Блог Заводной апельсин

Оранжерея

Несмотря на бесперебойные поставки своих лучших футболистов в более богатые команды, «Аякс» и ПСВ остаются в ряду европейских топ-клубов. При вполне умеренных бюджетах эту топовость поддерживают проницательный скаутинг и образцовая работа юношеских структур. В нынешнем сезоне два главных голландских клуба снова вышли в плей-офф Лиги чемпионов, и их составы снова полны ярких талантов. Дмитрий Навоша на протяжении недели изучал работу академии «Аякса» и селекционной службы ПСВ, посмотрел 5 матчей и 8 тренировок команд различных возрастов, поговорил с 4 скаутами, 6 агентами, 3 тренерами взрослых команд и 7 – детских и всем задал один и тот же вопрос: «Почему в 16-миллионной Голландии растет такое аномально большое количество классных футболистов?»

ОТ АЯКСОВСКОЙ АКАДЕМИИ до «Амстердам Арены», где играет взрослый «Аякс», – 15 минут неторопливой прогулки вдоль круглогодично зеленых лужаек и ирригационных каналов с пухлыми утками. Футуристическая крыша «Арены» отлично просматривается с тренировочного поля, на котором восьмилетние дети отрабатывают скоростной дриблинг, только на преодоление этого пути у них уйдет лет по десять. Это самое первое занятие, которое я наблюдаю в академии «Аякса», однако сомнений в том, что кто-то из этих детей заиграет во взрослой команде, у меня уже нет. И дело даже не в длинном списке выращенных здесь звезд. Просто восьмилетки демонстрируют поразительную технику, а тактическую схему в двусторонке на полполя держат, как мне уже начинает казаться, поуверенней многих взрослых из профессиональных клубов. На этой тренировке меня сопровождает директор аяксовской академии De Toekomst («Будущее») Йон ван ден Бром – ну, или я сопровождаю его. И мне давно уже не терпится прервать его пояснения и выпалить: так почему же, Йон, в 16-миллионной Голландии растет такое аномально большое количество классных футболистов?

«Во-первых, все наши дети чувствуют, что «Арена» на самом деле близко, – ван ден Бром кивает на аяксовский стадион. – Причем не только в географическом смысле. Они ходят по выходным на матчи «Аякса» и с раннего возраста знают, что у них обязательно будет шанс туда попасть, что их там ждут. В позапрошлом году таким шансом воспользовались 10 наших детей, в прошлом на профессиональные контракты в «Аякс» взяли еще пятерых, и редко когда в заявке взрослой команды на матч бывает меньше половины собственных воспитанников. Во-вторых, условия для работы тут идеальные: поля, экипировка, медицинское обеспечение. В-третьих, тренеры...»

Все движимое и недвижимое имущество академии – от маленького трактора до вил для ухода за полями – маркировано аяксовской эмблемой

Экскурсия по De Toekomst, устроенная мне Йоном ван ден Бромом, оказывается не такой уж длинной. У академии шесть полей – 3 игровых и 3 тренировочных, чуть меньшего размера. В центре между ними – хайтековое здание с раздевалками, тренажерным залом, учебными классами и рестораном, выстроенное так, чтобы все шесть полей просматривались с его балконов. Все движимое и недвижимое имущество академии – от маленького трактора до вил для ухода за полями – маркировано аяксовской эмблемой. К тому времени, когда мы поднялись в директорский кабинет и ван ден Бром предложил мне бутылку минералки из холодильника – тоже «Аякс», – у меня сложились самые благоприятные впечатления. Но все еще не появилось убедительного ответа на вопрос, с которым я сюда заявился. Во всем, в каждой мелочи, здесь, конечно, видна продуманная организация. Но не видно ничего такого, чего нет где-нибудь еще. У академий «Челси» или донецкого «Шахтера» условия не хуже, а полей даже больше – разве что стадион главной команды с них не просматривается. Но не может же быть, что лучшей в мире аяксовскую академию сделало только это.

«Так вот, тренеры, – продолжает ван ден Бром. – Я сказал «в-третьих», а это, наверное, самое главное. Все они работают на полной ставке, а не подрабатывают, как многие другие в Голландии. Каждый тренер ведет свой возраст и помогает коллеге в работе с другим. Каждый здесь не только преподает, но и сам совершенствуется: в De Toekomst начинали тренерскую карьеру Ко Адриансе (сейчас в «Порту»), Данни Блинд (в «Аяксе») и Марко ван Бастен (в сборной Голландии). Жалко, когда уходят такие люди, но это очень здоровая система: прежде чем перейти на новый уровень, тренер должен сделать максимум на этом. Я и сам, скрывать не буду, рассчитываю вырасти здесь в хорошего тренера профессиональной команды. Мне ведь еще только 38».

Должность директора академии – не бюрократическая. Она прилагается к должности тренера юношеского «Аякса», по сути – дубля главной команды, предпоследней ступеньки тщательно выстроенной аяксовской пирамиды. Всего в De Toekomst – 205 футболистов в 13 командах, разбитых на возрастные категории от 7 до 18 лет. Набор в академию проводится раз в год, в феврале, но это скорее рекламное мероприятие, имеющее основной целью поддержание мечты о попадании в «Аякс» среди всех. Из 1100 детей, приехавших на прошлогодний набор, в академию был принят лишь один. Но именно таким образом в De Toekomst в свое время попали Уэсли Снейдер и Рафаэль ван дер Варт. А в остальном комплектование De Toekomst ведется посредством скаутинга. Основной территорией поиска в «Аяксе» назначен радиус в 60 километров от академии – то есть весь Амстердам с пригородами.

«Из накопленного опыта сделан вывод, что это максимальное расстояние, позволяющее детям совмещать занятия в академии с нормальной жизнью, – объясняет ван ден Бром. – Все наши дети учатся в обыкновенных школах, живут с родителями. Интерната у нас нет, в «Аяксе» это считают неэффективным. Жить в таком инкубаторе для детей – слишком сильный стресс, это противоестественно. При наличии особенного таланта мы можем взять игрока из отдаленных районов Голландии или из-за границы: например, сейчас в De Toekomst занимаются датчанин и шестеро бельгийцев, а в январе приедут два парня из ЮАР. Но и в этих случаях мы определяем детей в обычные школы и селим в амстердамские семьи, которые тщательно отбираем. В среднем 8 из 10 выпускников академии становятся профессиональными футболистами – не в «Аяксе», так в каком-нибудь другом клубе. В каждой из 18 команд чемпионата Голландии сегодня есть хотя бы один игрок, который начинал у нас. Но мы не хотим, чтобы жизнь остальных 20% наших выпускников была поломана. К моменту окончания De Toekomst они являются разносторонне образованными людьми и спокойно могут поступить в университет».

Формулируя критерии селекции и подготовки футболистов в академии, ее директор показывает небольшую брошюру. Она написана на непонятном мне голландском, но основная формула – T(echnique), I(nsight), P(ersonality), S(peed) – выведена на английском, и мне наконец начинает казаться, что я приблизился к вычислению аяксовского ноу-хау.

«У наших тренеров и скаутов могут быть разные предпочтения в футболе и собственные взгляды на тренировочную работу, это допустимо, – комментирует ван ден Бром. – Но ключевые критерии едины, что позволяет клубной структуре работать с высокой эффективностью. Важнейшие направления развития игроков зашифрованы в этой формуле «TIPS» – то есть «техника, интуиция, индивидуальность, скорость». Все команды академии придерживаются тактики 4-3-3 – в том же ее варианте, что и главная команда. А если какому-то тренеру больше нравится, скажем, 4-4-2 – мы говорим ему «до свидания». Когда наши дети попадают во взрослый «Аякс», им не приходится тратить годы на адаптацию – там исповедуется тот же футбол, которому их учили в академии. Именно поэтому большинство аяксовских воспитанников без лишних затруднений делают этот карьерный шаг и начинают играть в основном составе уже в 17–19 лет». «Почему в основу аяксовской доктрины легла схема 4-3-3, а не какая-нибудь еще?», – выпытываю у ван ден Брома. «Потому что она – лучшая в мире».

«Почему даже юношеские команды «Аякса» играют по схеме 4-3-3? Потому что она – лучшая в мире»

Особого секрета из своих разработок в «Аяксе» не делают; это, в общем, секрет Полишинеля. Не только игроки – тренеры академии востребованы по всему миру, а вместе с ними по всему миру расходятся аяксовские технологии. Английский «Сандерленд», вложив несколько миллионов фунтов в усовершенствование собственной академии, переманил в ее директоры Кииса Званброма, прежде руководившего в «Аяксе» юношеским департаментом. «Вот еще и поэтому важно, чтобы принципы нашей работы были положены на бумагу, – потрясает брошюрой в воздухе ван ден Бром. – Люди приходят и уходят, идеи – остаются».

Йон ван ден Бром извлекает из стола еще одну книжицу, «Правила академии», – ее выдают детям в самый первый день, вместе с бутсами и формой. Среди прочих пунктов здесь оговаривается запрет на ношение бейсболок, сережек, пирсинга, а также на использование мобильных телефонов на территории академии. «Армейские порядки», – вырывается у меня, но директор De Toekomst эмоционально машет головой и руками в знак несогласия. «Надуманных ограничений здесь нет. Мы делаем для детей все возможное и хотим, чтобы они тоже кое-что для нас сделали. Самовыражение? Я за самовыражение! Но пусть самовыражаются на поле». В своде правил также оговорено, что при плохой успеваемости в школе дети не допускаются к тренировкам, однако за всю историю академии к такому наказанию приходилось прибегать лишь несколько раз. Помимо тренеров и врачей в штат De Toekomst входят учителя, которые после тренировок помогают детям делать домашние задания.

Отдельный раздел «правил» – для родителей: им позволяется смотреть тренировки, но категорически запрещается вмешиваться в тренировочный процесс. «У нас с родителями такой уговор: вы можете приезжать в De Toekomst со своими детьми, но как только они попадают на территорию школы, это уже наши дети». За окном директорского кабинета уже началась тренировка команды 15-летних. «Вот только его папа имеет право вмешиваться в дела акдемии», – неожиданно говорит ван ден Бром, указывая на белобрысого центрального защитника. «Почему это, интересно?» – «Потому что его папа – главный тренер взрослого «Аякса», Данни Блинд».

СЛОВА «ФИЛОСОФИЯ» И «КУЛЬТУРА» в нашем разговоре с Данни Блиндом звучат так часто, что со стороны он может показаться академическим диспутом, а не интервью о футболе. Главный тренер «Аякса» пользуется каждым из них в среднем три раза в минуту. «Скауты отбирают для академии не всех детей с хорошими данными, а только тех, кто подходит аяксовской культуре». Или: «Основа нашей футбольной философии – это владение мячом на скорости. Контроль мяча – это далеко не все в футболе, но это – самое главное».

Блинд-старший рассказывает, что его сын попал в De Toekomst в тот же год, когда он сам повесил бутсы на гвоздь. «Сыну в академии дали маленький мяч, раза в полтора меньше обычного, и домашнее задание: забыть про все остальные игрушки и играть только с этой, – вспоминает главный тренер «Аякса». – Я сначала удивился – зачем, ведь мячей у нас дома и так навалом. Больше, чем посуды. Но маленького мячика не было, а детям удобнее отрабатывать технику именно с таким. Представляешь, до каких мелочей все продумано?»

В «Аяксе» подсчитали, что De Toekomst оправдает себя с финансовой точки зрения, если будет поставлять в главную команду 1,5 игрока в год – а только за последние два сезона туда взяли 15. Выдающаяся продуктивность академии делает «Аякс» единственным стабильно прибыльным клубом за пределами главных европейских лиг – и, значит, все в Амстердаме должны быть довольны? «Нет, – прерывает мои рассуждения Данни Блинд. – Я недоволен! Ведь кроме экономического выживания у клуба есть другие цели: регулярно выигрывать национальные титулы и время от времени – международные. А нам это давно не удавалось».

«Сыну в академии дали маленький мяч и домашнее задание: забыть про все остальные игрушки и играть только с этой»

«Давно» – то есть с 1995 года, когда команда ван Гала-тренера и Блинда-игрока в четвертый и пока последний раз стала лучшей в Европе. Разница бюджетов «Аякса» и самых богатых команд континента с тех пор выросла до четырехкратной. Однако Данни Блинд выслушивает мои доводы со скукой во взгляде и твердит, что «Аякс» обязан претендовать на еврокубки даже в условиях перманентной распродажи своих звезд: «Тогда, в 1995-м, все за пределами Голландии тоже считали наши цели утопичными... И потом, если «Порту» и «Монако» способны играть в финале Лиги чемпионов, то «Аякс» тем более должен это делать».

ГОЛЛАНДИЯ – СТРАНА ТРЕЗВОМЫСЛЯЩИХ людей, однако же мнение Данни Блинда разделяют здесь почти все. 16-милионное население здорово лимитирует не только человеческие ресурсы клубов, но и финансовые; в условиях жестко ограниченного рекламного и телевизионного рынка «Аякс» получает из этих источников меньше денег, чем «Портсмут», «Бирмингем» и другие аутсайдеры английской премьер-лиги. Отчисления за участие в еврокубках тоже сильно зависят от масштабов рынка. Когда в 2002 году «Фейеноорд» выиграл Кубок УЕФА, он заработал меньше денег, чем «Лацио», в том же сезоне вылетевший из Лиги чемпионов после группового этапа.

«Мы отстали от главных европейских лиг по финансовым параметрам и никогда уже не догоним, – соглашается экс-игрок «Аякса», а ныне агент Роб Бин. – Но побеждать мы все равно можем, потому что до сих пор превосходим всех по футбольным технологиям. В «Аяксе» – лучшая в мире школа. В ПСВ лучше всех умеют покупать недорогую молодежь и растить из нее звезд: Ромарио, Роналдо, Нилис, ван Нистелрой, Кежман, ван Боммел, Роббен... В «Аяксе» тоже попробуют вкладывать деньги в иностранную молодежь, но у него эта технология работает намного хуже. На каждую находку вроде Киву или Ибрагимовича приходится по нескольку Харистеасов и Эскюде. Это ж надо умудриться покупать таких заурядностей за 5 миллионов! А у ПСВ, посмотри, даже на корейцах получается зарабатывать».

Почти всех перечисленных Робом Бином отыскал скаут ПСВ Пит де Виссер, которого сведущие люди аттестуют не иначе как «лучшим селекционером мира». Любимый регион де Виссера – Южная Америка, и даже в своем нынешнем 71-летнем возрасте он продолжает летать туда ежеквартально. Чуть ли не после каждого такого его полета в ПСВ появляется какой-нибудь свежий южноамериканский талант: Гомес, Алекс, Фарфан. «Восьмизначных сумм на трансферы у ПСВ нет. Разве что в каких-нибудь уругвайских песо, – смеется де Виссер. – Потому фокус нашей селекции – игроки 16, 17, максимум – 19 лет. В этом возрасте об их будущем уровне уже можно говорить с достаточной уверенностью, а денег они стоят умеренных».

Пит де Виссер – человек для своих почтенных лет на редкость энергичный. И в ответ на мой вопрос: «Могут ли голландские клубы соперничать в силе с английскими или итальянскими при сегодняшней разнице в бюджетах?» – он живо кивает: «Да, да, конечно! Мы ведь в полуфинале последней Лиги чемпионов выглядели не хуже «Милана», если не лучше». Репутация ПСВ как «клуба, в котором делают звезд», уже крепка настолько, что, по словам де Виссера, многие предпочитают предложения эйндховенской команды более денежным. «Например, для молодых бразильцев приглашение в ПСВ – это как бы приглашение в большой европейский футбол. В репутационном смысле Ромарио и Роналдо до сих пор играют за нас».

ЖЕЛЬКО ПЕТРОВИЧ – ЕДИНСТВЕННЫЙ иностранный тренер в Голландии. Он играл в сборной Югославии, «Севилье», ПСВ, японской «Ураве» и много где еще, но учиться на тренера твердо решил именно в Голландии («Здешняя тренерская школа – это как Гарвард в экономике»). Получение лицензии, позволяющей работать главным тренером команды первого дивизиона, занимает шесть лет, и пока Петрович ее не получил, он практикует в качестве ассистента. В прошлом году он помогал Руду Гуллиту в «Фейеноорде», а сейчас занимает такой же пост в команде – сенсации нынешнего сезона, РКС «Ваалвийк».

«Поблажки в получении тренерской лицензии здесь делаются только тем, кто провел 40 матчей за сборную Голландии или на клубном уровне добился суперрезультатов, – объясняет Петрович. – В случае успешной сдачи экзаменов они получают лицензию после годичного обучения. Всем остальным приходится учиться намного дольше. После первого года образования ты можешь работать с детскими командами, после второго – с юношескими, после третьего – быть ассистентом во взрослых. Потом два года практики, и только после этого ты можешь поступить на последний курс, чтобы получить лицензию самого высокого уровня. Как раз на нем я сейчас и учусь». Сила тренерского образования в Голландии, по словам Петровича, – в его широте. Тут преподают не только чисто футбольные предметы или физиологию, но даже правила поведения в стрессовой ситуации или общения с прессой.

«В России талантов больше. Только у нас реализуются единицы, а в Голландии – практически все»

Желько Петрович числит себя тренером голландской школы и горячо отстаивает расстановку 4-3-3 («голландская тактика придумана для того, чтобы играть в футбол, тогда как немецкая или итальянская – для того, чтобы от него защищаться»). Но наш разговор о феномене голландского футбола как-то незаметно оборачивается изысканием в духе «почему у них получается, а у нас (югославов, русских) – нет?» «Думаешь, в Югославии или в России талантов меньше, чем в Голландии? – спрашивает Желько Петрович таким тоном, что сразу понятно: мой ответ на этот вопрос ему не требуется. – В Югославии талантов не меньше, а в России даже больше. Только у нас реализуются единицы, а в Голландии – практически все. Вот игроки советской молодежной сборной 1990 года – Харин, Канчельскис, Добровольский и другие – чего добились? Одарены ведь были сказочно – я хорошо помню, я против них играл. Менталитет у нас, славян, такой, целеустремленности не хватает... А Предраг Миятович? Ему Бог вообще отмерил таланта, как никому другому. Мы с Миятовичем вместе росли в Подгорице, и я знаю, о чем говорю. Только место рождения Бог предусмотрел неправильное. Родись Миятович в Голландии, «Золотой мяч» через год выигрывал бы. Был бы как ван Бастен или Кройф!»

«В Голландии делают звезд даже из не очень талантливых игроков, – продолжает Петрович. – Примеров много, просто я не хочу называть имена, чтобы никого не обидеть». Желько Петрович действительно не хочет никого обижать, но на всякий случай замечает, что играл с одним таким не слишком одаренным нападающим в «Ден Бош», потом его поднатаскали в ПСВ и продали в «Манчестер Юнайтед» за 37 миллионов евро, где тот заколачивает по 35 голов за сезон.

«В Голландии учат держаться правила «тренер для игроков, а не игроки для тренера», вот в чем секрет, – утверждает Петрович. – Не подавлять личность, а развивать ее! В Югославии тренер может оскорбить, наорать, а здесь это невозможно. Здесь даже тренировочные задания игрокам дают не приказным тоном, а поясняют, какой цели они служат и какой эффект они дают. И это правильно: думающие, развитые личности всегда сильнее покорных исполнителей». А еще Петрович постоянно пользуется словосочетанием «инвестировать в игрока», имея в виду инвестицию не денег, а тренерского внимания и времени.

«В конечном счете это они, игроки, делают нас хорошими или плохими тренерами». И снова приводит случай из собственной практики: «Вот Карлос Билардо, у которого я играл в «Севилье», был самовлюбленной посредственностью. Но так вышло, что звезды аргентинской сборной – Марадона, Бурручага, Вальдано – сделали его великим».

НА МАТЧЕ 17-ЛЕТНИХ «Аякса» и ПСВ – все, как у взрослых. Зрители в клубных шарфах, электронное табло, рекламные щиты, записывающие игру для последующего разбора видеоператоры. Есть даже девичий фан-сектор – обильно крашенные школьницы ведут себя куда энергичнее, чем это принято у жен и подруг футболистов взрослых команд, и весь второй тайм сочиняют речевки во славу своих бойфрендов. За полчаса до начала матча в ресторане De Toekomst родителям раздали копии стартового протокола, и те принялись эмоционально обсуждать тренерские решения.

Больше того, во время прошлогодней встречи юношей «Аякса» и «Фейеноорда» даже случилась драка фанатов (противостояние этих клубов – самое неистовое в Голландии), и с тех пор матчи амстердамцев с роттердамцами в чемпионатах страны всех возрастов проводят на 51-тысячной «Арене», где полиции проще обеспечить безопасность. Разве что автографы у 17-летних игроков никто не берет. Но это, конечно, временно, ведь сегодня играют сразу 6 бронзовых призеров юношеского чемпионата мира: 5 – в футболках «Аякса», 1 – ПСВ.

«Газа, нефти и нефтяных миллиардеров у нас нет. Дорогих футболистов покупать не на что, приходится растить самим»

Коридор, по которому они выходят на поле, – галерея славы «Аякса». Фотографии ван Бастена, постеры Бергкампа, афиши матчей времен Кройфа – то, что называется связью времен, в De Toekomst устроено самым замечательным образом. А вот, собственно, и сам ван Бастен – наблюдает за игрой с балкона директора академии вместе со своим ассистентом в сборной Голландии, еще одним бывшим игроком «Аякса» Йоном ван'т Схипом. Может, просто в гости зашли – оба начинали свою тренерскую карьеру в De Toekomst. А может, по прямой профессиональной обязанности – просматривают кандидатов. Кроме шуток. Мадуро, главная голландская сенсация прошлого сезона, был вызван Марко ван Бастеном в национальную сборную еще до того, как дебютировал во взрослом «Аяксе», – прямо из команды академии.

На трибуне знакомлюсь с Арнольдом Мюреном, чемпионом Европы-88, автором паса на ван Бастена под ТОТ САМЫЙ гол в ворота Дасаева: он сейчас тоже работает в академии родного клуба, тренирует команду 11-летних. «Ты русский? – Мюрен расплывается в улыбке: то ли вежливость, то ли накатившие приятные воспоминания. – Про тот гол не спрашивай. Это сверхъестественные вещи, таким голам объяснения нет». А вот выдающаяся производительность голландской футбольной школы не кажется ему чем-то сверхъестественным, и объяснение у Мюрена есть. Так почему же, черт побери, в 16-миллионной Голландии растет такое аномально большое количество классных футболистов?

«Газа у нас нет, нефти нет, – загибает пальцы Мюрен. – Нефтяных миллиардеров – тоже. Дорогих футболистов покупать не на что, приходится растить самим. Усердие и рациональность – вот, собственно, все наши ресурсы. Зато этого в Голландии, похоже, больше, чем где-либо еще».

Юноши «Аякса» проигрывают ПСВ 0:1, родители ворчат, школьницы охают, но экс-полузащитник сборной Голландии, увлеченный собственными рассуждениями, на происходящее вокруг внимания не обращает. «Знаешь, что было здесь, на месте De Toekomst, раньше? – Арнольд Мюрен обводит окрестности рукой. – Болото было. Но его осушили, поэтому вокруг столько каналов. Вообще, многие территории Голландии когда-то были болотом. Однако люди нуждались в нормальной земле – и создавали ее для себя, благодаря этим же усердию и рациональности. У нас 20% площади страны отвоевано у моря, а ты спрашиваешь, откуда берутся футболисты... Вольтер еще говорил: Бог создал землю, а Голландию к ней пристроили голландцы».

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.