Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Когда ломаются клюшки

    Победный крик Виталия Мутко, силовой прием против Яромира Ягра, мудрость Сергея Федорова, неожиданный конкурент Александра Овечкина и Александр Семин, которого на льду зовут по фамилии – в репортаже Ивана Калашникова с ванкуверской арены Canada Hockey Place.

    Когда ломаются клюшки
    Когда ломаются клюшки

    ***

    «Я заплатил за билет 1000 долларов», – рассказывал телеведущему довольный и ужасно важный чешский болельщик. Часть потраченных им денег окупилась еще до начала игры – сначала пытавшийся влезть в камеру сосед облил ведущего пивом и спровоцировал минутное улюлюкание стадиона, а затем на машине для закатки льда на арену выехала крашеная блондинка с завивкой. Чех был счастлив. Результат матча его, похоже, не волновал – и, в общем, понятно почему. Процесс намного важнее.

    ***

    За 15 минут до начала игры Устюгов выиграл масс-старт. Российские журналисты запустили по пресс-центру победный вопль, который докатился до Виталия Мутко. «Женька!» – отрывисто, но очень громко выкрикнул министр спорта, будто дал победный залп. Заряд Мутко был мощным – не иначе, долго зрел.

    ***

    Ударная тройка Овечкин – Малкин – Семин начала игру примерно так: Малкин проиграл самое первое вбрасывание, Малкин и Овечкин протерли соперниками плексиглас, Овечкин убежал один на один, но не забил. За пять минут до конца первого периода ударная тройка с помощью Дацюка реализовала большинство: Ягр сгреб в охапку и нашего хоккеиста, и судью, сел на две минуты, а Малкин забил броском с острого угла в подмышку Вокоуна. Американская болельщица, видимо, коротавшая время в ожидании суперматча Канада – США, подняла плакат «Ovechkin, marry me!», на обратной стороне которого было такое же предложение, адресованное Аполло Антону Оно. Хорошо, что Овечкин не умеет читать плакаты насквозь – а то бы следующий его силовой прием состоялся уже на льду Pacific Coliseum, где проходит шорт-трек.

    ***

    Во втором периоде наши часто теряли и ломали клюшки – с Дацюком это случилось два раза, и потом он смешно расталкивал соперников руками. Когда же клюшка улетела из рук Калинина при игре в меньшинстве, Сергей Федоров спешно сунул ему свою – а сам рванул вперед, ложиться под броски. Если долго смотреть на этого человека на льду, как будто наполняешься мудростью. И плевать, что это он оставил нас втроем, когда чехи сравняли счет.

    ***

    В какой-то момент, когда хоккеисты перестали удаляться, а Радулов еще не доигрался до голевого паса и анти-Зиновьевского силового приема, игра успокоилась – и ее попытался оживить стадионный музыкант, внезапно заигравший на своем органчике вместо стандартных «трам-пам-пам» конъюнктурную «Paparazzi». Арена взревела, забыв про хоккей, а натворивший дел человек призадумался – и решил в перерыве компенсировать свою фривольность старой песней Дэвида Боуи.

    ***

    Сидящему рядом словацкому журналисту, как капитану Смоллетту из «Острова сокровищ», не нравилось решительно ничего – голы русских, голы чехов, кофе, сэндвичи и даже мой ноутбук, закрывавший ему треть монитора, на котором крутили повторы. Но особенное раздражение у него вызывало четырехстороннее табло под крышей арены, где все сообщения дублировались на французском (я уже писал, что это сознательная политика организаторов игр). Когда после гола Козлова и надписи «Goal» появилась надпись «But» («гол» по-французски), окончательно рассерженный словак вскричал: «Goal but what?!» – видимо, ожидая завершения фразы.

    ***

    В третьем периоде публика дождалась того, что в Ванкувере, да и во всей Северной Америке называют moneyshot – того самого момента, за который были заплачены деньги и который полностью оправдал ожидания от игры. Отличилась, конечно же, ударная тройка – Овечкин встретил Ягра на красной линии силовым приемом (чей-то вопль из пресс-ложи «Цвай минутен!» потонул в общем одобрительном гуле), Тютин швырнул шайбу Семину, а тот отдал Малкину. Гол – и после такого чехи уже не должны были выигрывать. Канадские операторы, кстати, не торопились ловить Малкина в объектив, снова и снова показывая Овечкина, Ягра, снова Овечкина и Быкова, хлопающего Овечкина по плечу.

    ***

    Пока Радулову замораживали ступню, куда попал чешский щелчок, Семин с Овечкиным выкатились на ворота, и Овечкин истошно, на всю арену заорал «Семин!» – именно так, назвав партнера по фамилии. Ее и так уже знают, наверное, все – но после игры иностранные журналисты повторяли «Се-мин» особенно часто, удивляясь тому, как этот парень сумел соответствовать запредельному уровню своей тройки.

    Интересно, слова Овечкина про журналиста в его звене можно считать комплиментом Семину?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы