Сергей Герсонский: «Непонятно, почему мне не могут заплатить положенное»

Бывший главный тренер омского «Авангарда», уволенный со своего поста в середине сентября, утверждает, что клуб отказывается выплачивать ему компенсацию, положенную по условиям контракта.

«Когда зимой прошлого года я подписывал контракт с «Авангардом», уже предполагал, что всякие ситуации возможны. Сначала говорили, что берут на один срок, а на деле все может выйти иначе. В такую ситуацию я уже в Омске попадал. Поэтому контракт был составлен так, что в случае его разрыва работодателем тот должен выплатить компенсацию за весь срок действия соглашения – 75% от суммы.

На следующий день после увольнения встретился с президентом клуба Константином Потаповым. Он предложил мне заплатить только за 3 месяца. На это я ему ответил, что все наши отношения закончены.

После была еще одна встреча с Потаповым. На ней он говорил уже совсем другое. Клуб может выплатить 75% месячной зарплаты. Когда мой агент составлял соглашение, там четко была прописана компенсация за весь срок действия контракта. А сейчас возник вопрос трактовки. Две недели назад я обратился в гражданский суд. Оттуда мне пришла повестка, слушание дела состоится в самое ближайшее время.

В 2003 году у меня вообще не было ни контракта, ни трудового договора. Просто существовала договоренность с президентом клуба. Я был моложе и не все мог продумывать. Прежде чем перейти в «Авангард», я долго советовался и с Константином Потаповым, и с Анатолием Бардиным. Согласился только тогда, когда получил от них гарантии, что смогу работать с командой 2,5 года. На этот срок контракт и подписывался.

У меня была перспективная работа. В Омск я пришел из Уфы, не из самой последней команды лиги. Ради чего? Чтобы меня выгнали через полгода? Согласился, потому что Омск стал для меня родным городом. Не сложилось в первый раз – ничего страшного. Очень хотелось вернуть в «Авангард» омских ребят, которые находятся на ведущих ролях в других клубах.

Я профессиональный тренер. Прекрасно понимаю, что если тебя берут на работу, то могут и уволить. Это нормальная ситуация. Другой вопрос, что мне не дали здесь работать. Мы провели всего шесть матчей. Да, четыре из них проиграли. По идее, что тут страшного? Нельзя создать команду за один день, и за месяц нельзя. В «Авангард» пришли много игроков из других клубов, они попали в новую обстановку. Мы искали варианты, наигрывали разные составы. Шла работа, но поддержки со стороны руководства не было.

Не скажу, что чувствовал какое-то давление. Нормально работали, но какое-то влияние на игроков эта информация все равно оказывала. Например, Клепиш в свои ворота забросил. Не думаю, что он это специально сделал. Эмоциональное напряжение заставило его так поступить.

Команды по-разному готовятся к сезону. У одних функциональная подготовка ведется с тем расчетом, чтобы мощно провести старт, другие делают ставку на середину чемпионата, третьи – на концовку. Мы специально делали так, чтобы в сезон команда вошла чуть-чуть неготовой. Ведь уровень мастерства у ребят высокий, и за счет игр они наберут спортивную форму. В это время не нужно форсировать события, а спокойно играть в четыре звена каждый матч.

Думаю, при таком подходе команда вышла бы на приличный уровень через месяц после старта чемпионата. Но руководству не хватило терпения. Я догадывался, что игра с «Трактором» может стать для меня последней в качестве главного тренера «Авангарда». Накануне 10 минут беседовал с Константином Потаповым. Он мне рассказал, что руководство на самом верху недовольно игрой команды. Навесили на меня всех собак: комплектование проведено плохо, рисунка игры нет, функционально команда не готова. А эти «неготовые» хоккеисты потом 7 матчей подряд выиграли.

В 2003 году мы проводили предсезонную подготовку в жесточайшем режиме. И тогда опытные игроки возмущались, что им приходится выполнять ту же работу, что и молодым парням. Тогда хоккеисты не верили, что такой объем работы может принести успех. Отсюда появились обиды. В этот раз ничего подобного не было. Никаких противоречий не возникало.

Обиды никакой нет. Недавно с Потаповым встретился в магазине, нормально поговорили. Люди приняли такое решение – ничего, бывает. Почему только мне не могут заплатить положенное – вот что непонятно. В интернете читал, многие смеются, что я остался без средств к существованию. Мол, работал главным тренером, а денег не скопил. А я все деньги отдал на строительство коттеджа. Шесть лет над ним работаю, но так и не доделал. Сейчас живу в 26 километрах от города в недостроенном доме. Но ничего – жить можно», – сказал Герсонский в интервью «Комсомольской правде-Омск».

Материалы по теме


КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.