Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    43 дня ночи

    Пока футбольная Европа отдыхала от клубных соревнований и напряженно готовилась к международным матчам, в Англии подошла к концу одна из самых коротких и удивительных историй владения футбольным клубом. Сорок три дня Сулеймана Аль-Фахима во главе «Портсмута» закончились семью поражениями в первых восьми матчах премьер-лиги, задержками по зарплате игрокам, задолженностью перед налоговыми органами и переходом в руки нового ближневосточного «спасителя» – Али Аль-Фараджа – за считанные часы до введения в клубе внешнего управления. Хронология, обстоятельства и причины вертикального падения «Портсмута», а также осторожный прогноз на будущее – в материале Sports.ru.

    43 дня ночи
    43 дня ночи

    Сумерки

    Сказка о щедром восточноевропейском владельце и строительстве своего маленького «Челси» (пусть и «Челси» для бедных», как за глаза называли «Портсмут») на юге Англии оборвалась на самом интересном месте. Спустя несколько недель после обидной, но весьма почетной ничьей 2:2 с «Миланом» в Кубке УЕФА – 27 ноября 2008-го итальянцы за 6 минут до конца уступали на «Фрэттон Парк» 0:2 – Александр Гайдамак объявил о том, что выставляет «Портсмут» на продажу. При этом вкладывать деньги в него русско-фрацузско-украинско-израильский бизнесмен прекратил еще перед началом сезона 2008/09.

    Провинциальный клуб с 20-тысячной ареной слабо ассоциируется с понятиями «прибыль» и «самоокупаемость»

    Завоевание Кубка Англии и взлет обыкновенной «команды-лифта» на 8-ю строку таблицы потребовали громких трансферов, высоких зарплат и, как следствие, солидных инвестиций. Однако вскоре стало понятно, что провинциальный клуб с 20-тысячной ареной слабо ассоциируется с понятиями «прибыль» и «самоокупаемость»: в мае-2008 «Портсмут» показал годовые убытки в 17 млн. фунтов (годом ранее – 23,5 млн.). Что до грандиозных планов по строительству нового стадиона, то они утонули в пучине мирового финансового кризиса.

    В подобном предпродажном состоянии «Портсмут» дотянул до 14 места по итогам прошлого сезона, потеряв в зимнее трансферное окно очередных звезд – Джермейна Дефо и Лассана Диарра. Меж тем в конце мая на горизонте возник первый покупатель – миллиардер из Дубая, доктор Сулейман Аль-Фахим.

    Закат

    За девять месяцев до того Аль-Фахим был фронтменом сделки по приобретению «Манчестер Сити» шейхом Мансуром из Абу-Даби, зимой ходили слухи о его интересе к «Челси», а потому в Портсмуте к появлению знакомого в английском футболе лица отнеслись с воодушевлением, особенно учитывая его страсть к роскоши. «Ламборджини» с салоном от Versace за 375 тыс. фунтов и персональным номерным знаком за 1,25 млн. фунтов, личный самолет и смелые прошлогодние заявления о покупке Криштиану Роналду для «Ман Сити» за 134 млн. фунтов – на игроков для «помпи» такой транжира не должен скупиться уж точно. Тем более что девелоперский бизнес Аль-Фахима в ОАЭ считался весьма доходным и процветающим. Еще до декларации намерений о приобретении «Портсмута» в беседе с британским журналистом арабский бизнесмен не без удовольствия подтвердил, что уже на первой операции на рынке недвижимости он заработал 95 млн. фунтов.

    Аль-Фахим и на новом месте стал говорить много, красиво, а главное охотно. В одном из первых публичных выступлений он поделился, что за покупкой «Портсмута» стоят мощные финансовые ресурсы – не только он один, а еще и целая группа таинственных азиатских и ближневосточных инвесторов. Однако в прессу почти сразу просочились слухи о том, что под «азиатскими инвесторами» подразумевается экс-владелец «Ман Сити» Таксин Чинават, а Аль-Фахим – возможно, марионеточная фигура, с помощью которой бывший таиландский премьер-министр собирается получить контроль над «Портсмутом». Предположение было весьма здравым. Живущий нынче в Дубае Чинават давно ходил в хороших приятелях Аль-Фахима, но сам пройти знаменитый британский тест на соответствие (‘fit-and-proper person’ test) для владельцев футбольных клубов не смог бы – в Таиланде была доказана его вина по нескольким эпизодам коррупции.

    В конце мая на горизонте возник миллиардер из Дубая, доктор Сулейман Аль-Фахим

    Аль-Фахим конечно же выступил с опровержением и занял новую позицию: в выкупе «Портсмута» у Гайдамака участвует только его капитал, а общение с внешним миром будет происходить через пресс-атташе и при минимальной публичности. Но руководство премьер-лиги насторожилось. Аль-Фахим ‘fit-and-proper person’ test смог пройти лишь в середине лета (21 июля он занял пост президента «Портсмута», но без исполнительных полномочий), рассмотрение же бумаг о происхождении финансовых ресурсов и их достаточном для сделки количестве (без них покупка не могла состояться) растянулось в итоге до последних чисел августа.

    Подобная медлительность, впрочем, была явно вызвана не только бюрократическими проволочками – на рассмотрение бумаг премьер-лиге требовалось всего несколько недель, – что еще глубже утвердило британские масс-медиа в правоте изначальной теории: Аль-Фахим шел на покупку «Портсмута» как минимум не один (а то и вовсе как брокер), и теперь он срочно перегруппировывает личные средства для завершения сделки. Бизнесмен успокаивал «Фрэттон Парк» оптимистичными заявлениями о скорой стабильности и даже ввязался в заочную перепалку с британской прессой («СМИ любят сеять раздор, но иногда сообщают о том, что совсем не соответствует действительности»), однако его романтический образ таял с каждым днем.

    Аль-Фахим ‘fit-and-proper person’ test смог пройти лишь в середине лета, а рассмотрение бумаг о происхождении финансовых ресурсов растянулось до последних чисел августа

    Сначала вспомнили, что из «МС» Аль-Фахима выставили как раз за излишнюю разговорчивость: шейх Мансур хотел, чтобы в «Сити» видели серьезный бизнес-проект, а не бездумных транжир, чьи (цитата из Аль-Фахима) «карманы достаточно глубоки». Затем всплыли факты, что девелоперская компания Аль-Фахима не то охвачена кризисом, не то вообще представляет собой мыльный пузырь, после чего в прессе слово «миллиардер» чаще стало сменяться «миллионером», а затем и «бизнесменом». Наконец, выяснилось, что у Аль-Фахима даже нет формальных оснований называть себя «доктором»: помимо двойной степени MBA в архивах его американской альма-матер никаких ссылок на докторскую или иную ученую степень найдено не было.

    Не было похоже и на то, что особо верит в платежеспособность нового владельца и «Портсмут». Еще в начале лета долги клуба оценивались в 65 млн. фунтов. А исполнительный директор Питер Сторри, признавая, что продажа Педру Мендеша и Салли Мунтари год назад и Дефо с Диарра зимой были направлены на погашение обязательств перед кредиторами, готовил болельщиков к неизбежному расставанию с еще одним из лидеров – все по той же причине.

    Из «МС» Аль-Фахима выставили как раз за излишнюю разговорчивость

    К моменту вступления Аль-Фахима в должность и появления первых успокоительных заявлений реальность опередила даже мрачные прогнозы Сторри. Кроме Глена Джонсона был продан и Питер Крауч, двое игроков (включая капитана Сола Кэмпбелла) решили не продлевать с «Портсмутом» контракт, еще пятеро – были освобождены из команды по итогам прошлого сезона. По состоянию на 21 июля в команде осталось всего 14 полевых игроков. Более того, один из кредиторов, южноафриканский Standart Bank, требовал возврата 24 млн. фунтов уже к началу сентября. По одной из версий, как раз нежелание платить по счетам вместо предыдущего владельца стало еще одной причиной затягивания сделки Аль-Фахимом.

    Буддистское спокойствие, с которым будущий владелец и уже действующий президент взирал на то, как «Портсмут» распродает игроков, пытается раздать долги и терпит первое поражение в премьер-лиге, пришлось не по душе Питеру Сторри. 19 августа он предпринял попытку переворота: официальный сайт «помпи» подтвердил, что некий консорциум бизнесменов, ведомый исполнительным директором, вступил в переговоры с Гайдамаком и близок к приобретению клуба.

    По состоянию на 21 июля в «Портсмуте» оставалось всего 14 полевых игроков

    Впрочем, болельщики «Портсмута» к концу лета успели услышать столько взаимоисключающих заявлений, комментариев, обращений и новостей, что не удивились и такому повороту событий. А скорее всего – были даже рады: именно Сторри в последние 12-14 месяцев был единственным, кто пытался удержать заброшенный Гайдамаком и еще не подобранный новым владельцем клуб на плаву. Однако пришедшая спустя всего неделю новость, вполне возможно, подвигла некоторых фанатов клуба записаться на консультацию к психиатру: спустя ровно три месяца после декларации намерений, «Портсмут» приобрел не кто иной, как Сулейман Аль-Фахим.

    Ночь

    Нет, это не было галлюцинацией. Раздавленный Сторри, выдыхая, говорил о своем разочаровании и мысленно готовился к казни. Стоявший за ним нефтяной и строительный магнат Али Аль-Фарадж грозил Александру Гайдамаку судебным иском за срыв договоренности о продаже клуба. Премьер-лига продолжала изучать источники финансирования покупки. А Сулейман Аль-Фахим, заплатив 60 млн. фунтов, готовился выводить клуб из турнирного пике после трех поражений на старте.

    Уже на следующее утро после совершения сделки английская пресса, посмеиваясь, сравнивала первые трансферы Аль-Фахима-подчиненного в прошлогоднем «Ман Сити» и Аль-Фахима-хозяина в нынешнем «Портсмуте»: «Первое, что сделал шейх Мансур – моментально приобрел Робиньо. Новый клуб Фахима же вчера подписывал, при всем уважении, Томми Смита из «Уотфорда». Болельщикам было вовсе не до смеха. По иронии, «эру Аль-Фахима» открыло минимальное поражение как раз от «Сити», а до начала осени юг Англии успели покинуть последние звезды – Нико Кранчар и Сильвен Дистен. Черту под трансферной кампанией «Портсмута» (из 13 новых игроков пятеро были взяты в аренду, еще трое – достались клубу бесплатно; у пяти новобранцев отсутствовал всяческий опыт игры в премьер-лиге) хронологически и семантически подводила фамилия алжирского полузащитника Хасана Йебда, прибывшего первого сентября на подмогу из «Бенфики». Единственной отрадной новостью стало лишь то, что Аль-Фахим не стал рубить с плеча и оставил на своем посту Питера Сторри.

    19 августа Питер Сторри предпринял попытку переворота

    Международная пауза в налаживании футбольного, финансового (да и душевного) здоровья «Портсмуту» особо не помогла. К третьей декаде сентября газеты запестрели заголовками на манер «Как спастись от вылета после шести поражений кряду». Аль-Фахим же не изменил привычке и сделал два взаимоисключающих официальных заявления: сперва обстоятельно мотивировал полный отказ от трансферов в январе, а уже через пару дней пообещал 50-миллионные (в фунтах) финансовые вливания «в ближайшие три-четыре недели» и анонсировал январский трансферный бюджет в 10 млн. Поверить, что неудивительно, болельщики решили не ему, а Сторри. Тот, в отличие от босса, не отказался в последний момент от встречи с фанатскими группировками «помпи», и там открыл присутствовавшим весьма неприятный факт: клуб по-прежнему нуждается в рефинансировании.

    За этим, конечно, последовали разъяснения функционера, которого «не так интерпретировали». Аль-Фахим все же снизошел до встречи с фан-группами, где вновь пытался убедить их в светлом будущем. Команда же тем временем проиграла в седьмой раз подряд, а вопросы, куда делись и как были поделены 77,7 млн. фунтов, заработанные к августу только на трансферах (понятно, что они переводятся на счета клуба в несколько этапов, но ведь не стоит забывать о «телевизионных деньгах» и 5 млн. фунтов неустойки, полученной за уход Харри Реднаппа в «Тоттенхэм»), вновь стали актуальны.

    «Портсмут» проиграл в седьмой раз подряд, а вопрос, куда делись 77,7 млн. фунтов, вновь стал актуальным

    Первого октября, когда стало известно о невыплате зарплаты за сентябрь, ответ нашелся у Сторри: все деньги потрачены на погашение кредита в Standart Bank, свободных средств у клуба больше нет, а из 60 млн. долга непогашенными остаются еще 10. Спустя двое суток выяснилось, что проблемы этим не исчерпываются: «Портсмут» задолжал не только игрокам и администрации, но и британским налоговым органам и даже агентам за старые сделки по приобретению Мунтари, Крауча и Дефо. Аль-Фахим не стал больше отпираться, впервые ввел в свой публичный лексикон слово «извините», принял «гуманитарную помощь» в сумме 5 млн. (1,8 млн. на зарплаты, 2 млн. – на налоги, остальное, видимо, агентам) от недавнего конкурента в борьбе за «Портсмут» Аль-Фараджа и тут же угодил в больницу с почечной инфекцией. То была последняя плохая новость с юга Англии.

    Рассвет

    Достигнув дна субботним утром третьего октября, «Портсмут» сгруппировался, оттолкнулся и одержал катартическую победу над «Вулверхэмптоном» (единственный гол, кстати, забил Йебда). А уже в понедельник стало известно о том, что Аль-Фахим готов продать 90 % акций клуба тому самому Али Аль-Фараджу, при этом оставшись на два года почетным председателем совета директоров. Весь Портсмут с облегчением выдохнул – круг замкнулся спустя 43 дня. Как выяснилось позже, если бы сделка не состоялась сразу после выходных и тогда же не были погашены внутриклубные задолженности, «Портсмут» мог подвергнуться введению внешнего управления (этот шаг обычно предшествует началу процедуры банкротства) уже в следующие 48 часов. Однако «помпи», пожалуй, впервые за последний год все-таки повезло.

    «Помпи», пожалуй, впервые за последний год все-таки повезло

    «Фрэттон Парк» стал потихоньку привыкать к именам и фамилиям новых героев и к тому, что за хорошей новостью вполне может последовать еще одна хорошая. Уже объявлено о том, что новый владелец взял на себя долговые обязательства и гарантировал тренеру Полу Харту наличие трансферного бюджета на январь. В помощь последнему в Портсмут вновь выписали еще одну известную личность: Авраам Грант спустя без малого три года возвращается в клуб на должность спортивного директора.

    «Идиллия» и «релаксация», однако – слова явно чуждые лексикону «помпи». Аль-Фарадж все еще не прошел каверзный ‘fit an and proper person’ test, а журналисты с подозрением относятся к его безвестности даже в арабском (не говоря о европейском) футбольном мире. Появление в клубе Авраама Гранта, по мнению многих, уже в ближайшее время может создать угрозу позициям Пола Харта: амбиции израильтянина, полтора года назад находившегося в одном точном ударе от завоевания Кубка чемпионов, наверняка не стали за время простоя ограничиваться исключительно клубным офисом. Впрочем, «Портсмут», для которого нынешний иностранный спаситель – уже четвертый за 11 лет, а угроза банкротства – вторая за тот же срок, еще совсем недавно решал проблемы иного порядка. Из серьезных на повестке дня осталась всего одна: не вылететь. Уцелеть после семи поражений на старте в последний раз удалось «Ливерпулю». 110 лет назад.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы