб. Летом 1994 года «Даллас» забрал нападающего к себе в качестве компенсации, когда «Мэйпл Лифс» подписали Майка Крэйга.

В «Старс» Зезель не стал основным: из-за травмы колена он отыграл в команде всего 30 игр. Следующим летом вернулся в «Сент-Луис», где воссоединился с Майком Кинэном, а затем игрока обменяли в «Нью-Джерси». В «Девилс» Петер впервые в своей карьере был отправлен в АХЛ.

Характер Зезеля был поразительным. Казалось, что его карьера окончена, но вместо этого Петер усердно работал и доказывал обратное. В АХЛ он проявил себя настолько хорошо (50 очков всего лишь в 35 играх), что сыграл на Матче всех звезд АХЛ – и «Ванкувер» выменял его за пик пятого раунда. В «Кэнакс» Петеру было непросто в довольно звездной команде, где блистали Буре, Мессье и Могильный. Канадец смог набрать только 17 очков в 25 матчах.

Все, кто близко знал Зезеля, отмечали, что он был невероятным не только на льду, но и за его пределами. Журналист Билл Мельтцер вспоминал: «Он был большим ребенком с огромным сердцем. Он любил шутить и хорошо проводить время. Он был нежным и щедрым. Петер особенно отлично ладил с детьми. Он много времени уделял посещению детских больниц и был на связи с семьями тяжелобольных детей».

В день, когда Петер принес победу своей команде на Матче всех звезд, его обменяли в «Кэнакс». И именно в тот же день он узнал, что у его племянницы Джиллиан обнаружили рак. Перед своей первой игрой в джерси «Ванкувера» Зезель написал имя племянницы на своей клюшке и забил в свою первую же смену.

Казалось, что Петер будет играть важную роль в «Ванкувере», ведь команду тренировал Майк Кинэн. Но после прихода Брайана Бурка для Зезеля все изменилось. Когда Бурк стал генеральным менеджером, Кинэна уволили с поста главного тренера (на его место пришел Марк Кроуфорд), а роль Зезеля значительно уменьшилась.

Но с того момента, когда Петер узнал о диагнозе племянницы, он больше не мог думать о хоккее. В январе 1999-го, когда он получил очередную травму, Зезель покинул «Ванкувер», чтобы провести время с Джиллиан и ее семьей в «Диснейленде». Здесь и начались проблемы.

В марте 1999-го Зезель попросил Брайана позволить доиграть сезон в составе «Кэнакс», либо обменять в команду, которая находится в Восточной конференции, чтобы он мог быть ближе к своей племяннице, которой оставалось жить считанные дни. Вместо этого Бурк обменял Петера в «Анахайм» – в команду, которая географически располагалась далеко от Торонто.

«Петер – профессиональный спортсмен. Он подписал контракт, в котором говорится, что он будет выполнять определенные вещи. Все в организации понимают и сочувствуют ему, и я думаю, что мы выворачиваемся на изнанку ради него», – объяснял свое решение Брайан Бурк.

Петер Зезель ушел из НХЛ и вернулся домой в Торонто, чем разозлил Бурка. Генеральный менеджер потребовал отстранить канадца от хоккея. Но вместо этого Брайан Бурк и все руководство «Ванкувера» было жестко раскритиковано фанатами и медиа. «Кэнакс» не смогли пройти мимо этого и были вынуждены выкупить контракт Петера. Команда пожертвовала 100 тысяч долларов на благотворительность смертельно больным детям.

«Джиллиан – особенный и замечательный ребенок, которая никогда не окажется в браке и у которой никогда не будет детей. Если б я сейчас не вернулся домой, я бы жалел об этом всю свою жизнь», – объяснял свое решение Петер.

Через несколько недель после скандала трехлетняя Джиллиан скончалась.

Зезель больше не вернулся в НХЛ. В 1998 году он уже начал тренировать юношеские хоккейные и футбольные команды, руководя успешной хоккейной школой в Торонто.  

В 2001-м Петер заболел уже сам. У хоккеиста обнаружили редкое заболевание крови – гемолитическую анемию, которую невозможно было излечить. Заболевание разрушало эритроциты быстрее, чем организм мог их заменить.

Зезель жаловался на сильные головные боли 12 часов после операции по удалению селезенки. Он ходил на курс химиотерапии. Он пошел под нож снова, когда хирурги обнаружили кровотечение в его мозге. Зезель впал в кому и был подключен к аппарату ИВЛ.

Хоккеист хотел пожертвовать свои органы нуждающимся людям – он понимал, что надежды нет. Семья приняла самое тяжелое решение в жизни: отключить Петера от системы жизнеобеспечения.

«Петер был заботливым другом и партнером, – рассказывал выпускник и бывший игрок «Торонто» Марк Озборн. – Он посвящал всего себя семье и друзьям, и он мог всегда посвятить свое свободное время, чтобы кому-то помочь. Он был другом на льду и за его пределами».

Петер Зезезль умер совсем молодым – в возрасте 44 лет.

В 2009 году в матче МЛС на стадионе «Бимо Филд» в Торонто перед матчем местной команды против Лос-Анджелес «Гэлакси» состоялась минута молчания в память о Зезеле.

В родном городе Скарборо, где вырос Петер Зезель, его именем назвали улицу.

Мальчик с фермы, который достиг небывалых высот. Похоже, Брэйден Холтби завершает карьеру

Возможно, самый грязный игрок в истории НХЛ. Его ненавидели все и любили все остальные

Первый игрок, которого выбрали на драфте: в НХЛ не собирался, скитался по командам, доигрывал в Японии

Фото: twitter.com/FlyersAlumni; Philadelphia Flyers; thehockeynews.com; Gettyimages.ru/Boris Spremo/Toronto Star

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные