Блог Царь один

Шейк Диабате — про покорение Италии, расизм, возвращение во Францию

France Football опубликовал вторую часть интервью с неподражаемым Шейком Диабате, который сейчас играет в Иране. Малиец рассказал о своём вояже в Италию, где стал самым результативным игроком десятилетия, расизме и желании вернуться во Францию.

Шейк Диабате — про покорение Италии, расизм, возвращение во Францию, изображение №1  

— Давайте вернёмся к вашему приключению с «Беневенто». Вы были в аренде на полгода в Серии А в 2018 году. Вы забили восемь голов в одиннадцати матчах, включая дубль против «Ювентуса». Что помните об этом?

— Правда, что это было невероятно. У меня было исключительное время. Когда я забиваю в Иране, мне присылают сообщения, они читают новости обо мне. Я очень счастлив, что играл в Италии. Там получил то, что хотел: уважение и внимание.

Моё лучшее воспоминание? Вспоминаю стадион, как люди кричали, когда мы забивали, как люди были рады видеть меня в поле. Это удивительно. Когда я пришёл в «Беневенто», я практически не играл в течение месяца (трансфер оформлен был 13 января, а дебютировал 18 февраля, а затем до конца марта сыграл всего 35 минут в Серии А).

Мой первый матч был против «Кротоне». Мы выигрывали 2:1, оставалось 10 минут и тренер (Роберто Де Дзерби) хотел выпустить ещё одного защитника, но соперник забил — 2:2. Тогда тренер обернулся и посмотрел на меня. Прошёл месяц с тех пор, как я пришёл и начал усердно тренировался, но мне не давали игрового времени. Де Дзерби подошёл ко мне и спрашивает, смогу ли я сыграть (смеётся). Эта ситуация была для меня странной, потому что он чувствовал себя смущённым. Я сказал: «Конечно, сыграю. Я здесь, чтобы играть в футбол». Он ответил: «Хорошо, ты должен играть». Я вышел, забил, а «Беневенто» победил.

Однако потом, в течение трёх или четырёх игр мне опять почти не давали играть. Тогда я подошёл к тренеру и спросил: «Что происходит? Не могу сказать, что вы не уважаете меня как человека, но в спорте вы меня не уважаете!». Он был шокирован, потому что никогда не видел меня расстроенным. Тренер посмотрел на меня и спросил: «Как это я не уважаю тебя?», на что с сказал: «Позвольте мне играть. Команда не выиграла четыре матча. Позвольте мне сыграть. Со мной бы вы не проиграли столько, это невозможно! Дайте шанс, вот увидите». Он сказал мне: «Шейк, в следующей встрече ты будешь играть». Я был очень мотивирован, работал много в зале с понедельника по четверг. А в четверг... у меня заболела спина (улыбается). Я пошёл к тренеру и сказал, что не могу играть. Это было перед выездной игрой. Но в следующем домашнем матче мне дали сыграть, я забил два гола, и мы выиграли. После матча тренер купил мне маленький тортик, он был так счастлив, подошёл и сказал: «Ты обещал, ты сделалл». Это было невероятно. Я никогда не думал, что такое может быть.

«До этого момента я не знал, что люди так могут любить меня»

— Получается, что сначала это было недоразумение...

— Был другой форвард, который и играл. Но когда он травмирован или не в форме, должны были давать мне шанс! Он играл, хотя всё шло не очень хорошо... Вот, чего я не понимал. Как-то сказал тренеру: «Если вы не хотите меня видеть, почему позвали меня? Это какая-то ерунда». Сначала я думал, что Де Дзерби был тем, кто желал меня видеть в команде, но в спорах я понял, что это не он: «Шейк, когда ты пришёл, тебе сказали, что будешь играть? Президент сказал тебе это?». Мой ответ был отрицательным, но не понимал, почему игроки, которые пришли вместе со мной, имели шанс, а я нет. В любом случае мне очень понравился итальянский футбол, тренировки. До этого момента я не знал, что люди могут так любить меня. Приезжал, чтобы просто поиграть, попытаться получить удовольствие от футбола и помочь команде. Даже когда я был в Неаполе, ко мне подходили люди со словами: «Спасибо за всё, что вы делаете, мы счастливы».

— Италия, к сожалению, часто ассоциируется с проблемами расизма. Вы сталкивались с этим?

— Нет, но перед подписанием контракта руководители «Беневенто» действительно сказали мне: «Шейк, есть города, в которых можно испытать расизм». Даже итальянцы знают, что есть места, где люди нетолерантные. Так как я никогда не сталкивался с подобными вещами, это не шокировало меня. У меня другой менталитет.

Иногда мне просто интересно, можно ли что-то считать расизмом. Конечно, расизм — это очень неприятно и меня бесит. Тем не менее, когда фанаты кричат как обезьяны футболистам, им нужно просто сделать что-то, чтобы подействовать вам на нервы, чтобы вы играли плохо. Тем не менее, знаю, что это неприятно. Когда вы чувствуете, что к вам относятся по-другому, это раздражает. Это печально. Но, на мой взгляд, это не означает, что каждый, кто делает такие вещи, является расистом. Они просто хотят, чтобы их команда победила, и они находят такое вот решение...

— Но это неправильно...

— Да, конечно. Это неправильно. Мы все люди, и иногда говорим себе: «Но почему?». Меня же раздражает то, что взрослые делают такие вещи, а на них смотрят дети, которые рано или поздно вырастут и могут начать делать так же. Мы должны вести себя хорошо, чтобы дети могли уважать друг друга в будущем.

«В моей голове я африканец, европеец, азиат»

— Увидимся ли мы когда-нибудь снова во Франции?

— Что бы ни случилось, я бы хотел закончить свою карьеру в Европе. Это может быть во Франции. Не знаю, в какой команде, не знаю на каком уровне. Честно говоря, нехорошо звучит: «Шейк Диабате закончил свою карьеру в Иране». Я не хочу этого, и, конечно, хотел бы вернуться во Францию. Во Франции чувствую себя хорошо, где бы ни был.

— Несколько лет назад вы сказали: «Африка - мой дом, Франция - моя страна».

— Моя страна — это мир. У меня может быть немного странный менталитет. Где бы люди ни встречались мне, меня всё устраивало. Когда я был маленьким, был малийцем. Когда вырос, понял, что когда ты малиец — ты африканец. А когда мы африканцы — мы все люди. В моей голове я африканец, европеец, азиат. Я просто человек, вот и всё.

— Есть ли страна, которую вы хотели бы открыть как игрок и как человек, прежде чем вернуться в Европу?

— Честно говоря, я давно покинул Францию. Единственная страна, о которой я думаю — это Франция (улыбается). Потом, например, мне любопытно поиграть в Саудовской Аравии. Но не долго, может быть, год.

— В любом случае, вы отправляете резюме во французскую Лигу 1 и хотите вернуться?

— Я не хочу делать запрос! Я не хочу говорить: «Пожалуйста, хочу вернуться в Лигу 1». Нет, не этого я хочу. Хочу играть там, где люди хотят видеть меня. Если команда из Франции позовёт меня, приму вызов с большим удовольствием. Я ещё не закончил. У меня есть цель — забить во Франции. Когда вернусь, сетки ворот будут дрожать!

Первая часть интервью, в которой Диабате рассказал о жизни в Иране, любви к футболу и коронавирусе была опубликована в субботу.

Беседовал с Шейком Диабате Тимоте Крепен.

Оригинал интервью: France Football.

 

Перевод сделан для нашего сообщества ВК:

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья