Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Игорь Захаркин: «Мы со Славой, наверное, немножко наивны»

    Бывший тренер сборной России Игорь Захаркин в интервью Алексею Шевченко и Александру Лютикову объяснил, почему жмет руки тем, кто писал против него письмо. А потом поехал покупать билет в Швецию.

    Игорь Захаркин: «Мы со Славой, наверное, немножко наивны»
    Игорь Захаркин: «Мы со Славой, наверное, немножко наивны»

    - Встав сегодня утром, знали, каким будет решение?

    – Поступало ведь очень много сведений. Мы ведь живем в информационном поле – знаем, кто и что говорит.

    - То есть – что бы вы ни говорили, решение было бы таким?

    – Не хотелось бы так говорить. Мы просто предполагали, что решение может быть таким.

    - Фетисов говорит, что слова про игроков, которые горой за тренеров, – это блеф.

    – Мне кажется странным каким-то образом комментировать слова Фетисова. Наверное, это его правда.

    «Я думал, все знают значение слова «пондус», поэтому его и произнес. Это важный термин»

    - Со стороны выглядит так: вы пришли в команду, которая до вас никому не была нужна, сделали ее нужной и после этого стали ненужными.

    – У меня нет такого ощущения. Это сборная России – самая главная команда России. Это наша команда.

    - Создалось впечатление, что вам в вину поставили знание слова «пондус». Не жалеете, что вообще произнесли его?

    – Да ну нет. Я думал, все знают значение слова «пондус», поэтому его и произнес. Это важный термин. Я лично всегда пытался рассказать о том, что мы делаем, как делаем, почему делаем. Может быть, это выглядело нелепо, но я хотел всех сделать соучастниками процесса, приблизить к жизни сборной.

    - Вы не чувствуете, что сами нагнетали все это: то псевдоспециалисты, то полуспециалисты.

    – Просто мы, наверное, немножко наивны. Ни у меня, ни у Славы нет опыта борьбы с кем-то.

    Мимо прошел Александр Якушев, подписавший письмо с требованием запретить Захаркину работать в России. Протянул Захаркину руку – Захаркин ее пожал.

    Прошел мимо Тузик, голосовавший против Захаркина и Быкова. Протянул Захаркину руку – Захаркин ее пожал.

    - Вы здороваетесь с теми, кто подписывал против вас письмо?

    – Я просто вежливый человек. Если мне тянут руку, я ее пожму. Мы люди, это нормально. И я не хочу вставать в позу обиженного или непонятого.

    - Письмо на вас не дохнуло семидесятыми?

    – Я читал очень много литературы о периоде, когда человек не был свободен в том, что он говорит и подписывает. Когда я увидел это письмо, мне стало немножко стыдно за то, что история повторяется. Я думал, что общество переросло подобные методы воздействия. Жаль.

    - Нет ощущения, что если бы не ваши высказывания, то вы с Быковым сохранили бы посты?

    – Нет. Это просто был повод. То письмо было спланированной акцией. Травля, наветы, глупости.

    - Читали расследование о вашей работе в Швеции?

    – Это чушь полнейшая. Вот это мне очень было неприятно. К счастью, мы живем в информационном поле. Можно найти заметки обо мне в шведских газетах. В частности, один человек выложил вырезку из газеты, в которой сказано о моей работе консультантом Томми Сандлина в «Брюнесе». Это, к слову, умнейший человек – и я горжусь тем, что работал с ним. При первой же встрече он мне сказал: «Если хочешь, ты можешь разговаривать с ребятами». То есть не ставил передо мной никаких барьеров. А то, что обо мне не сказано на сайте, так консультантов обычно не указывают в списках. Томас просил, чтобы я записывал свои размышления, – потом сам их читал и вывешивал в раздевалке для игроков. Если покопаться в архивах, то можно найти интервью руководителей «Мункфорса», которые вообще говорили: «Мы готовы платить Игорю любую зарплату, потому что он работает на пользу нашего клуба, развивает его». Я горжусь своей работой в Швеции.

    - Сейчас вы действительно настолько дорогие тренеры, как пишут?

    – Я не знаю, что такое дорогой, что такое дешевый. Сколько специалисту предлагают, столько он и стоит. Если бы я не стоил этих денег, мне бы их никто не дал. Это же очевидно.

    «Сколько специалисту предлагают, столько он и стоит. Если бы я не стоил этих денег, мне бы их никто не дал»

    - Как думаете, надолго растянется ваш отпуск?

    – Не думаю об этом. Мы живем хоккеем. Мы сейчас сидели несколько часов в кабинете, появились новые идеи. Как, например, развить у игроков быстроту реагирования. Это очень важно, потому что у игроков сейчас нет времени обрабатывать шайбу. Ему моментально надо принять решение. Новые идеи мы будем внедрять. Теперь вопрос – где.

    - Есть люди, с которыми ни при каких обстоятельствах не поздороваетесь?

    – Даже не знаю.

    - Кожевников?

    – Кожевников – это надуманная персона. Мы семь лет работали в России – и вот вдруг в этом году я услышал о том, что есть Кожевников. Ну, есть он и есть. Да, когда-то играл в хоккей, а хоккеистов очень много.

    - Крикунов?

    – Я думаю, тренер не может так высказываться о коллеге.

    - Гимаев?

    – Мы с ним переговорили недавно. Думаю, у нас было просто недопонимание.

    - Сейчас Быкова зовут на клубную работу – одного. Вы ему говорите: «Слава, иди»?

    – Да я сразу ему сказал – если проблема во мне, то считай, что и нет никаких проблем. Я ведь не прицеп.

    - Когда прилетите в Швецию?

    – В воскресенье. Сейчас мне надо как раз выкупить билеты.

    - Обратного билета нет еще?

    – Почему же. 2 августа.

    *Алексей Шевченко – корреспондент «Спорт. День за днем». Александр Лютиков – корреспондент PROспорт

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы