Загрузить фотографиюОчиститьИскать

«Мне понравилось тут работать»

На стадионе Стрельцова прошла встреча Миодрага Божовича с фанатами многострадальной «Москвы». Творческая часть вечера длилась ровно 13 минут: по минуте на каждый год существования. Вопросов было еще меньше.

«Мне понравилось тут работать»
«Мне понравилось тут работать»

Это очень напоминало похороны, да по сути встреча ими и являлась. Достаточно посмотреть на то, как болельщики «Москвы» оформляли зал. Большой и почему-то прозрачный плакат Божовича серьезным лицом. По бокам аккуратные таблички, на которых, правда, стояли не даты.

Возле пресс-центра (хотя какой теперь это пресс-центр) выставили все призы, который заработали в клубе. Точнее все призы детских команд, так как первая просто не успела. Секции пока еще работают.

– Здравствуйте, здравствуйте, – приветствуют юные футболисты Максима Мотина.

Тот прерывает разговор и здоровается с каждым. Смотрит грустно.

– Их жалко, – продолжает беседу Максим, который начинал в клубе как пресс-атташе, а завершил заместителем генерального директора по развитию клуба. – Всех ведь разберут.

Немедленно становится жалко и их.

Миодраг Божович приезжает на встречу с болельщиками на простой «Октавии». Телевизионщики приказывают своим операторам снимать каждый его шаг. Божович тыкается в одну дверь – заперто. Потом пошел в другую. За ним следует неотступно пока не выясняется, что он прошел в туалет.

Туда уж никто не рискнул идти.

Возле пресс-центра ребята, которые недавно голодали за свой клуб.

– Ну как оправился? – приветствую одного.

– Да, сейчас все нормально, – улыбается он.

– Надеюсь, не сразу стал есть. Там ведь с бульончика надо начинать.

– Нет не сразу, – подтверждает он. – Через два часа. Еле откачали.

Тут появляется Божович. С журналистами он аккуратен и не отвечает на самый главный вопрос. Про сборную.

Максим Мотин передает ему подарок от «Русского радио». Календарь на год с голыми женщинами. Божович пролистывает месяц, а потом закрывает. Кто-то старается пошутить.

– С таким календарем не заскучаешь.

Но Божович даже не улыбается. Он не похож на человека, который недавно на сборах разделил команду на тех, кем интересуется «Алания» и на остальных.

На встречу пришел полный зал, примерно человек 50.

В этом месте, конечно, напрашивается привычная шутка, но вся обстановка не располагает к улыбкам. Все грустны. Дев девочки восьми лет сидят на первом ряду в шарфах команды и с любопытством оглядывают окружающих.

– Вам нравилось работать в «Москве»? – задает вопросы одна из них.

– Как тебя зовут? – интересуется Миодраг.

– Лина.

– Да, Лина, нравилось.

Выступили представители всех слоев населения. Первым вышел помощник Божовича Александр Полукаров.

– Садитесь рядом с ним, – советуют ему.

– Да брось те вы, – кажется у Полукарова влажные глаза.

Затем слово взяли болельщики.

Василию Петракову напоминают, что ему Сергей Фурсенко пообещал сделать все, чтобы сохранить команду в обмен на прекращении голодовки. Петраков кивает.

– Да, к 5 марта должны решить вопрос, – соглашается он.

– А потом к 5 апрелю, к маю и дальше, – не поддерживают его.

Петраков обреченно кивает.

Выступили и ветераны.

– Задавайте вопросы, – призывают болельщиков.

В ответ тишина. Кто-то решился спросить о предложениях, Божович отвечает, что собирается отдохнуть два-три месяца.

– А сборную вам предлагали возглавить? – настаивают. – И как вы к этому относитесь?

– Нет ни одного тренера в мире, который бы не хотел возглавить сборную, – отвечает черногорец.

Кроме, напомним, Хиддинка.

Вопросов нет. Кто-то решил вручить подарки.

Все длилось 13 минут. Ровно столько лет и жила «Москва».

Люди подходят к Божовичу, просят поставить автограф, говорят какие-то хорошие слова. Миодраг отвечает. От волнения русский язык у него сходит на нет. Кажется, и у него выступили слезы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы