android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Павел Дацюк: «Я безобидный букашка»

Павел Дацюк наконец-то стал чемпионом мира. Во время летнего отдыха 13-й номер «Детройт Ред Уингс» признался, что предпочел бы говорить не о хоккее, которому отдал уже не один сезон и посвятил много слов и мыслей. Об интересах помимо работы, увлечениях и разговоре с Черчиллем, а также о шапочках, женщинах и России Павел Дацюк рассказал Марье Михаленко в эксклюзивном интервью Sports.ru.

Павел Дацюк: «Я безобидный букашка»
Павел Дацюк: «Я безобидный букашка»

«Идиот»

- Малкину нравится сериал «Реальные пацаны». А вам?

– Нет. Какой сериал я люблю? Мне понравились «Ликвидация», «Жизнь и приключения Мишки Япончика». Еще «Идиот» сильно впечатлил.

- То есть не молодежные типа «Интерны», «Универ»?

– Нет-нет, такое даже не смотрю, честно говорю. Времени нет. Вот «Идиот» очень понравился. Посмотрел. Потом пересмотрел еще раз. Сейчас хочу обратить свое внимание на сериал «Молодая Гвардия».

- Я не видела «Идиот». Что в нем вас зацепило?

– Как сыграл Миронов. Просто потрясающе. В этом сериале реальные ситуации отражены. Жизненные. Миронов играл главного героя. Меня очень впечатлило его отношение ко всем. Как он всех любил, боялся обидеть. Был такой простой. И Машков сыграл замечательно. Ради любви был готов убить. И терпел все…

«Я вашу книгу не читал»

- Помимо просмотра сериалов, чем еще занимаете себя в свободное время?

– Общаюсь с друзьями, когда оно есть. Его не так много. За долгое время в Америке не хватает общения на русском языке. Еще мне нравится в кино сходить, книжку почитать.

- Джером Сэлинджер говорит, что хороший писатель – это тот, кому хочется позвонить после прочтения книги. Чей номер вы бы набрали?

– Ну, у меня не было желания «позвонить». Но хотел бы пообщаться. Робин Шарма. Я не знаю, о чем бы я с ним говорил, но мне хотелось бы с ним пообщаться после того, как я прочитал несколько его книг. Уже нереально, конечно, но после прочтения некоторых биографий хотел бы еще встретиться с людьми, пообщаться. Было бы интересно просто с ними поговорить.

- С кем, например?

– С Черчиллем. Мне симпатичны его высказывания.

- Мне тоже.

– У вас есть любимое выражение Черчилля?

- Их много. Навскидку: «Успех – это еще не точка, неудача – еще не конец. Единственное, что имеет значение, – это мужество продолжать борьбу».

– У меня тоже есть несколько выражений. Одно из них: «Ничто не мотивирует так, как когда в тебя стреляли и промазали». В этой цитате вроде и смысл, и шутка... И еще одна. Когда Черчилль ехал в автобусе, женщина ему говорит: «Ты же пьяный». Он отвечает: «Я пьяный. Завтра я стану трезвым. Но ты страшненькой останешься навсегда».

- Вспомнила еще: «Я извлек из выпивки больше, чем выпивка – из меня». «Я оптимист. Не вижу особой пользы быть чем-то еще».

– А вот, кстати, цитата про книгу. Вы сказали: «Писатели, которым хочется позвонить...» Когда у Черчилля кто-то спросил: «Вы читали мою книгу?» Он ответил: «Я читаю только ради удовольствия или ради пользы. Я вашу книгу не читал».

140 символов

- Вы читаете твиттер?

– Нет. Думаю, на данный момент это одно из самых популярных средств для продвижения своего имиджа или каких-то новостей. Так же, как раньше был фейсбук. Сейчас будут еще какие-то сети. Но у меня твиттера нет.

- Нет желания умещать свою жизнь в 140 символов?

– Я даже не думал, чтобы что-то написать там. Хотя, может быть, я-то и смог бы. Я ведь не многословен.

- А фейсбук у вас есть?

– Да. Фанатская страничка. Если есть необходимость, могу там пообщаться с болельщиками, с друзьями.

«Душа болит» по России

- В Америке некрасивые женщины?

– Вы знаете, везде красивые женщины. Без вас нам бы было очень нелегко, нереально. Но в России, я думаю, самые-самые красивые, милые, стройные, очень женственные, сердечные.

- И по характеру?

– Разные бывают.

- Как вы воспитываете свою дочку?

– Она находится в Екатеринбурге, а я – в Америке. Так что, все на маме. Я только могу что-то пока подсказать. Конечно, ей не хватает папы. У нее тоже время тяжелое. Слишком занята школой. И возраст сейчас такой… Подружки, телефоны… Учеба.

- Хотите, например, чтобы она обязательно музыкой занималась?

– Да, хотел бы, чтобы она играла на пианино. Чтобы хорошо пела. Не была актрисой, певицей, а просто хорошо пела. Мне это нравится. Она сейчас занимается танцами – пускай. Это мне тоже по душе. А музыкальные уроки у нее есть в школе. Хотя хотелось бы, чтобы дочка плотнее этим занялась.

- У вас есть любимая песня?

– Да. По-моему, она называется «Гусарская». Там много «гусарских», если вы хотите найти ее. Слова, кажется, такие: «По жилам кровь бежит, а не квас…» Еще нравится песня «От темна до темна».

- В Америке удается это попеть?

– Мне нет. С моим голосом – только слушать. Причем, тихонечко слушать и смотреть не моргая. Но я бы получил огромное удовольствие, если бы у меня было больше возможностей и моментов посидеть где-то у костра и послушать дворовые песни под гитару в теплой компании. В Америке такого не получается.

- Максимум – в раздевалке что-то послушать?

– Да там такая музыка… Понятно, что для мотивации.

- Вас все к русскому тянет.

– Так… Как говорят: «Душа болит». И об этом она все время просит. Сжимается. Хочется пообщаться, что-то русское поделать. Борща поесть. Конечно, дом – это дом.

Бэкхэнд пропал, а форхэнд еще не нашелся

- В теннис до сих пор играете?

– Да. Но только на грунте, чтобы избежать травм. Раньше у меня здорово получался бэкхэнд с двух рук, по-хоккейному. Но сейчас почему-то это исчезло. Когда я играл, соперники мне все время говорили: «У тебя только бэкхэнд хорош…». Я стал уходить на форхэнд. И бэкхэнд пропал, а форхенд еще не нашелся.

- Против кого играете?

– Летом с хоккеистами. А в Детройте у меня есть друг, узбек, он постарше, давно там живет. Не сильно играет, но хорошо мячик в игре держит. Я, получается, тренируюсь на нем.

- Попадаете в корт?

– С ним – да. Потому что он все-таки уже не молод. У меня скорости больше. А вот у Валтери Филппулы я еще ни разу не выиграл. Он крутит хорошо, если ты ему отобьешь простой мяч, то приходится тяжело. Финн здорово попадает. Иногда, бывает, отбиваю на другие корты, потому что не успеваю.

- С профессионалами играли?

– Нет. Я пару раз ездил на US Open. Оба раза попадал на Федерера с Мюрреем. Очень понравилось посмотреть вживую. В то время Федерер еще был первой ракеткой, самые лучшие его годы. У Роджера техника, конечно, замечательная. Но больше всех мне нравится Надаль. Он работяга.

- Женский теннис воспринимаете?

– В коротких юбках – конечно. Воспринимаю, но не так. Не то это.

Некуда класть шапки

- Ваше чувство юмора сложно выразить на английском?

– На самом деле есть проблема. Какой-то барьер. И не хватает словарного запаса. Русский юмор тяжело перевести в точности. Но ничего, я приезжаю в Россию, здесь стараюсь раскрепоститься.

- А там что-то пытались перевести?

– Я пытался перевести анекдоты, но не все они доходчивы.

- Как реагируют в раздевалке? Молчат или делают вид, что поняли?

– Нет, ну я не то, что встал перед всей раздевалкой и начинаю Задорнова переводить… А так… У нас много в команде европейцев, стараюсь им объяснить какие-то веселые шутки. Или просто по теме что-то. Кто-то понимает.

- Кто в «Ред Уингс» больше всего любит сотворить что-то?

– У нас, в основном, безобидно шутят. Какую-то фотографию сделают, например. Или, был случай. У одного хоккеиста из нашей команды маленький размер обуви. А ему принести баскетбольные ботинки 48 размера – поставили. Еще, бывает, кто-нибудь забудет шапку в автобусе или в ресторане. Ее кто-то из ребят возьмет и не отдает, пока зима. А возвращают летом, когда уже тепло.

- Вы тоже забираете чьи-то шапки?

– Нет. Мне некуда класть. У меня нет столько места – хранить эти шапки.

- У кого больше всего шапок в команде?

– Не знаю, все скрывают. Потом подкидывают незаметно. И опять же никто не в курсе, кто чью шапку брал.

- С вами случалось такое?

– Нет. У меня все еще шапка на завязочках. На резиновых. И варежки тоже. Я до сих пор так ношу.

Безобидный букашка

- А с фотографиями что делают?

– Бывает, попадется картинка – кто-то очень похож на человека на фото. Или подходит к игроку по смыслу. Делают – вставляют лицо туда. Очень смешно получается.

- Ваше вставляли?

– Нет. Я, видать, ни на кого не похожу, слава Богу.

- Еще не нашли такого.

– Нет-нет. Я сказал, не надо мне таким заниматься. Был очень недоволен, поэтому меня пока обходят стороной.

- А вы сами что-нибудь кому-то устраиваете?

– Нет. Честно. Я безобидный букашка.

- А Франзен какой? Вы-то его лучше знаете, чем мы. Но на чемпионате мира против сборной России он играл очень жестко…

– Да, чуть лучше знаю. Нормальный парень. Хороший. Что-то против нас он все… Наверное, хотел проявить себя при домашних трибунах. Болельщики его подталкивали. И он все придумывал какие-то добивания... Состояние, может быть, у него настолько эмоциональное было в тот момент.

- В раздевалке он спокойнее?

– Бывает, конечно, что-то переживает, но… Вроде, уравновешенный.

- Некоторые говорят, что шведы странные.

– Не замечал. Вот Зеттерберг красавчик! Хороший игрок, человек хороший, отзывчивый. Мы с ним, можно сказать, командные братья. Он на год позже меня пришел, а после мы все время вместе. Помогаем друг другу.

- Самое удивительно знакомство в вашей жизни?

– Их много. Да и я все к тому, что если чего-то захочешь, о чем-то думаешь сильно, то эти знакомства происходят. Ты этих людей встречаешь. Подумаешь, что тебе надо с кем-то встретиться из этой сферы, и ты с ним встречаешься. Мы говорили о писателях. И я верю, что я с ним встречусь. Я увижу его. Надо только будет не заробеть и подойти.

- А можете заробеть?

– Смотря какая ситуация. Может быть, и да.

«Иногда правду говорят, но это даже неинтересно слушать»

- Экстрим вас не привлекает?

– Я хотел бы прыгнуть с парашютом, честно. Но пока не делал этого. Плавал с аквалангом. Было здорово. Еще мне нравятся мотоциклы, но садиться на них, посмотрев, что вокруг происходит, нет желания. Скорости я побаиваюсь. И к автомобилям отношусь без фанатизма.

- Какой марки была ваша первая машина?

– «Лада» восьмерка. У нас в команде было двое молодых ребят – я и мой друг Леха Булатов. У нас были контракты, по-моему, на два года. Нам дали машины – две восьмерки. Вишневых. Они стояли там целый год, но потом Герман Викторович Скоропупов выделил их нам.

- Герман Скоропупов рассказывал, что как-то вас отправили к Крикунову просить клюшки для команды. Тогда ведь и с ними была напряженка. Но Владимир Васильевич вам сказал: «Паша, сначала играть научись…». Даже вам отказали. Правда?

– Да. Были такие тяжелые времена.

- Вспоминаете?

– Хотя было и сложно, но благодаря этому у меня появились стержень и характер. В то время мы играли без зарплаты. Всегда чего-то не хватало. Сейчас, конечно, с НХЛ это не сравнить. Но, думаю, каждый обжигается на своем огне.

– Вас когда-то называли бесперспективным.

– Мы, раки, упертые. Иногда люди правду говорят, но нас это скорее заводит, чем беспокоит. А в то время я даже не думал: перспективный или нет. Нас, молодых, Владимир Васильевич очень серьезно нас готовил в хоккейную жизнь. И задача была одна – выжить. Дожить до следующей тренировки (смеется).

Когда я попал в команду, у нас вся предсезонная подготовка была направлена на «физику». Те три года многое мне дали. Я очень благодарен. И, конечно, скучаю по этим сборам. Не знаю, смог ли я бы сейчас это выдержать или нет, но тогда мне сразу поставили фундамент.

«Надо обязательно выпить или не пить»

- Крикунов обращался Гавлату: «Мистер Гавлат, перед вами тут что, все расступаться должны…»?

– Он мог сказать что-то не только Гавлату, любому. У него в команде нет авторитетов. Все выполняют одну задачу. Хватало, конечно, и хорошего, и плохого – эмоционального. Но, слава Богу. Меня это сделало тем, кем я стал.

- Владимир Васильевич как-то Конькову сказал: «Да иди ты уже напейся, сколько можно педали крутить». Вам не предлагали?

– Да нет. С моим здоровьем тогда… Если еще напиться… То я не знаю…

- Вообще употребляете алкоголь?

– Умеренно. Не такой большой противник, что прямо не пью вообще. Употребляю в легких формах, не секрет. Бокал-два вина или пива. Летом, в хорошей компании. На день рождения. Почему нет.

- После игры?

– Когда как. Если есть время, компания.

- Это не для вас – пойти во время плей-офф выпить?

– Да я могу и в плей-офф выпить бокал-два вина, пива. Все это рутина такая... Могу выпить, могу – нет.

- Спортсменам же в любом случае надо расслабляться. Нервничаете, нагрузки большие.

– Ну, разговаривать с корреспондентками – расслабляться. Это все по самочувствию, по желанию. Здесь нет никакой волшебной системы «надо обязательно выпить» или «не пить».

«Золотая рыбка»

- Рыбалкой по-прежнему интересуетесь?

– Это хобби. Вид отдыха, когда можешь посидеть в одиночестве, забыться, подумать о чем-то, помечтать. Уходишь от шума, гама, от всяких ненужных мыслей, «интернетов» и телевизоров.

- Как истинный рак.

– Да. Это интересно. Мне это детство навевает… Рано утром на берегу или на лодке сидишь в лесу, когда тишина, никого нет. Птицы чирикают. Сидишь, смотришь на воду, которая течет в речке… И приходит какое-то приятное умиротворение. Эта картинка из детства осталась. Папа часто брал меня на рыбалку. Мы ездили вместе с друзьями.

- Самая большая рыба, которую поймали?

– Это, наверно, золотая рыбка – моя дочь. А так… Надо здесь как рыбак говорить – вот такая (широко разводит руки в стороны). Наверно, или щука или нельма. Прошлым летом поймал. А вообще было много, но небольших.

Комплимент

- Брызгалов рассуждает о вселенной. А вы о чем?

– О ядре, значит. Если он взял верх, то я возьму низ. О ядре Земли. Да я о чем? О чем спросят, о том и рассуждаю.

- А если сами?

– «Как дальше жить…» Много мыслей. Уже пройдена одна ступенька – мужчина задумывается: «Туда ли я иду, то ли я делаю. А надо ли мне это…».

- Фраза, с которой идете по жизни?

– Их несколько. «Делай добро и бросай его в воду». «Терпение и труд все перетрут». «Не нужно быть важным, важно быть нужным». И сейчас еще одна новая. Мне недавно прислали, понравилась: «Кто хочет все и сразу, тот получает медленно и ничего».

- Как вы их находите?

– По-разному. И читаю, и слышу где-то в разговорах.

- Знаете, не каждого хоккеиста спросишь – и чтобы он тебе сразу процитировал Черчилля.

– Спасибо. Все-таки за час общения я добился от вас комплимента.

- А вы хотите все и сразу?

– Нет. Так не бывает. Все только через работу.

Фото: Елена Руско, РИА Новости/Алексей Филиппов, Fotobank/Getty Images/Isaac Brekken

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы