android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Якуб Петружалек: «Планшеты по раздевалке у нас не летают»

Чешский форвард , ставший открытием сезона в КХЛ, в интервью Sports.ru рассказал, насколько неожиданным стал для него такой успех, почему в НХЛ его никто не ждет, а также вспомнил ужасное происшествие, случившееся с ним в Америке, и признался, что так и не закончил среднюю школу.

Якуб Петружалек: «Планшеты по раздевалке у нас не летают»
Якуб Петружалек: «Планшеты по раздевалке у нас не летают»

Никаких сверхзадач

– Якуб, вы стали открытием сезона в КХЛ. Помните, когда только вернулись из США, заявили, что хотите сделать себе имя в Европе. Могли представить, что это выйдет так быстро?

– Если честно, никогда не загадываю на будущее. Не в моих правилах ставить перед собой какие-то сверхзадачи, строить грандиозные планы. Следовательно, у меня нет больших ожиданий. К тому же, сомневаюсь, что три года – такой уж быстрый срок, чтобы сделать себе имя. Но я определенно рад своему нынешнему положению.

– Считаете, задача выполнена?

– Лучше, если другие скажут – получилось у меня или нет. Той фразой я хотел сказать, чтобы люди из хоккейных кругов и не только воспринимали меня в первую очередь как хоккеиста, который что-то умеет, который из себя что-то представляет, может играть на самом высоком уровне. А не просто как мальчишку, который поехал покорять Америку и спустя некоторое время вернулся обратно.

«Не ставлю перед собой глобальных целей. Зачем забивать голову ерундой?»

– Значит, добились своего. Если бы в начале сезона вам сказали: после 10 матчей регулярного чемпионата КХЛ Петружалек будет лучшим игроком лиги. Что бы на это ответили?

– Скорее всего, как следует бы посмеялся! Ведь повторюсь: не ставлю перед собой глобальных целей. Зачем забивать голову ерундой?

– Боитесь разочарования, которое приходит от нереализованных планов?

– Абсолютно верно! Я реалист, и не люблю жить в напрасных ожиданиях, к тому же не ношу розовых очков. И если вдруг, как вы заметили, приходит разочарование от неудач, я не принимаю это близко к сердцу. Предпочитаю двигаться шаг за шагом: ставлю перед собой маленькие цели, которые постепенно ведут к большим успехам.

В Россию – без предрассудков

– В США вы провели восемь сезонов. Трудно было заново адаптироваться к европейскому хоккею?

– Для адаптации специально выбрал Финляндию – во-первых, слышал, что стиль, который там практикуется, наиболее близок к североамериканскому. Во-вторых, финны в большинстве случаев прилично изъясняются на английском, поэтому трудностей я не испытывал. Вопреки расхожему мнению, местные жители очень дружелюбны, их надо только поближе узнать. До сегодняшних дней со многими финнами у меня сохранились отличные отношения.

– Но США – это все равно совершенно другой мир. И люди там другие. Финны – холодны, американцы – улыбчивы.

– Согласен, между Европой и США – огромная разница. А открытость людей в Америке – прямо национальный бренд. Но не сказал бы, что это чистая правда. Американская улыбка – большое притворство. Пусть у них в этот момент на душе скребут кошки, все равно на лице присутствует улыбка, и они не поделятся своими переживаниями. С другой стороны, о финнах говорят, мол, холодные, неприветливые. Хочу возразить. Сначала они могут показаться такими, но как только узнаете их получше, они «прирастут» вам к сердцу и станут хорошими друзьями, открытыми, готовыми прийти на помощь в любой ситуации.

– Вот и Россия поначалу кажется далекой и страшной, а по прилету выясняется, что медведей тут на улицах днем с огнем не сыщешь, да и вечной мерзлоты не наблюдается.

– Я летел в Россию без предрассудков – спасибо хорошим осведомителям, которые мне все обстоятельно рассказали. Выше уже говорил, не жду чего-то сверхъестественного, поэтому меня сложно застать врасплох. Хотя, признаться, понятия не имел, как выглядит Хабаровск – только фотографии посмотрел чуть-чуть в Интернете. После пяти месяцев пребывания могу уверенно сказать: я всем доволен.

«Американская улыбка – большое притворство. Даже когда на душе скребут кошки, на лице у них все равно улыбка»

– Главным консультантом был Лукаш Кашпар?

– Можно сказать и так. Основную информацию получал от него. Но и другие ребята, с которыми познакомился в Финляндии, тоже рассказывали о России.

– Не соврали?

– Некоторые истории были точно придуманные, но сейчас и не припомню, что за лапшу мне тогда навешали. Еще говорили, что в России сильно заметна разница между богатством и бедностью. И это, как мне показалось, правда. В Европе между социальными статусами есть, по крайней мере, золотая середина.

– Однажды вы сказали, что «следы коммунизма в России видны повсюду. Людей надо заставлять, чтобы они что-то делали».

– Я от своих слов не отказываюсь. В сфере сервиса, тех же ресторанах, например, по сравнению с Европой и США, разница не в вашу пользу.

– В Чехии все по-другому.

– Не скажу, что там все идеально, однако с тем, что я видел здесь, не сравнить. Но сужу исключительно по своему опыту. Поскольку я у вас первый год, мне в России все видится иначе.

– Русские водители тоже, наверное, произвели неизгладимое впечатление?

– Это нечто! Я был в Италии, так там водители тоже те еще каскадеры. Восхищаюсь их стилем вождения, они показывают хорошую сноровку. Сам в Хабаровске водить опасаюсь – живу недалеко от арены и предпочитаю каждый день добираться на тренировки пешком: всего десять минут, и ты на месте. Если надо куда-то добраться, лучше взять такси.

– Как же так? А утверждали, что любите скорость, и свой даже BMW переделали под спортивный.

– Да, скоростные машины и адреналин я люблю, отрицать не стану. Но предпочитаю адреналин в безопасном смысле этого слова. Случись ДТП, не хочется потом выяснять отношении на русских дорогах. Лучше подожду, когда вернусь в Чехию, и там наверстаю.

Летающие планшеты – это перебор

– Вы ведь в Хабаровске оказались именно из-за Йортикки?

– Я всегда говорил: играть в КХЛ любой ценой не было для меня самоцелью. И, да, именно из-за Ханну Йортикки я решил отправиться на Дальний Восток. Человек противоречил бы сам себе, выбрав клуб, где к нему нет большого интереса от тренера, как есть в другом. Поэтому соглашаюсь на контракт, если уверен, что получу достаточное количество игрового времени.

– В финском «Лукко» тренеры ставили вас в центр, но в «Каролине» и «Олбани» вы были крайним нападающим. Почему так получилось?

– Первые два сезона в фарм-клубе я тоже играл в центре, а половину второго и третий уже на правом фланге. Я универсальный форвард, поэтому без проблем могу играть на любой позиции. Как мне кажется, в этом мое большое преимущество.

– Роман Червенка говорил, что функции центрального нападающего в Чехии и России немного отличаются.

– Да, так и есть. И у защитников ведь могут быть разные функции. Когда отправляешься в другую страну, к новому тренеру, у тебя появляются иные функции – это нормально, и только от тебя зависит, как быстро ты к ним приспособишься.

– В Финляндии в первый же год вы стали одним из самых результативных игроков, почему не задержались?

– Мне хотелось сделать следующий шаг вперед. Поэтому после двух удачно сложившихся сезонов я решил, что надо двигаться дальше, в сильнейшую лигу Европы. Для меня это серьезный вызов. Я знал куда шел, был в курсе, что команда, мягко говоря, не блещет успехами. В таком коллективе нет больших ожиданий. И мы удивили всех, в том числе и самих себя.

«После двух удачных сезонов в Финляндии решил, что надо двигаться дальше, в сильнейшую лигу Европы»

– Пекка Раутакаллио, тренер рижского «Динамо», наверное, сейчас кусает локти…

– Не хотелось бы возвращаться к прошлому. Не знаю, сожалеет ли он, что не взял меня. Зато я ни о чем не жалею: ни об одном своем решении, которое когда-либо приходилось принимать. Я рад, что выбрал Хабаровск. И за доверие, которое мне оказывает тренер, плачу хорошей игрой.

– Финские тренеры слишком считаются очень эмоциональными. Однако, если Сумманена Ягр назвал сумасшедшим, то о Йортикке игроки отзываются лишь в превосходной степени.

– Не стоит думать, что все финны одинаковые. Например, тренера нижегородского «Торпедо» Кари Ялонена темпераментным вообще не назовешь. А Йортикка умеет демонстрировать эмоции, и это неоднократно помогало поднять командный дух! Человек хочет выигрывать, хочет достигнуть результата любой ценой и требует этого от нас. Куда тут без эмоций. Но все в меру – планшеты по раздевалке у нас еще никогда не летали.

– В чем его преимущество?

– Он с первых же дней изменил подход к тренировочному процессу: занятия стали менее продолжительные, зато более продуктивные. Мне не привыкать, а русским первое время, кажется, было несладко. Как бы там ни было, его методы работают, и это главное.

Малый литвиновский волшебник и резиновая женщина

– В Финляндии вы были массовиком-затейником и после игр закатывали невероятные шоу. В интернете нашел ролик, где вы возите на санках резиновую женщину. Как она к вам попала?

– Когда мы выиграли первый раунд плей-офф, болельщики, как и бывает в таких случаях, начали кидать на лед мячи, шарики, а кто-то взял с собой и вот такие странные предметы. Надувных дам нам тоже швырнули на лед.

– В России такое не осмелитесь повторить?

– Признаться, не решаюсь устроить что-то подобное: вдруг не поймут. Максимум, что мы делаем, так это всей командой благодарим болельщиков поднятыми клюшками.

– Вы также обещали, что когда команда выиграет чемпионат, прокатитесь по городу на ледозаливочной машине.

– Хотелось позабавить фанатов «Лукко». Жаль, что не получилось.

– У вас есть шанс порадовать хабаровских поклонников.

– Лучше пока оставаться ногами на земле, а там посмотрим.

– К слову, какое вам дали прозвище в Финляндии?

– Очень простое: Петро. Для финнов было сложно выговорить мою фамилию целиком, поэтому ничего оригинального они не придумали. В России же меня называют Малый, я ведь один из самых низкорослых в команде – 176 сантиметров. А чешские фанаты, которые на Фэйсбуке ведут мою страничку, прозвали меня «литвиновский волшебник».

– Попробовали знаменитое финское блюдо калакукко?

– По правде говоря, даже не представляю о чем речь.

– Это пирог с рыбой и салом.

– Может, и пробовал, только не помню. Когда жил в Финляндии, в большинстве случаев готовил несложные чешские блюда, которые требуют не больше часа. На разные подливы, соусы у меня не было ни времени, ни желания.

Хоккей вместо школы

– Журналисты вам с завидной регулярностью задают один и тот же вопрос: вернетесь ли вы в НХЛ? Однажды вы ответили, что там вас никто не ждет. Почему так в этом уверены?

– Я реалист и живу настоящим. Не думаю, что когда-либо вернусь за океан, сейчас мои приоритеты расставлены иначе – результаты «Амура» волнуют в первую очередь. Зачем что-то менять? Меня устраивает и русская лига, и сам город, к дому ближе как-никак, и здешний хоккей мне по душе.

– Роман Червенка мечтает однажды отправиться в НХЛ. Если бы он спросил у вас совет, стали бы его отговаривать?

– Я не тот человек, который может давать ему подобные советы. Так что порекомендовал бы ему обратиться к более опытным ребятам.

– Скучаете по Америке, времени, проведенному за океаном?

– Вспоминаю определенные моменты, позитивных впечатлений очень много, но ностальгии все-таки нет.

«Меня устраивает и русская лига, и сам город, и здешний хоккей мне по душе»

– Расскажите, каково это – в 19 лет оказаться в чужой стране совершенно одному без родных, друзей.

– Первое время со мной был друг детства – Лукаш Кашпар. Вместе жили в одной семье, которая о нас заботилась, вместе выходили на лед, со всеми трудностями справлялись вдвоем. Потом наши пути разошлись. Кто-то не выдерживает и возвращается обратно, а я быстро ко всему приспособился, завел друзей и воспринимал США как свой дом.

– Вы с Лукашем и впрямь такие друзья? Помню, вы сказали: «Отправимся в НХЛ, если нас обоих возьмут».

– Это, конечно, преувеличение. Хотя если бы так получилось, почему бы и не попробовать? Мы не скрываем, что хотим вместе еще где-нибудь поиграть. Может, повезет, и это будет КХЛ, кто знает.

– Я подсчитал, что в те годы вы еще должны были грызть гранит науки в средней школе.

– Все верно, но между учебой и спортом решил выбрать второе. Хоккею пришлось посвятить себя с головой.

– Выходит «корочку» о среднем образовании не получили?

– Да, школу так и не окончил, аттестата у меня нет. Конечно, следовало бы задуматься об этом, вдруг он однажды понадобится. Ни в коем случае не ставлю на образовании крест.

Потом и кровью

– Свой первый матч на энхаэловском льду помните?

– Когда вышел на лед, пульс достигал 210 ударов, была дикая дрожь в коленках. Думаю, каждый молодой игрок, который дебютирует в НХЛ, не может справиться с волнением.

– Какие мысли были в голове, когда услышали: «Собирай вещи, тебя ждет НХЛ»?

– Кстати, на сбор вещей отвели всего два часа! Когда тренер сказал, что меня ждут в «Каролине», я не мог в это поверить до последней минуты. Осознание пришло, когда прилетел в Сан-Хосе и оказался в одной раздевалке с ребятами из НХЛ. Помню, узнав эту новость, тут же бросился звонить брату. В тот момент я был просто счастлив.

– Ваш путь в НХЛ был таким долгим и тернистым, а на выходе – всего два матча. Не оказались в нужное время в нужном месте?

– Возможно. Не только в спорте, в жизни тоже не знаешь, что и где тебя ждет. Ничего не предугадаешь. Вы правильно заметили, может мне не повезло оказаться в нужное время в нужном месте. Но скажу точно: ничего бы не хотел менять. Все, что я до этого времени заслужил – было заработано потом и кровью.

– Сейчас, спустя время, как бы сами ответили на вопрос, что вам дали шесть лет в Америке?

– Спрашиваете! Я приобрел огромный опыт. Человек там, в первую очередь научится самостоятельности, научится рассчитывать только на самого себя, потому что ничего другого не остается. Ты научишься принимать решения, будь то выбор квартиры, авто, оплата счетов и так далее. Когда играешь в фарм-клубе, никого не интересует, где ты будешь жить, как добираться на тренировки. Годы за океаном – это хорошая школа жизни.

«Когда играешь в фарм-клубе, никого не интересует, где ты будешь жить, как добираться на тренировки»

– День рождение празднуете сколько раз в году?

– Разве есть те, кто отмечает его дважды?

– Обычно так говорят, если человеку повезло пережить трагедию, выкарабкаться с того света.

– Ах, да. Это правда, мы с ребятами из «Олбани» родились второй раз. Нам крупно повезло. Но к этим событиям я не люблю возвращаться, только если об этом кто-нибудь спросит.

– Это была единственная страшная история в вашей жизни?

– К счастью, да. 19 февраля 2009 года наша команда далеко за полночь возвращалась после игры из Лоуэлла домой. Дорога была оледенелая и извилистая. На трассе с трехполосным движением проезжали поворот, который называется Mass Pike, скорость зимой на этом участке ограничена до 45 миль, а наш водитель гнал под 75. Из-за гололеда, автобус занесло, и он вмиг перевернулся, да так, что частично оказался на соседней полосе. Мимо пролетали огромные американские грузовики: два по средней полосе, один – по правой. Нам очень повезло, что никто не завернул влево, иначе все бы погибли. Лишь четвертый грузовик остановился и включил аварийную сигнализацию.

– В автобусе, наверное, началась паника?

– Да, потому что он загорелся и все хотели как можно скорее выбраться – боялись, что может произойти взрыв. К счастью, все обошлось: отделался легкими ушибами и царапинами. Лига отложила чемпионат на пару матчей. Но на следующий день я вышел на лед, чтобы отогнать неприятные мысли.

– При этом адреналин вас все равно притягивает?

– Только в разумных пределах. Этим летом в Чехии в родном Мосте на аэродроме дважды прыгал с парашютом с четырехкилометровой высоты. Это пока максимум.

Хоккей и музыка

– Вы эмоциональный человек?

– Хочу выигрывать каждый матч, поэтому на площадке очень эмоционален. Вне льда я спокойный и благоразумный. «Забиякой» никогда не был, хотя пару раз скидывал перчатки в Канаде и Финляндии. Тафгаи «Витязя»? Наслышан, считаю – это полнейший стыд. Не имею ничего против драк на льду между равными соперниками, один на одного. Но когда явный тафгай «наезжает», допустим, на такого, как Сушинский или Козлов, он сам себя этим унижает.

– К слову, для чего вы тогда целое лето занимаетесь боксом?

– Поверьте, не для того, чтобы кому-то что-то доказать. В зал хожу для поддержания спортивной формы. А если кто-то это делает, чтобы почесать кулаки на льду, думаю, с таким человеком не все в порядке.

– Неужели вне спорта, на улице, никогда не применяли силу?

– Приходилось. Одна-две ситуации были в Чехии, вступился за друга. Специально драки не ищу. Уверен, с помощью кулачных боев ни один спор не решить. Люди, которые хотят драться, наверное, имеют какие-то комплексы. Даже, если кто-то пытается меня очернить, в ответ лишь посмеюсь.

«Когда явный тафгай «наезжает» на такого, как Сушинский или Козлов, он сам себя этим унижает»

– Еще одно ваше страстное увлечение – музыка.

– Чтобы провести свободное время с пользой, увлекся музыкой – делаю DJ миксы. Полезное занятие – можно состряпать «нарезку» из любимых композиций и слушать не переключая, например, в спортзале.

– В качестве диджея вы ведь уже выступали в Чехии?

– Да, в одном из клубов вблизи Праги, а еще пару раз в Финляндии. Эмоции неописуемые! Сам я большой фанат транса: Armin van Buuren, Ferry Corsten, Tiesto. Под настроение включаю поп и соул. А в раздевалке играют композиции «потяжелее»: Guns N’ Roses, AC/DC и даже Nirvana.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы