Блог Дьяволиада

Кен Данейко «Мистер Дьявол»

"Хотите увидеть настоящего Мистера Дьявола? Посетите Continental Airlines Arena". Так 15 лет назад писалось на рекламных приглашениях посетить домашние матчи "Нью-Джерси Дэвилз". Если спросить поклонников "Дьяволов" назвать игрока-символ, игрока-глыбу, игрока, у которого "дьявольский" вензель не нарисован на свитере, а словно выжжен на груди, то двух мнений быть не может. Почетным аксакалом, первосвященником и знаменем полка "Нью-Джерси", безусловно, являлся не кто иной, как защитник-силовик, драчун и несгибаемый ветеран Кен Данейко.

Будущий "Мистер Дьявол" - Кен Данейко-родился 17 апреля 1964 года в Виндзоре (канадская провинция Онтарио). Играть хоккей он начал в четыре года во дворе родительского дома, где его отец заливал лед. Лучше, наверное, характер Кена раскрывает тот факт, что он с детства хотел быть пожарным, его тянуло к этой профессии. Но не сложилось - он стал хоккеистом, и гасил не огонь, а горячие головы упорных соперников, которые пытались забросить шайбу в ворота его будущей команды. Хоккей был у него в крови, будучи еще ребенком Данейко отчаянно грезил НХЛ. Однажды его учитель позвонил родителям домой, и сказал, что дети жалуются на Кена, так-как почти на каждой перемене он обходил своих одноклассников, и рассказывал им о своей мечте.

Узкоспециализированный защитник-разрушитель - редкая в сегодняшнем хоккее порода игрока. Универсалы вроде Хары или Пронгера и даже такие откровенные авантюристы, как Грин, встречаются чаще. Хорошие "домоседы" идут на вес золота. У Данейко выбора не было: талантом созидателя природа его не одарила, и он знал это уже в молодые годы. Увидеть Данейко ведущим шайбу через среднюю зону было нереально. В зону соперника он входил нехотя и с опаской. Зато охотно ложился под шайбу, умело перехватывал передачи, остервенело боролся у бортика. А уж отделить противника от шайбы зубодробительным силовым приемом было для него плевым делом. При этом, несмотря на некоторую прямолинейность стиля, его было безумно сложно "накрутить" финтом, он отлично предугадывал намерения нападающих.

Здоровяк Кен понимал, что скорость, или, собственно, скоростное скольжение не является его сильной стороной. Скорее наоборот - это его откровенно слабое место. Этот свой недостаток он компенсировал "забегами" на коротких дистанциях в своей зоне, и, конечно, силовой борьбой. Из года в год, Кенни, как его ласково называли одноклубники, оттачивал свое мастерство разр ушителя атак соперника. О голах он практически забыл, точнее наверное, не помнил о таком явлении в хоккее, лишь изредка, очевидно, случайно, попадая в ворота своих оппонентов. Впрочем, в карьере Данейко был сезон, в котором он забил 17 голов, почти половину своего 20-летнего НХЛовского улова. Случилось такое недоразумение в клубе "Сиэтл" из Западной лиги, в сезоне-82/83.

Генеральный менеджер "Дьяволов" Ламорелло однажды сравнил хоккейную команду с оркестром, в котором должно быть место и скрипкам, и литаврам, и барабанам. Кен не отказался бы от скрипки, но прекрасно понимал, что станет с нежным инструментом в его лапах, и послушно лупил в свой барабан, функцию которого подчас выполняли физиономии соперников. Одно время Данейко был в числе самых авторитетных бойцов НХЛ. Потом с ним просто перестали драться. В отличие от грандов кулачного боя Проберта и Твиста Кен не утруждал себя такими понятиями, как тактика боя, и не щеголял боксерскими позами. Дрался он по-деревенски: лица не прятал, размахивал руками, как оглоблями, метил в ухо. В итоге установил рекорд клуба по штрафным минутам - 2519.

Принадлежит Кену и один рекорд НХЛ, правда, отнюдь не лестного свойства: самая длинная голевая засуха в истории лиги. Забросив 34-й гол в своей профессиональной карьере в ноябре 1999 года, Данейко не мог потом поразить ворота соперника три года. Лишь в октябре 2002-го, 255 (!) матчей спустя, великий разрушитель разродился-таки голом в ворота "Баффало". Безумно счастливый Кен немедленно прикарманил знаменательную шайбу, будучи абсолютно уверенным в том, что она - последняя в его карьере. Но оказался не прав. Последним стал следующий гол - в январе, в матче с "Филадельфией", в котором к заброшенной шайбе Кен добавил результативную передачу и был признан второй звездой матча. Титул звезды шел Данейко еще меньше, чем скрипка.

Низкая результативность Данейка и его длительная карьера в НХЛ - это исключение для лиги. Команды, как правило, лишаются тех игроков, которые исповедуют, так сказать, узкий стиль игры. Но это никогда не касалось нашего героя. За годы своих выступлений за "Дьяволов" Данейко стал символом своей команды (не зря же его называли "Мистер Дьявол"), доказав своим умением, борьбой, тем же стилем игры, бессмертие желание побеждать. В 80-е "Дэвилз" представлял собой нечто кошмарное, хуже которого был разве что мертворожденный клуб из Питтсбурга, в который еще не сошел его франкоязычный мессия. Невнятная игра, построенный на болоте стадион, чудовищная красно-зеленая форма - этого было достаточно, чтобы Уэйн Гретцки назвал тогда новобранцев лиги "командой Микки-Маусов". Став свободным агентом в начале 1990-х гг Данейко не сменил команду, не искал тех потенциальных фаворитов, которым могли понадобиться его услуги.

Кен обжился в мрачном промышленном штате, искренне полюбил его и не помышлял о переезде. В 1995-м он помог красно-черным нокаутировать безоговорочного фаворита "Детройт" и выиграть свой первый Кубок. Весь плей-офф Данейко отыграл практически на одной ноге: искалеченный коленный сустав причинял ему адскую боль. Здесь же два года спустя он признался партнерам и болельщикам в том, что страдает алкоголизмом, и добровольно пожертвовал половиной сезона для прохождения курса лечения. Выиграв еще два Кубка Стэнли, в 2000-м и 2003-м, Кен целовал серебряную чашу и радовался наравне со всеми, но не притронулся к традиционному шампанскому чемпионов. Хоккейные войны выиграны, однако схватка за собственное здоровье будет длиться всю жизнь.

Вид у "Мистера Дьявола" был еще тот. Телосложение комбайна, богатая коллекция шрамов, отсутствующие как класс передние зубы. На этом фоне даже обширная лысина не придавала облику миролюбия, а скорее походила на люк тяжелого танка. Если не знать, что в жизни Кен - добрейший и безотказный человек, его можно было запросто принять за маньяка-убийцу. Но наиболее колоритной его славянская внешность становилась во время плей-офф. Генералом и хранителем печати Ордена наждачного подбородка в те годы был, вне всякого сомнения, наш герой. То, что отращивал у себя на лице нью-джерсийский громила, наверняка заставляло центрфорвардов, обросших рыжеватым мхом, рыдать от бессилия, защитников с их штампованными эспаньолками - ругаться сквозь зубы, а интеллигентов-вратарей - яростно терзать свою пучковатую поросль.

На рубеже 1990-2000х гг защита у "Дьяволов" была едва ли не лучшей в лиге. Скотт Стивенс, Скотт Нидермайер, и, собственно, Кен Данейко. Именно они разрушали атаки соперников, и создавали почву для успешной игры команды в целом.  Пара  Данейко-Стивенс в 1990-х гг была просто синонимом надежности. Так же ловко Кенни работал с Нидермайером. "Он - непревзойденный конькобежец и очень дополнял мой стиль игры, - сказал как-то Данейко .- Все, что я должен был сделать, так это - отобрать шайбу, а он уже переводил ее в наше нападение". Вплоть до сезона 2002/2003 Кену принадлежало еще одно, пожалуй, самое феноменальное достижение: он играл во всех без исключения 165 кубковых матчах в 20-летней истории "Нью-Джерси".

В четвертом матче первого раунда Данейко не играл. Впервые "Дьяволы" обошлись в плей-офф без него. Но главный удар Бернс приберег для финала: Кен просидел в запасе первые шесть матчей. Тренер всерьез вознамерился выиграть Кубок без участия живой легенды. Это было неслыханно, публика была возмущена. Трудно сказать, что сподвигло упертого Бернса внезапно подобреть и выпустить ветерана в решающем матче. Сам тренер утверждает, что шестое чувство, интуиция, а не сантименты. Это, однако, не объясняет того факта, что Бернс попросил Данейко никому не говорить о своем решении до самого матча. Сам Кен потом признался, что после беседы с тренером он разрыдался. Прощание получилось на славу... Болельщики скандировали "Дэн-о! Дэн-о!" всякий раз, когда их любимец выскакивал на лед. Его первое касание шайбы было встречено громовой овацией. И Бернс выдал себя с головой, выпустив Кена на лед незадолго до финального свистка.

Так была оформлена победа в серии, трудная, заслуженная и оттого еще более приятная. Были настоятельные просьбы партнеров первым принять кубок из рук комиссара лиги. Данейко отказался: традиция превыше всего - и поднял трофей только после капитана и обоих ассистентов. Растроганные болельщики "Дьяволов" снимали с себя кошмарные красно-зеленые свитера старого фасона и прижимали их к заградительному стеклу, показывая Кену номер "3"... Мы не увидим его в Зале хоккейной славы, таким, как Кен Данейко, подобные почести не полагаются. Не тот профиль, не тот уровень, не тот талант. Но зато под сводами арены уже висит его красно-черный свитер.  Иначе никак нельзя. Потому что его не слишком талантливый, не очень складный, совсем неблагообразный обладатель - действительно нью-джерсийское все. До нитки.

Прозвище: "Дано".

Хобби: Гольф, Бейсбол.

Любимый фильм: Рокки.

Любимая книга:  Рик Уоррен. Целеустремленная жизнь.

Музыкальные вкусы: U2, Lady Gaga, Alicia Keys, Red Bank.

Любимое блюдо: Морепродукты.

Любимая арена: "Чикаго стэдиум".

Любимая форма: Ретро "Чикаго Блэкхокс".

Друзья: Марк Мессье, Марти Бродо.

Любимые игроки: Зак Паризе, Илья Ковальчук.

Курьез: Матч против "Калгари Флэймз" -7:5, несколько дней бушевала метель. Мы жили в Моррис Каунти ( Джо Сирелла, Кирк Мюллер, Джон Маклин, Пэт Вербик ), сели в пикап, и поехали на игру. А теперь представьте, что на матче НХЛ собралось всего 400 болельщиков...

Неприятные воспоминания: В 2000-м я должен был проводить юбилейный матч (тысячный). Бывший владелец "Дэвилз" доктор Макмаллан очень меня любил, и называл своим сыном. Подсчитали, что торжество придется на домашнюю встречу, и готовились к тому, чтобы провести его с размахом. И тут на предыдущую игру на выезде Фторек, который обо всем знал, меня не ставит! И весь юбилей оказывается сорванным, потому что приходится на следующий выезд! 

Трогательные слова: На церемонии поднятия моего свитера Лу Ламорелло сказал: "Отныне твое имя принадлежит не тебе, а команде".

Источник The Hockey News.    

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья