Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Молчуны и шутники

Футболисты московского «Спартака» и ЦСКА в очередной раз отказались от общения с прессой практически полными составами. После матча Станислав Черчесов шутил, Валерий Газзаев был суров, а Роман Шишкин попал в аварию.

Фото red-army.ru

Никаких интересных баннеров на этой игре не предполагалось из-за желания болельщиков ЦСКА почтить память двух фанатов, погибших в автокатастрофе. Фотография поклонников клуба была растянута на армейской трибуне. И хотя некоторые спартаковские сектора пытались нарушить тишину первых пяти минут, на них шикали и свои, и чужие.

Гол на последней секунде матча расстроил журналистов, собравшихся в микст-зоне. Стало ясно, что спартаковцы будут слишком расстроены упущенной победой, а армейцы – недовольны прошедшим матчем, практически лишившим их шанса выиграть первое место в чемпионате.

Валерий Газзаев, главный тренер ЦСКА, так переволновался, что едва не упал при входе в раздевалку. У самого порога у него подкосились ноги, но он собрался и сохранил равновесие.

Спартаковцы же едва не пошли по пути Асатиани и Ивановича, подравшихся в раздевалке. Радослав Ковач отчаянно материл кого-то из своих партнеров, да так, что на него оглядывались даже охранники. Будь в составе красно-белых грузинский легионер, случилось бы страшное.

Действительность же превзошла самые худшие прогнозы. Из 28 футболистов, выходивших на поле, поговорить остановились только два. Флорин Шоавэ выступил с 13-секундным обращением (наверное, в честь 13-й неудачи команды). И лишь Вениамин Мандрыкин ответил на все вопросы.

Остальные…

«Валите все на меня, все будет хорошо», – велел Калиниченко

Владимир Быстров, обычно первым выходивший из раздевалки, на этот раз шел со слезами на глазах.

- Я ничего не буду говорить, – выкрикнул он.

Егор Титов отказался по другим мотивам.

- Я едва передвигаюсь, – сообщил он, идя по направлению к ресторану.

Максим Калиниченко был заведен.

- Валите все на меня, все будет хорошо, – приказал он.

Видимо, досталось от Сергея Шавло.

Армейцы тоже выглядели необщительными. Переводчик Максим сразу же принялся таскать какие-то мешки и ящики, дав понять, что уже давно переквалифицировался. Португалоговорящего грузчика в ЦСКА, наверное, еще не было.

Медленно помотал головой и Дейвидас Шемберас. В унисон ему то же самое проделал Евгений Алдонин, хотя у него вообще никто ничего не спрашивал. Он ведь и на поле не появлялся. Пробежал со скоростью, значительно превышающую скорость передвижения по полю, Элвер Рахимич.

- Я тороплюсь, тороплюсь, – приговаривал он.

Стипе Плетикоса вообще не вышел, поманив своего агента рукой.

Зато Роман Шишкин со стадиона уйдет позже всех (может быть, он до сих пор там). Выбежав с черного входа, он сразу же прыгнул в красивый «Мерседес», но уехать не успел. К багажнику авто аккуратно пристроился «Лексус». Аварией это назвать сложно – так, мелкие неприятности. Вряд ли даже бампер помялся. Нормальный бы человек плюнул и поехал дальше. Но футболист оказался не таков. Он вызвал работников автоинспекции и приготовился к долгому ожиданию. И, наверняка, покинул пределы спортивного сооружения очень поздно.

Немного спас положение Станислав Черчесов, который опять чудил на пресс-конференции. Он прокомментировал ситуацию, когда Роман Павлюченко загубил выход «четыре в два».

- Если бы у бабушки была борода, то она была бы дедушкой. А Павлюченко сыграл так, как посчитал нужным.

И только Валерий Газзаев, без помех преодолев дорогу от раздевалки до пресс-центра, был жесток:

- «Спартак» с ничьей, Черчесова – с днем рождения. Им еще работать и работать, чтобы нас обыграть.

Вот она, суровая правда.

Алексей ШЕВЧЕНКО

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы