Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Александр Кишиневский: «А очень не хотелось выпускать президента на поле»

Новокузнецкий «Металлург-Кузбасс» остался единственным клубом во втором дивизионе, который не потерпел ни одного поражения. Главный тренер команды Александр Кишиневский рассказывает о своей стратегии в построении команды, заочно извиняется перед вратарем ЦСКА и после некоторого колебания рассказывает о своих планах на будущее.

Александр Кишиневский: «А очень не хотелось выпускать президента на поле»
Александр Кишиневский: «А очень не хотелось выпускать президента на поле»

«Иногда возвращаешься домой 48 часов»

– Интервью, конечно, можно, только вот…, – задумался тренер.

– Что?

– Да серия у нас идет, как бы не сглазить.

– Давайте тогда не будем говорить о текущем первенстве. Вы известны тем, что дважды выводили красноярский «Металлург» в первую лигу. Это было в 1995 и 2005 году. Почему вы не работает в родном городе? Насколько известно, о вас там помнят и очень хорошо отзываются.

– Не хотелось бы никого обвинять в том, что я не дома. Значит, получается, не востребован в Красноярске.

– У вас квартира в Красноярске, вы очень много работали с восточными клубами. Вот многие считают, что это слабейшая зона во втором дивизионе. Какой он – сибирский футбол?

– Невозможно дать объективную оценку – все постоянно меняется. Вот у нас в этом году добавились команды из Читы и Иркутска. Теперь, считаю, что мы не слабее того же «Урала». Что касается силы той или иной зоны… Возможно, где-то школы и посильней, но среди футболистов такая миграция между зонами, что делать законченные выводы невозможно. Да и потом сибиряки сейчас есть в лучших командах страны – «Рубине». ЦСКА.

Здравое зерно в предложении разбить «Восток» на две зоны есть

– На «Востоке» играют богатые клубы?

– Не секрет, что самый богатый – красноярский клуб. У остальных с деньгами похуже. Если честно, то по турнирной таблице можно понять, кто каким бюджетом располагает.

– Говорят, что у «Океана» все в порядке с деньгами, но они на последнем месте и без побед.

– Так у них молодой коллектив, думаю, что все проблемы из-за этого.

– Вы, наверняка, слышали о предложении барнаульского «Динамо» разбить «Восток» на две зоны. Что думаете об этом?

– Здравое зерно в этом предложении есть. Слишком уж большие средства идут на перелеты. Да дело даже не в этом. Знаете, как мы едем в Комсомольск-на-Амуре?

– Нет.

– Мы шесть часов едем на автобусе до Новосибирска, затем четыре часа летим на самолете, а потом еще восемь часов едем на автобусе. А если надо в Находку, то еще добавляйте три часа на автобусе. И как нам после этого играть в футбол? Вот эти три выезда на Дальний Восток – они же для здоровья опасны. Часовые пояса, плюс сложный переезд – я не знаю, как в футбол играть после этого. А ведь еще надо потом домой добраться. Иногда возвращение затягивается на 48 часов, например, из Читы. Раньше-то авиарейсов было больше, а сейчас они сокращены. И приходится своего сутки дожидаться. Так что если разделить «Восток» на две группы, то будет лучше. Тем более, в регионе есть команды, желающие войти во вторую лигу. А сейчас даже времени тренироваться нет.

«Уважаю Константина Райкина»

– Вы много работали во второй лиге, совсем мало в первом дивизионе. Скажите, вам реально пробиться в премьер-лигу или нет? Просто говорят, что там, наверху, существует определенный круг лиц, который неохотно пускает к себе новичков.

– Ничего не знаю про эту группу. Но вы вот сразу про премьер-лигу заговорили, а я считаю, что мне бы можно было еще и в первом дивизионе поработать. Да, у меня есть опыт работы в этом дивизионе с Ижевском и Красноярском, но все не очень хорошо заканчивалось.

– Почему?

– Не совпадают мои желания с финансовым положением клуба. И получается, что в каких-то неудачах виноват я. Нет-нет, я с себя вины не снимаю, но есть и субъективные причины. Но вообще хотелось бы поработать на более высоком уровне. Хотя, наверное, это уже нереально. По крайней мере, в этой жизни.

– Да ладно вам.

– А вообще я получаю огромное удовольствие от работы в Новокузнецке. И стараюсь не загадывать.

– В спорте ведь важно иметь мотивацию. В чем она для вас?

– Совершенствоваться, стремиться к чему-то большему. Я цитирую не себя, а Константина Райкина, к которому отношусь с большим уважением. Стараюсь запомнить его слова. Особенно про то, что совершенствование – это субстанция, которая просто бесконечна. Но стремиться к этому надо.

– Но есть какие-то конкретные цели?

– А я всегда ставлю только максимальные задачи. И неважно, что у меня, возможно, нет ни игроков, ни средств.

«Я не хотел выпускать Тумаева»

– Расскажите, о вашем опыте работы в ижевском клубе. Вы вот выпускали на поле президента клуба Владимира Тумаева?

– Да выпускали, куда деваться-то? Из-за этого было масса конфликтов. Я был против того, чтобы он играл, но Владимир Алексеевич все равно выходил. Там вообще была довольно специфическая обстановка. Хотя и интересная.

– Он сам выходил на поле? Вас даже не спрашивал?

– Почему же, спрашивал. Но вот замены они же не для того делаются. Хотя я совсем не жалуюсь. Вы помните, какая ротация тренерских кадров была в Ижевске? Все через это прошли. Но я получил соответствующий опыт.

– Тумаев не играет еще, не в курсе?

– Стоп, я сейчас в Новокузнецке работаю. И чужими клубами не интересуюсь. Скажу, что Владимир Алексеевич однозначно был самым неординарным среди владельцев команд. Больше ничего подобного вспомнить не могу. Но вообще спасибо таким людям, что они есть. Все-таки он футбол в одиночку тащил.

Владимир Тумаев однозначно был самым неординарным среди владельцев команд

– Еще в вашей карьере был удивительный эпизод с абаканской «Реформацией». Через 9 туров сезона 2000 года она прекратила существование.

– Но до этого год команда провела на хорошем уровне. А следующий сезон и вспоминать не хочется. Администрация региона в помощи отказала и владелец клуба не смог тащить такой груз в одиночку.

– Для вас это было шоком?

– Да для всех был шок. Но, к счастью, тогда я избежал паузы в тренерской деятельности. Подоспело предложение из Кирова, я взял туда часть игроков абаканского клуба и три года проработал в «Динамо».

– Боитесь пауз в работе?

– Иногда они необходимы, но не больше трех месяцев. Если смотреть по статистике, то много отдыхал после последнего увольнения из Красноярска. Но я отнюдь не бездельничал. Поехал в Якутск, там работал с командой, играющей в любительской лиге. Успел за это время и лицензию получить. Вообще с пользой потратил свободное время. С якутским клубом много экспериментировал и это мне помогло при учебе в ВШТ.

– А что обычно делают тренеры во время паузы? Отсыпаются?

– Отходим от стрессов.

«Хотел бы извиниться перед Чепчуговым»

– Трудно понять, какой вы тренер, если оценивать по публикациям. Но вот случай с Вадимом Белохоновым, одним из самых известных игроков в вашем регионе, поразил. Вадим дважды вместе с вами поднимал Красноярск в первую лигу, а перед этим сезоном вы с ним достаточно жестко расстались.

– Вадима я вообще считаю своим воспитанником. При мне он начинал играть в футбол. Но я посчитал, что в его возрасте сидеть на скамейке не самый лучший вариант. И с каждым днем я все больше убеждаюсь, что поступил правильно. Между прочим, у Вадима все хорошо. Он играет и занимается тренерской деятельностью в Красноярске, в новой команде «Рассвет». Мы с ним мирно расстались.

Однажды запустил полотенцем в футболиста

– А в свое время вы отправили домой Сергея Чепчугова, который сейчас выступает в ЦСКА.

– А вот за этот поступок я хотел бы извиниться перед Сергеем. Был неправ. Это случилось в Красноярске, когда мы играли в первой лиге. Тогда мне показалось, что голкипер был неуправляемым и я отдал его в Братск. Было ощущение, что он не справляется с нагрузками. Я ошибался. Кстати, мы в следующем сезоне с ним все равно работали уже во втором дивизионе. И все было нормально.

– Тренер «Губкина» Александр Саитов рассказал, что однажды он применил силу по отношению к футболисту. Игрок понял, что к чему. У вас были подобные случаи?

– Чтобы до драки дело не доходило – такого не было. Но однажды запустил полотенцем в футболиста. А он думал, что летит пластиковая бутылка и слишком сильно пригнулся. Ох, даже вспоминать неприятно. Хотя вот у Алекса Фергюссона в раздевалке бутылки летают, бутсы. Вообще же я кричу на поле, во время матча. И ребятам достается, и судьям. Жалею потом о том, что они все это слышали. Но ничего с собой поделать не могу.

«Слежу за состоянием»

– Что у вас за команда? Мы договорились не говорить о беспроигрышной серии, но можно познакомить с клубом.

– Считаю, что самое главное достоинство – хороший микроклимат в команде. Не хватает, конечно, мастерства. У нас практически новая команда, хотя я с ней уже полтора года. Но скажу, что даже сейчас иногда меня совершенно не устраивает, что мы показываем на поле.

– У вас в команде играют два ветерана – Алексей Верещак и Валентин Егунов. С ними не возникает проблем? Они ведь поиграли в своей жизни и по каким-то вопросам у них свое мнение.

– Я очень острожен в общении с этими ребятами. И если принимаю какие-то решения, то все объясняю. Не хочется потерять футболиста, чей уровень выше всех в команде. Они не любят, когда их называют ветеранами, между прочим. Да и действительно на поле их возраст незаметен. Вот недавно мы играли тяжелый матч со «Сменой», долго проигрывали, а во второй половине активизировался Верещак. И именно его усилия позволили нам одержать победу.

– Трудно было формировать команду практически с нуля?

– Трудно было найти игроков, которые бы соответствовали моим требованиям. А у меня очень высокие критерии и по отношению к нагрузкам, и по отношению к технике. Есть определенная система по определению уровня владения мячом – большое значение уделяю различным способам приема. У меня жесткие требования по поводу тактики. Так что приходится очень много работать над этим даже во время сезона. Не зря же говорят, что на строительство команды требуется года два.

Не могу понять, что могут быть за нагрузки, после которых футболист может уйти

– Знаменитый футболист второго дивизиона Михаил Тюфяков ушел с тренировки оренбуржского «Газовика», не выдержав нагрузок. У вас было что-то подобное?

– Я не вправе обсуждать своих коллег, но, честно говоря, не могу понять, что там были за нагрузки, после которых футболист может уйти. Нет, ничего подобного у меня не случалось. Но тут дело не в том, что я очень мягкий. Просто у меня отличный врач в команде, который тщательно следит за функциональным состоянием игроков. И мы каждую неделю тестируем спортсменов.

«Гиггз скучает по мне, а я по Гиггзу»

– Правда, что вы на пианино играете?

– Поигрываю, но сейчас в Новокузнецке мне играть негде. Да и вообще я бы не хотел акцентировать на этом внимание. У каждого человека есть свое хобби.

– Ну уж нет, вы и так со стороны, как роботы выглядите. То тренируете, то футбол смотрите.

– Кстати, я сейчас как раз смотрел футбол. Изучал наш прошедший матч, готовлюсь к следующей игре.

– А куда пойдете, когда надоест смотреть футбол?

– Домой пойду. Вообще я сейчас пристрастился к чтению. И это не художественная литература. Скорее, историческая, познавательная.

Обожаю Гиггза. Это моя главная гордость

– Пишут, что у вас есть собака, которую вы очень любите.

– Да – это фокстерьер Гиггз. Обожаю пса. Это моя главная гордость. Вы бы видели, как он с мячом обращается. Очень подвижный и координированный. Вот скоро-скоро Гиггз приедет ко мне в Новокузнецк.

– Скучаете?

– Очень. И знаю, что собака очень сильно скучает по мне. Вы не представляете, сколько радости с его стороны будет, когда мы увидимся.

– А почему Гиггз?

– Фокстерьер создан для охоты, но у нас нет возможности ловить сусликов. И потому он пристрастился к мячу. Обращается с ним прекрасно, потому и получил такую кличку.

– Вы так уклончиво сказали о своей мотивации на будущее. И все-таки где себя видите через год-два?

– Ох, не нравится мне загадывать. Но скрывать глупо: я хотел бы поработать на более высоком уровне.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы