Блог Тушите свет

Разрубленный шлем, харизма Белова и бюст Ленина

О таких боксерах я и раньше слышал, Белов личность во многом легендарная, харизматичная, боксеры и тренеры к нему тянутся отовсюду. Просто у Дениса фамилия показалась знакомой, и я обнаружил кое-какие обрывочные сведения о его прежних похождениях. Боев, правда, тех не нашел. Четыре года, которые он отсутствовал в боксе, не позволяли надеяться на какие-то особые перспективы, потому я решил выкинуть тогда эту историю из головы.

Месяц или что-то около того спустя, в одном из залов ЦСКА, я с удивлением смотрел, как Лебедев проводит первый за многие годы спарринг, где убирает какого-то московского чемпиона по муай-тай или кикбоксингу раунда за полтора. Минуты две ему понадобилось на то, чтобы почувствовать дистанцию, еще столько же на то, чтобы жесткими ударами по туловищу и в разрез между рук в голову поставить более крупного и молодого бойца спиной к канатам, а затем бойню просто остановили. Лебедев весил около сотни, из которых примерно десяток килограммов были ненужным балластом.

Первый его бой-возвращение состоялся в июле того же года в Чехове, в андеркарде Поветкин – Сайкс. Он победил КО 1 какого-то бойца, фамилию которого я боюсь неправильно написать, так что неважно… Лебедев – боксер мне нравился. Тогда, перед тем боем мы не раз общались, я расспрашивал про выступления в любителях, зарубы с Макаренко, упущенные возможности, только про эти четыре года безвременья Денис рассказывать не любит.

«Не получится из меня звезды, некрасивый я», – говорил он иногда. Лицо его, действительно, выглядит местами, будто прошло через средневековые битвы, где шлем был разрублен ударом топора, а нос отразил просвистевший по касательной тяжелый меч или молот. Настоящее лицо воина, солдата. Он и как боксер очень жесткий и агрессивный – только за этой внешней стороной не видно, как крутятся в голове шестеренки, движется мысль и опережает-просчитывает то, что собирается сделать соперник. Оно для Дениса и к лучшему.

Лицо его, действительно, выглядит местами, будто прошло через средневековые битвы, где шлем был разрублен ударом топора, а нос отразил просвистевший по касательной тяжелый меч или молот. Настоящее лицо воина, солдата

В ноябре прошлого года я помогал найти ему соперника для очередного боя. Проходного, но такого, что создал бы некоторые трудности. Через моих друзей-боксеров нашелся Дмитрий Адамович, которого Денис бил еще в «прежней жизни», КО 5. Адамович ехать к Лебедеву был рад, но его менеджер не очень хотел идти нам навстречу. В итоге все закончилось благополучно: Лебедев победил, потратив на один раунд меньше, чем раньше, белорус раз 6-7 был на полу, а после боя, пожав плечами, сказал, что можно было и не останавливать – «голова даже не гудела, только после ударов по туловищу печень что-то болела». Что-то в этом духе. Бывают такие боксеры, нарочно не придумаешь. И если бы рефери бой не остановил, Адамович все вставал бы и вставал…

Следующий эпизод – это обшарпанный ДК «Машиностроитель» в Балашихе, где в маленьких залах для занятий музыкальных и изобразительных классов были размещены раздевалки Лебедева и Элисео Кастильо. Как сейчас помню – у Лебедя в раздевалке был бюст Ленина и детские книжки. А у Кастильо – ноты нарисованные мелом на доске и тоже какие-то изваяния. А может, наоборот, нужно те фото поискать. Денис очень нервничал – имя соперника вселяло в него нерешительность и сомнения, а Кастильо слегка насмешливо оглядывал реквизит и ринг на сцене ДК, где шли финальные бои любительского турнира на призы Агеева и словно говорил своим взглядом: «Мурера я побил, с Кличко дрался, американские проспекты от меня все как один бегают. Хотите, чтобы я дрался здесь – без проблем».

Лебедев подстраивался раунда три. Вместе с Беловым искали брешь. И нашли – работая в крайне узком коридоре между локтей и перчаток кубинца, Денис начал всаживать двойки и полуапперкоты. Когда бой был остановлен (победа Лебедя ТКО 5), Кастильо еще долго в непонимании и растерянности ходил в пустом зале по рингу, качая головой и устало размахивая руками. В Великобритании в букмекерских конторах сидят неглупые люди. Маккаринелли в силу своего имени и статуса бывшего чемпиона был небольшим фаворитом, но в цифрах это выражалось смешными значениями, о чем я писал в предыдущем тексте этого блога. И, точно как Кастильо, он так и не понял, какой грузовик его переехал. Гематома – словно его по голове битой лупили, слезы на глазах и приступы тошноты – прямое свидетельство серьезнейшего сотрясения мозга. В первом раунде у него хрустнул нос, а в третьем – рассыпался весь Энцо.

А ведь подумать: год назад – кем был Денис Лебедев? Пусть будет история с продолжением…

P.S.: Залог успеха Хана в бою с Котельником – 878 выброшенных ударов, а не 170 попавших. Он на пределе досягаемости трогал украинца джебом за голову и блокирующие руки, угрожал ударом в разрез, и заставлял бездействовать. Идти сквозь удары Котельник не решался. Хан не давал пауз, все время двигался и, в общем, проблем не испытал. А вот на бой с Хаттоном будет интересно посмотреть. Уоррен и Роуч уже попытались задеть самолюбие Рикки, жаль только он сейчас в больнице время проводит.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.