Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

В хоккей будут играть настоящие мужчины

В августе состоится заседание коллегии ФХР

В эти дни в России с официальным визитом находится генеральный секретарь Международной федерации хоккея Ян-Оке Эдвинссон. Швед проводит инспекцию катков, на которых будут играть хоккеисты на чемпионате мира, гостиниц, где им предстоит жить, и дорог, по которым их станут возить. На промежуточной пресс-конференции (визит еще продолжается) Эдвинссон сразу сказал, что с большой теплотой относится к России, поэтому публичной критики от него ждать не стоит, тем более в той области, которая является, по его мнению, внутренним делом российского хоккейного ведомства.

Понятно, что речь шла о разногласиях, назовем их так, между президентом Федерации хоккея России (ФХР) Владиславом Третьяком и руководителями ряда российских клубов. Все сто с небольшим дней, которые Третьяк возглавляет российский хоккей, в его адрес не стихает критика. На первый взгляд, в этом нет ничего плохого. Конструктивная критика, в конце концов, один из двигателей прогресса. Тем более что критикуют те, кого трудно заподозрить в нелюбви к хоккею. Но складывается такое впечатление, что как раз конструктивного элемента в этой критике или нет вообще, или он, этот самый элемент, так глубоко спрятан, что разглядеть его трудно. И самое интересное, что критики недовольны теми решениями, которые принимались либо вообще до прихода Третьяка в хоккейные президенты, либо при нем, но единогласно коллегией ФХР. По сути, недовольны они, получается, своим собственным голосованием. Больше всего Третьяку сегодня достается за сокращение числа команд - участниц плей-офф будущего чемпионата (с 16 до 8) и за введение налога на импортных игроков. Обструкция за роспуск Профессиональной хоккейной лиги идет отдельной строкой, есть еще ряд пунктов, но самое главное - все почему-то уверены, что Третьяк пришел лишь за тем, что бы выиграть домашний чемпионат мира. И на этом его президентство должно закончиться. Сам Третьяк, пока не участвуя в публичном диалоге, невольно подыгрывает своим оппонентам. Его молчание они воспринимают либо как свою правоту, либо как его неуверенность в своих силах. Забывая при этом, что еще в самом начале своего президентства Третьяк четко обозначил свои шаги и не менее четко назвал причины, по которым эти шаги он будет делать. На этом Владислав Александрович посчитал, что разговор исчерпан. Но аппаратные игры идут по своим правилам, и публичного диалога Третьяку, скорее всего, не избежать. Придется еще раз объяснять, что и зачем он делает, и зачем и насколько он пришел. Пока же за Третьяка говорит генеральный директор ФХР Сергей Арутюнян. На той самой пресс-конференции, где Эдвинссон признавался в любви к России, Сергей Арутюнян по долгу службы также присутствовал. Его меньше спрашивали о готовности московского и мытищинского катков к чемпионату мира, а больше как раз о том, чем и когда все закончится. Генеральный директор ФХР спокойно прокомментировал: "Не вижу в сложившейся ситуации ничего сложного. Да и ситуации как таковой не вижу тоже. Идет нормальный рабочий процесс, который завершится значительно раньше, чем начнется очередной чемпионат России". По убеждению Сергея Арутюняна, человека молодого, все происходящее имеет исключительно человеческое объяснение. Амбициозные, честолюбивые и, главное, состоявшиеся мужчины (владельцы и тренеры ведущих российских клубов) посчитали, что кто бы ни был новый президент, даже такой уважаемый, как Третьяк, ничего хорошего он в сложившуюся систему привнести не сможет. Положение дел осложнилось еще и тем, что после ухода Александра Стеблина в хоккейной федерации не могла не возникнуть борьба за власть. Свято место, как известно… Она и возникла.

В пылу борьбы функционеры приход Третьяка не заметили. А заметив наконец, стали соответствующим образом реагировать на все нововведения. Но по большому счету никаких новшеств Третьяк и не думал вводить. Он сам это не раз подчеркивал. Да, перед ним поставлена задача - выиграть домашний чемпионат мира. Да, приоритетом его работы будет сборная страны. Но не в ущерб клубам, а с их помощью и при их непосредственном участии. Сильные клубы - сильная сборная. Именно в такой последовательности. Да, у Третьяка мало опыта руководящей работы. Но более чем достаточно опыта хоккейного. Даже оппоненты Третьяка, тот же генеральный директор магнитогорского «Металлурга» Геннадий Величкин, считают, что Третьяк сложившийся политик, способный разобраться и разрешить любую ситуацию, "несмотря на отсутствие этого самого руководящего опыта". "Все, что происходит сегодня в федерации хоккея России, иначе как болезнью роста я назвать не могу", - добавил Величкин.

Так что, по мнению Сергея Арутюняна, все что нужно - это встретиться и раз и навсегда решить все вопросы. На 11 августа намечено заседание коллегии ФХР. Там будут и Третьяк, и его противники, и его немногочисленные сторонники. Скорее всего, там все и прояснится, в том числе и с новым главным тренером сборной, и с тем, как дальше будет взаимодействовать российский хоккей с НХЛ. Именно по этим двум пунктам на сегодняшний день нет абсолютной ясности. Все остальное - рабочие моменты, которые в рабочем же порядке и надо решать.

На сторонний же взгляд все случившееся в руководстве хоккея страны имеет еще более человеческое объяснение. «Дедушки» российского хоккея просто-напросто устроили своеобразную проверку на прочность другому такому же «дедушке», но вновь прибывшему. В любых мужских коллективах это обычная практика.

Валерий ВИНГУРТ

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы