Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Вера Звонарева: «Я довольна, может быть, двумя-тремя матчами в этом сезоне»

Вторая ракетка мира, двукратная финалистка турниров «Большого шлема» Вера Звонарева в эксклюзивном интервью корреспонденту Sports.ru оглянулась на прошедший сезон, подвела итоги, рассказала о проблемах в туре, обязательных вечеринках для игроков, близких друзьях и кумире детства – Евгении Кафельникове.

Вера Звонарева: «Я довольна, может быть, двумя-тремя матчами в этом сезоне»
Вера Звонарева: «Я довольна, может быть, двумя-тремя матчами в этом сезоне»

– Как предпочитаете, чтобы вас представляли? У вас есть любимый титул?

– Сложно выбрать, но все-таки «бронзовый призер Олимпийских Игр в Пекине» – что-то особенное для меня. Вообще, медаль Олимпиады для любого спортсмена – это предел мечтаний. Поэтому очень приятно, когда меня так представляют и не забывают об этом.

– Согласны с тем, что это лучший сезон в вашей карьере?

– Я довольна тем, как играла в этом году. Но все равно, в теннисе, как и в любом виде спорта, бывают взлеты и падения. Несмотря на то, что я считаю сезон удачным, были и достаточно сложные моменты. Но в целом, я рада, как прошел этот год. У меня были хорошие победы, я стабильно играла. Это очень важно в нашем виде спорта, потому что теннисный сезон очень длинный, и важно показывать результаты на протяжении всего года.

– Вы говорили, что после участия в двух финалах «Большого шлема», у вас появилась дополнительная уверенность в себе. Как это чувство помогает спортсмену?

– На самом деле, это очень важно. Уверенность приходит с победами и опытом. Трудно объяснить, что это за чувство. Скорее всего, это такое ощущение, с которым ты выходишь на корт, и у тебя в голове нет никаких посторонних мыслей, кроме того, что нужно сделать для того, чтобы выиграть этот розыгрыш. Если ты начинаешь думать о чем-то другом : «Ой, может быть, мне чуть-чуть по-другому играть; может быть, соперница быстрее меня; может быть, я подустала» – возникают проблемы, и появляется неуверенность. Когда ты проводишь много матчей и выигрываешь их, подобные мысли исчезают. Просто выходишь на корт и играешь в теннис, получаешь удовольствие.

– Вы сейчас от каждого матча получаете удовольствие?

– Профессиональный спорт – это не всегда удовольствие. Но необыкновенное ощущение после побед, полученный результат после тяжелых тренировок, радость от игры – все это необходимо любому спортсмену. Конечно, иногда сам процесс становления проходит тяжело. Многое нужно делать через не могу. Но бывает и наоборот. Например, когда ты на пике формы – все получается. В такие моменты кажется, что ты летаешь по корту. Так что не всегда все идеально, но чем больше препятствий ты преодолеваешь, тем ценнее становятся победы.

– Можете вспомнить матч, после которого вы были полностью собой довольны?

– Такого, наверное, никогда не было (смеется). Конечно, после некоторых матчей я могу сказать, что играла очень хорошо. Но мне всегда есть над чем работать. Поэтому, чтобы я была полностью довольна проведенным матчем, мне сложно представить. Наверное, если пробежаться по всем моим встречам, то можно выделить несколько. Две-три игры за время всего сезона.

– Если дома будете смотреть телевизор и попадете на собственный матч, станете его пересматривать, анализировать?

– На самом деле, я и так достаточно хорошо помню все свои матчи, чувствую игру. Хотя, иногда, конечно, нужно посмотреть на себя со стороны. Практически после каждого матча мы забираем диски с записью игры. И какие-то моменты, если мне нужно будет, я посмотрю. Но целиком встречу пересматривать не буду.

– Вы всех девушек в WTA-туре знаете хорошо. С кем из них вам неудобно играть?

– Наверное, мои последние встречи с австралийкой Самантой Стосур совсем не получались. Потому что она играет очень мощно, показывает немного мужской теннис с жестким вращением. Мне Саманта доставляла много неудобств. Может быть, это из-за того, что я выбирала неправильную тактику, и тем самым позволяла австралийке играть еще лучше. Но я пересмотрела свой подход, так что надеюсь, что в будущем у меня все получится.

– Изменилось ли к вам отношение в туре после удачного выступления на «Уимблдоне» и US Open?

– Я очень давно и хорошо знаю всех девочек, ведь в туре нахожусь уже лет 10, так что не думаю, что со стороны игроков в мою сторону что-то поменялось. Мы также вместе общаемся, вместе тренируемся. Все понимают, что в спорте бывает как успех, так и провал, и это не сказывается на наших отношениях.

– Недавно прошли выборы в совет игроков WTA, в результате из первой десятки в него вошли датчанка Каролин Возняцки, итальянка Франческа Скьявоне и американки Серена и Винус Уильямс. Почему вы решили не принимать участие в выборах?

– Совет игроков выбирается ежегодно. Там есть определенные правила выбора. Выбираются представители как из первой десятки, так и из первой двадцатки и полтинника. На самом деле, четыре года назад я входила в этот совет. Но в связи с тем, что я пошла учиться, получать второе высшее образование, у меня просто не было бы возможности шесть раз в год приезжать на собрания. Вместе со мной, кстати, тогда в совете были Ким Клийстерс, Винус Уильямс и Мэри Пирс. Сейчас, разумеется, ситуация меняется, и то, что выбрали Каролин Возняцки – это хорошо. Она молодая девчонка, у нее свои взгляды. Я думаю очень важно, чтобы игроки представляли друг друга в туре, потому что принимаются важные решения, важные правила и мнение игроков должны учитываться.

– Может ли совет игроков в ближайшее время реально повлиять на ситуацию, которая сложилась в теннисе – много обязательных турниров, сложный календарь и так далее?

– Помимо совета игроков, есть еще и другие организации – совет директоров турнира, руководство WTA и международная федерация тенниса ITF. ITF проводит турниры «Большого шлема», Кубок Дэвиса, Кубок Федерации и Олимпийские Игры. Между этими организациями и решается, каким будет календарь, какие у теннисистов обязательства. В свою очередь, WTA отстаивает свои права, ее не интересуют гранд слэмы, так как она думает о турнирах, которые проводит, и об их развитии. Соответственно, турниры «Большого шлема» говорят о своем статусе и, естественно, хотят самый сильный состав участников. Тут же приходят игроки, которые разводят руками со словами: «Мы же не можем играть каждый день на протяжении 52 недель и к тому же без травм!». Так что споров много, но все пытаются найти компромисс.

– Каким, на ваш взгляд, должен быть календарь?

– Важно создать такой календарь, где игроки будут обязаны играть турниры, но все-таки смогут выбирать. Ты же не знаешь, где получишь травму, как себя будешь чувствовать. Ну, приболел ты, зачем же ехать с температурой 39, выполнять обязательства, чтобы потом все усугубить и выпасть еще на 2-3 недели. Например, мне до 14 ноября нужно было полностью составить свой календарь и заявиться на целый год вперед. Это сложно.

– Ощущаете разницу между турнирами «Большого шлема» и остальными?

– На самом деле, явные различия в первую очередь видны зрителям. Ведь исторически так сложилось, что гранд слэмы знают все. И такие название как «Ролан Гаррос», «Уимблдон», US Open, Australian Open – всегда на слуху. А для нас игроков, в общем, много и других больших турниров, где собирается абсолютно такой же состав, где создаются такие же условия, где сложнейшие матчи. Все это есть на таких больших турнирах как Индиан-Уэллс, Майами, Пекин, Мадрид. Но если, конечно, говорить об атмосфере, то на гранд слэмах чувствуешь что-то особенное. Каждый из нас понимает, что предел мечтаний любого спортсмена – это играть здесь.

– Общаетесь с молодыми российскими теннисистками, могут ли они подойти к вам за советом?

– Я с удовольствием помогу, если это потребуется. Делится опытом очень важно. Для меня примером были Елена Лиховцева, Анастасия Мыскина, Елена Дементьева, Анна Курникова. И мне было приятно, что я могла подойти к ним, спросить, а они всегда подсказывали мне. Так что я с удовольствием поделюсь советом, если девочкам что-то будет нужно.

– Существует легенда, что Елена Лиховцева была по-настоящему «крепким плечом» практически для всех российских теннисисток. Это действительно так?

– Да. К сожалению, сейчас мы с Леной общаемся не часто. Я видела ее на US Open, мы пересеклись буквально на несколько минут. О Лене я могу сказать только самые-самые теплые слова. Мне повезло, я с Лиховцевой какое-то время играла пару, однажды мы с ней даже отобрались на итоговый турнир. Она тот человек, к которому можно было всегда обратиться за помощью. Лена одна из первых российских теннисисток, которая набиралась опыта в WTA-туре. Можно сказать, что Лиховцева была своеобразной мамой для нас всех.

– Вы двукратная чемпионка турниров «Большого шлема» в миксте. Почему сейчас его не играете?

– Я очень люблю играть микст. Эти два титула для меня многое значат. Я завоевала их с классными партнерами, на US Open c Бобом Брайаном, на «Уимблдоне» с Энди Рамом. Мне бы хотелось продолжать играть в смешанном разряде, но, к сожалению, тяжело прибавить к одиночке и паре еще и микст. Все-таки хочется физически чувствовать себя хорошо. К тому же мужчины играют более мощно, а пару лет назад у меня была тяжелая травма кисти, и из-за этого я, наверное, тоже прекратила играть микст.

– Будете в следующем сезоне продолжать играть пару с Еленой Весниной?

– Да, мне нравится играть с Леной. Самое главное в паре, что мы друг-друга поддерживаем. Никто не скажет в адрес партнера плохого слова. Мы получаем удовольствие. Но, если на турнире «Большого шлема» в одиночном разряде дохожу далеко, чувствую, что физически становится непросто выступать еще и в паре. Так что приходится где-то жертвовать парной комбинацией. В следующем сезоне, в начале года я буду играть пару. Хочется немного почувствовать игровой ритм. Ну а затем по ходу сезона мы с Леной посмотрим и решим все, если я буду понимать, что мне сложно совмещать и пару, и одиночку, может быть придется отказаться от парных матчей.

– Пришлось ли менять подготовку к прошлому сезону с учетом вашей травмы?

– Мы вносили в тренировочный процесс изменения, но не только из-за травмы и операции. Повлиял ещё и опыт. Я работоспособный человек, не могу остановится, если не доведу дело до конца. Раньше могла даже перетренироваться, поэтому и возникали мини-травмы. Так что сейчас с опытом я очень хорошо себя знаю и понимаю, где нужно сказать: «Нет, Вера остановись, достаточно», а в какие-то моменты наоборот заставить себя упорно работать. Я жестко и критично отношусь к себе, теперь мне известна эта черта, так что сейчас можно дать своему организму небольшую слабинку. Главное, это прислушиваться к своему нутру, и думать не о количестве, а о качестве. Естественно, в подготовительный период тренировок должно быть много, но когда начинаются турниры, нужно обращать внимание на то, что именно ты делаешь. Конечно, существуют шаблоны, когда нет соревнований, спортсмены тренируются два раза в день, плюс час-полтора ОФП, когда же начинаются турниры, нагрузки резко падают – полтора часа в день тенниса и немного физических упражнений.

– Итоговый турнир занимает особое место в жизни любой теннисистки. В чем его особенность?

– Итоговый чемпионат любят все, и неважно где он проводится. Ведь цель любой спортсменки в начале года по итогам попасть в восьмерку сильнейших. На самом деле, в Дохе я была много раз, и у нас проводилась очень красивая церемония открытия, девушки пришли в шикарных платьях, затем была отличная фотосессия. Для игроков были организованы разные мероприятия, кто-то ездил на сафари, кто-то посещал музеи арабского искусства. Но у меня, если честно, не было возможности никуда выбраться, потому что мы приехали и сразу стали тренироваться, готовились каждый день, так что сил выезжать просто не было.

– В году много турниров, некоторые из них обязательные, соответственно и вечеринок игроков тоже много. Любите посещать подобные мероприятия?

– Конечно, приятно куда-то выйти. Но, дело в том, что чаще всего эти вечеринки для нас обязательные. Мы должны на них приходить. И, разумеется, когда ставят такие условия, многим просто не хочется никуда ходить. Ведь иногда приятней пойти погулять, сходить в ресторан со своей командой. Но бывают и хорошие мероприятия, с отличной музыкой, где все с удовольствием встречаются, общаются.

– «Обязательные вечеринки игроков» – это своеобразное нововведение?

– Раньше некоторые из них были обязательными. Сейчас практически на каждом турнире вечеринка – обязательное условие. Но это понятно. Привлекаются большие деньги и спонсорам, естественно, хочется видеть игроков не только на корте, но и вне его. И мы это понимаем, ведь без спонсорства теннис просто не будет существовать, как и любой другой вид спорта.

– Как относитесь к тому, что итоговый турнир со следующего года будет проходит в зале, в Стамбуле?

– Конечно, с учетом Кубка Кремля это хорошая новость. Не знаю какие будут условия в Турции, ведь в Дохе нас очень хорошо принимали. К сожалению, трудно было привлечь зрителей, мне кажется итоговый чемпионат этого года больше смотрели по телевизору, чем на стадионе.

– В этом году вы показали достойные результаты. Не чувствуете ответственность за следующий сезон?

– Нет, просто нужно совершенствоваться. Я не смотрю на то, что было в прошлом, главное, что будет впереди. Я знаю, над чем мне нужно работать, чтобы улучшить свою игру, потому что если не буду прогрессировать, это сделают другие. Правильно сказала Ким Клийстерс: «Пока мы здесь с вам разговариваем, появляются новые чемпионы». Я это понимаю. Важно показывать хороший теннис, тогда и все титулы придут.

– Вы всегда говорили, что не обращаете внимание на рейтинг. Сейчас, занимая вторую строчку в мире, тоже не ощущаете этого?

– Если честно, то нет. Я понимаю, что рейтинг – это цифры, которые быстро меняются. Один день ты на вершине, другой – нет. Конечно, мне приятно видеть себя высоко в рейтинге, потому что понимаешь, что тяжелая работа проделана не зря, и все к чему ты стремился, приходит со временем. Но, в любом случае, мне есть куда расти. Хочется чтобы всё всегда было идеально.

– Был ли у вас в детстве кумир, с которым хотели познакомиться?

– Да. Это Евгений Кафельников. Для меня он был чем-то особенным. Я помню, когда подавала мячики на Кубке Кремля, мне выпала честь бегать у сетки и стоять напротив Жени. Это был предел моих мечтаний, я безумно уважала Кафельникова как игрока! Конечно, позже мне удалось познакомится с Женей, а в прошлом году мне представилась возможность сыграть с ним на показательном турнире в Гонконге. Мы играли микст против Стефана Эдберга и Каролин Возняцки, получился потрясающий матч, было здорово, и сидя на переходе на одной скамейке с Женей я ему тогда сказала: «А вот представляешь, десять лет назад я стояла напротив тебя, когда ты играл Кубок Кремля, и подавала тебе мячи, а сейчас, в эту минуту, я сижу рядом с тобой, и мы играем вместе микст против Эдберга и Возняцки!». Это было что-то сверхъестественное (смеется).

– Какой самые необычный подарок сделали вам ваши фанаты?

– Совсем недавно, на турнире в Пекине меня поддерживали российские болельщики, и после игры они подарили мне большую мягкую игрушку, исписанную стихами, причем все стихи были посвящены мне. Так что теперь этот подарок находится у меня дома. Я была очень тронута этим, и после финала мне нужно было сказать пару слов, и после английской речи, я стала благодарить болельщиков на русском.

– Общаетесь со своими поклонниками через интернет?

– Очень тяжело, конечно, следить за всем. Очень приятно осознавать, что у меня есть такая поддержка. По возможности, о том, что со мной происходит я пишу в Twitter. К сожалению, отвечать всем у меня просто нет времени.

– Недавно вы получили награду «Русский Кубок», стали спортсменкой года. В своей речи вы поблагодарили близких, которые были рядом с вами не только в моменты триумфа, но и в самое непростое время. Много ли людей от вас отвернулось, когда была травма, операция?

– Не могу сказать, что люди отворачивались, просто не было внимания. Никто особо не переживал, не писал, что все будет хорошо. Со мной рядом были мои родные, которые помогали мне восстановиться. Их было не так много, и несмотря на мои победы и проигрыши, они оставались рядом. За это им большое спасибо. Им неважно вторая я или 300-я.

– А когда пришли победы, появились «новые друзья»?

– У меня всего несколько близких друзей, они всегда со мной. Но, конечно, когда приходит успех, вокруг появляется много людей, все хотят с тобой общаться, быть ближе. Но стоит проиграть и никто практически не подходит. Да, такое случается, и случается не только в спорте. В любой сфере деятельности, когда человек достигает чего-то, все хотят быть рядом, а когда тебя никто не слышит и видит – окружение становится все меньше и меньше. Но самое главное, мои друзья, мои близкие, которых я знаю на протяжении 20 лет, всегда рядом.

– После того как вы дошли до финала US Open одна газета вышла с примерно таким заголовком: «Звонарева пролетела мимо титула». Как относитесь к подобным глупостям?

– Я стараюсь во время турнира вообще ничего не читать, потому что это отвлекает. А этот заголовок я видела. Конечно, становится обидно, потому что сколько бы ты не выигрывал, чего бы не достигал, все это забывается после одного проигрыша. У нас в прессе как-то очень негативно относятся к малейшим неудачам. Я думаю, что это не совсем правильно. Может быть, мы просто играем очень хорошо, теннис на таком высоком уровне, что просто избаловали российских журналистов, российскую публику своими победами, и все думают, что это так легко и просто – взять ракетку и выиграть турнир. Многие забывают, что для того, чтобы сыграть свой первый профессиональный турнир, нужно было тренироваться 11 лет, по две тренировки, по шесть часов в день. Так что подобные реплики, естественно, неприятны. Все мы выкладываемся и хотим выиграть как можно больше. Но мы люди – не роботы.

– Можете вспомнить самый дурацкий вопрос, который вам задавали?

– (Смеется). Бывают очень странные вопросы. Например, журналист из Дании, который приехал в Доху, делал материал про Каролин Возняцки. И каждый раз, когда я приходила на пресс-конференцию, он задавал вопрос: «А кто сегодня номер один в мире?», я отвечала: «Насколько я знаю – Каролин Возняцки». «А кто будет завтра номером один?» – продолжал он, «Каролин Возняцки», – отвечала я. Все это длилось весь турнир. Он задавал эти вопросы каждую пресс-конференцию (смеется)!

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы