Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Евгений Гинер: «Мы не акулы, которые не хотят платить!»

Очередная конференция РФС не ограничилась отчетно-показательными выступлениями футбольных чиновников. Возмутителем спокойствия выступил президент ЦСКА Евгений Гинер, который до последнего отказывался соглашаться с предложениями Сергея Фурсенко о выплатах компенсаций тренерам молодых игроков. На протяжении нескольких часов подряд Sports.ru внимательно следил за происходящим.

Евгений Гинер. Я думал, решение по компенсациям и количеству дней нахождения футболиста в сборной мы будем принимать на исполкоме, но раз уж это подняли на конференции, выскажусь по данным вопросам. Во-первых, запретить переезд из одного в города в другой – это нарушение Конституции РФ, потому что папа с мамой могут перевезти ребенка куда угодно, и мы этому препятствовать не можем. Во всем мире существуют сильные школы, и у нас тоже. Например, школа «Барселоны» сильнее, чем у «Севильи», и футболиста там спокойно отпустят. Почему же у нас игрок с Урала не может перебраться в Москву или Петербург? С компенсацией, безусловно, не в качестве подарка. Для футболиста это ведь возможность вырасти, а ограничениями мы ничего хорошего не добьемся.

Что касается выплаты процентов от зарплат школам, то тут сами футболисты должны согласиться на отчисления из жалований – по Конституции мы не можем их заставить это сделать. Кроме того, нам предлагают ребят в возрасте 14-15 лет отпускать в сборные на срок до 80 дней. Другого возраста игроков мы должны отпускать на 60 дней. Задумайтесь: нам платить зарплату этим мальчикам в течение двух с лишним месяцев, а они в это время будут в сборной. Тогда примите правила о компенсациях клубам за эти дни. И я не знаю, как они будут расти. В регламенте ФИФА и УЕФА прописано, что 40 дней пребывания в первой, молодежной и остальных сборных – это уже много. А тут мы будем отпускать ребят на 80 дней – таким образом, они лишаются каникул, выходных, а также возможности обучаться в школах и вузах. Только семь месяцев из десяти вы нам даете на работу с этими игроками. Я не очень понимаю, как эти ограничения, вдобавок ко всему еще и противоречащие Конституции РФ, могут пойти на пользу.

«3% от зарплаты – это 30-50 тысяч долларов. А если у нас таких игроков десять?»

Сергей Фурсенко. Это уже не первое обсуждение. Если ребенок уезжает с родителями, то проблем с Конституцией нет. Если его насильно выдергивают, тогда совсем другой вопрос. Отчисления же должны производить клубы – в размере 3% от зарплаты футболиста. Эта мера направлена на поддержание тренеров, воспитавших этого ребенка, о которых мы забываем. Ничего страшного, когда от зарплаты футболиста, пока он не достиг 23 лет, 3%  уходит тренеру, чтобы он имел возможность вести достойное существование. Мне кажется, это даже неприлично обсуждать. Понятно, что никогда не будет полного согласия, но мы принимаем решения о правилах, и клубам, конечно, придется эти 3% добавить тренерам.

Евгений Гинер. 3% от зарплаты игрока до 23 лет – это 30-50 тысяч долларов в год, а если у нас таких молодых футболистов десять, то 300-500 тысяч долларов в год. Ерунда! Клубы у нас состоятельные...

Сергей Фурсенко. 30 тысяч при зарплате в 1 миллион долларов игрок не может отдать своему тренеру? Вы ведь знаете, что такое механизм солидарности.

Евгений Гинер. Игрок может, но не клуб! Механизм солидарности и предлагаемое на конференции правило – это разные вещи. При механизме солидарности производится одноразовая оплата, а вы предлагаете платить каждый год. То есть ко всем нашим тратам на этого игрока вы предлагаете добавить 3% с зарплаты, причем еще нельзя забывать о подоходном налоге. Вы пытаетесь прописать правило, согласно которому, клубы должны в обязательном порядке выпускать на поле не менее одного футболиста моложе 23 лет. Уже сейчас, согласно действующему регламенту, в заявке должен быть один такой человек. А некоторые еще предлагают поднять возрастную планку до 25 лет, а в ЦСКА таких игроков семеро. За семерых человек я заплачу по 30-50 тысяч долларов?

Сергей Фурсенко. Мы хотим ввести правило, согласно которому при подписании контракта 3% отчисляются тренеру или школе.

Евгений Гинер. Клубом или игроком?

Сергей Фурсенко. От зарплаты игрока. Но клуб подписывает этот контракт, и существует такое условие.

Евгений Гинер. А если игрок откажется подписывать подобный контракт? Тогда он уйдет без компенсации в другой клуб, как у нас указано во втором пункте регламента. Там сделают «подстольную» зарплату, где он будет получать только 30 тысяч в год официально, а, условно говоря, 500 тысяч в конверте, и всех обманет. Я согласен, что на тренеров надо выделять деньги. Но получается, что я всю оставшуюся жизнь начинаю кормить тренера за то, что его воспитанник, оказывается, продолжает развиваться. Давайте как-то обсудим клубами, какие деньги мы будем выделять тренерам.

«Получается, я всю оставшуюся жизнь кормлю тренера за то, что его воспитанник продолжает развиваться»

Сергей Фурсенко. В любом случае нам надо заложить мотивацию, при которой тренер заинтересован готовить профессиональных футболистов, а не выигрывать какие-то никому не важные соревнования.

Евгений Гинер. Согласен. Бонусы! Мы платим тренерам бонусы! Буду очень рад, если это будет прописано на законодательном уровне, чтобы мне не пришлось выдумывать, какой бонус должен получить тренер в связи с выигрышем чемпионата Москвы. Давайте сделаем законодательные бонусы, полагающиеся тренеру, поставившему в главную и молодежную команду игрока. А как получается сейчас? Акинфеев выступает в моем клубе с 16 лет, и до 23 лет какие я должен за него платить деньги? Посчитайте их! Давайте начнем сначала зарабатывать. Сегодня здесь выступал генеральный директор РФС Дмитрий Балашов, который рассказал, сколько стоит бренд «Манчестер Юнайтед». Да, я знаю, какие деньги зарабатывает «МЮ». А вы лучше приведите, сколько мы получаем от телевидения. 

Сергей Фурсенко. Предлагаю всем делегатам обсудить эти вопросы и высказаться по ним, сформулировав предложения, которые лягут в основу обсуждения на ближайшем исполкоме. Тем не менее, предлагаю взять наше предложение как основное, потому что наши тренеры влачат нищенское существование. Здесь я имею в виду не ваш ЦСКА, Евгений Леннорович. Вы, уверен, платите солидную зарплату своим тренерам. Наших тренеров надо поддержать – я абсолютно в этом уверен! Думаю, это позиция многих присутствующих на конференции. Давайте возьмем это предложение за основу и примем решение на исполкоме.

Денис Рогачев, председатель избиркома РФС. Таким образом, на голосование ставится вопрос о поручении исполкому обсудить и принять соответствующие нормы.

«Тренеры влачат нищенское существование. Здесь я имею в виду не ваш ЦСКА, Евгений Леннорович»

Михаил Берников, представитель от Орловской области. Я бы хотел прокомментировать предложения премьер-лиги по компенсации, которая вступает в действует с 12 лет.  У меня в марте этого года из одной школы забрали пять 11-летних ребят. За них никто не получит компенсации? И как можно говорить о каких-то 20 тысячах рублей, когда мы, хоть и живем в регионах, знаем, что московские школы за детей 11-13 лет получают компенсации в 300 тысяч рублей. В любом возрасте в московских школах – 300 тысяч, а регионам вы хотите отдать 20 тысяч. Поэтому я голосую за вариант РФС. Плюс коснусь пункта, где Комитет по статусу и переходам принимает решение о ненадлежащих условиях для футболиста: если не платить компенсации его школам, то они так и останутся в ненадлежащем состоянии. Я бы сделал поправку в пользу выплаты компенсации этим школам, чтобы у них был шанс улучшить состояние своей материальной базы.

Евгений Гинер. Тут считают, что мы акулы, которые не хотят платить. Мы боремся за то, чтобы компенсация была как можно выше. Мы вынуждены написать хотя бы 20 тысяч, тогда как РФС вообще предлагает отменить компенсации. Клубы говорят, что этого делать нельзя – для богатых это хорошо, для бедных плохо. Мы хотим платить, причем просим увеличить компенсации – это мнение моего клуба. Я же не против компенсаций за игрока. Я против того, чтобы платить за игрока постоянно.

Сергей Прядкин. На исполкоме, в котором состоят и футбольные люди, и крупные политические фигуры, вопрос о компенсациях выносился на всеобщее обсуждение. И сейчас я прошу Сергея Александровича поддержать предложение клубов премьер-лиги. Евгений Леннорович правильно говорит, что здесь не стыковка с выплатами компенсаций. Если это выплата из зарплаты игрока, то это, возможно, сыграет в поддержку тренеров. Но я предлагаю, если и принять данное положение, то утверждать его только на исполкоме. Клубов премьер-лиги здесь меньшинство, поэтому тяжело отстаивать свою позицию. Вопрос с компенсациями нужно внимательно изучить совместно с клубами и федерациями, после чего принять решение на исполкоме. Также надо еще подумать о количестве дней пребывания футболистов в сборных. Увеличить их, наверное, нужно, но давайте подумаем и об образовании детей, на которое у них просто не будет хватать времени.

Денис Рогачев. Прокомментирую некоторые нормы регламента по статусу и переходам – в частности, связанные с вызовом в юношеские сборные. С 2008 года есть отдельная статья, которая не лимитирует сроки нахождения спортсменов в сборных и не обременяет клубы необходимостью сохранения зарплаты и рабочих мест тем, кто в сборные вызывается. РФС пытается найти компромисс. На последнем исполкоме Никита Павлович Симонян говорил о гораздо большем количестве дней, которые были для вызовов в юношеские сборные в советское время. Поэтому в нашем понимании цифры в 60-80 дней, прописанные в регламенте по статусу, – это здравый компромиссный вариант.

«Вы ведь хотите получать этих ребят назад не после того, как их немцы громят с крупным счетом»

Николай Писарев. Евгений Леннорович, мы много обсуждали этот вопрос. Сейчас те же 80 дней распространяются и на 15-16 летних. Но нам приходится разыскивать этих игроков, договариваться их с тренерами, агентами. Кто-то может придумать себе травму, кого-то увезли на просмотр. Мы предлагаем те же сроки, что были, но легализованные.

Как создать команду из 15-летних? Нужен двухнедельный селекционный сбор, а потом идут соревнования. В меньшие сроки мы команду не подготовим. А вы ведь хотите получать этих ребят назад не после того, как их немцы громят с крупным счетом. Они должны возвращаться в клуб с духом победителей, но за 40 дней сделать из 15-16-летних ребят боеспособную команду нереально. Те, кто попадают в юношеские сборные, перестают выступать за сборные своих регионов – это минус 30 дней. Сборных Москвы, Питера и так далее для них уже не существует. Мы просто хотим все это легализовать, чтобы не приходилось соперничать с агентами, тренерами и всеми, кто противопоставляет себя вызову в сборную.

Сергей Фурсенко. Предлагаю проголосовать конференцией, чтобы ее слово было услышано. Мы примем решение на Исполкоме, но мнение конференции будет решающим и определяющим. Скажу вам честно: мне нужна поддержка! Я сам продавливать это не буду. Если вы за – то, вооружившись вашей поддержкой, я готов это сделать. Мы должны консолидироваться вокруг той программы, которая существует. Мы должны побеждать на чемпионате мира вместе, а не раздельно.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы