Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    "Нападающие приходят и уходят, Бесчастных остается"

    С Владимиром Бесчастных, бывшим форвардом сборной России, лучшим ее бомбардиром в истории, ныне играющим за подмосковные "Химки", беседовали Кирилл Дементьев и Александр Шмурнов.

     

    - Вы чувствуете, что нынешнее поколение футболистов, оно немножко не похоже на ваше?

    - У нас сейчас немножко консервативный футбол в каком плане - футболисты никуда не уезжают. То есть мы варимся в собственном соку. Может быть, с одной стороны, это и хорошо, что лучшие футболисты никуда не уезжают. С другой стороны, все-таки международный опыт, он нужен.

    - На ваш взгляд, можно в чемпионате России вырасти до действительно высокого уровня, нет ли определенного потолка, выше которого наши клубы пока что физически не могут прыгнуть?

    - Дело в том, что условия в Европе значительно отличаются от наших. Наивно полагать, что ты выходишь на хорошее поле и у тебя должно все получаться. Нет. Там совершенно другие скорости, мяч по-другому летит, катится по-другому. К этому тоже надо привыкать. И было неплохо, когда очень многие из нас играли в Европе. После этого, когда мы на международные матчи приезжали в Европу в составе сборной, допустим, для нас было все свое. Я думаю, что наши ребята, приезжая сейчас в Европу, немножко теряются.

    - Может ли игрок, выступающий в чемпионате России, вырасти здесь профессионально?

    - Я думаю, что вырасти можно везде, если ты хочешь. Не думаю, что это проблема. Мне кажется, что сейчас сборной России не хватает лидеров. Тех лидеров, вокруг которых вязалась бы игра. Какими в свое время были Валера Карпин, Саша Мостовой, Витя Онопко, какое-то время и я. Эти игроки были лидерами в своих командах, на них строилась игра. Поэтому, приезжая в сборную, они были лидерами сборной. А у нас сейчас происходит так, что в принципе в наших ведущих клубах лидирующие позиции занимают иностранцы. И наши футболисты привыкли подыгрывать.

    - Есть исключения: Аршавин, допустим.

    - Вот он и выделяется, это видно. Сейчас я думаю, что это ключевая фигура в сборной. Убери Аршавина - и...

    - Получается, что наши игроки отвыкли просто брать на себя инициативу, брать на себя игру, ответственность?

    - Дело не в том, что боятся ответственности. Они не боятся ответственности, они просто не знают, как играть.

    - Вы уже задумываетесь о карьере тренера?

    - Мне было бы интересно. Действительно, я уже размышлял об этом, и мне кажется, что должно получиться. Опыт есть, наблюдения накопились.

    - На ваш взгляд, молодой тренер - это хорошо?

    - Это неправильное определение. Нет такой профессии - молодой тренер. Все тренеры разные. То есть у Шалимова не пошло, почему не должно пойти у другого? Слава богу, что Игорь Колыванов выиграл юниорский чемпионат Европы, иначе вообще всех бы объединили в одну кучу и забыли. Так нельзя. Потому что все разные люди, молодой ты или не молодой. Есть опытные тренеры, один лучше, другой хуже. То же самое и с молодыми: у одного пошло, у другого не пошло. Это тоже талант. Иначе, как я люблю выражаться, иначе все были бы тренерами, кабы это было так просто. Поэтому нельзя зацикливаться. Не получилось с Шалимовым, попробуйте Колыванова и так далее.

    - Какие моменты карьеры запомнились больше всего?

    - Помню, я только-только приехал в Бремен, подписал контракт с "Вердером" - и сезон мы начинали матчем против "Баварии". Мне удалось забить гол на второй минуте. Вот это был яркий момент. Далее - чемпионат Европы 1996 года. В принципе мы безлико сыграли с Германией, хотя у нас были моменты, но проиграли 0:3. С итальянцами вроде бы боролись, но тоже проиграли 1:2 - и тут вообще безобразие. Ну с чехами-то уж, это такие же славяне, как мы, так что же, не выигрывать у них? Те-то ладно, те миллионеры. Но ведь и с чехами не можем ничего поделать - 0:2 после первого тайма. И вот в такой ситуации как-то вот вышли на второй тайм, и помню, что не было у меня обреченного настроения. Наоборот - выхожу на поле в финальном турнире первенства Европы, моральный подъем. И гол получился невероятный - такие не забываются. И потом мы 3:2 повели - вот такие дела. Не выиграли в итоге, но приятные воспоминания остались.

    - Матч со Швейцарией в отборочном цикле к чемпионату мира в Японии и Южной Корее остался в памяти?

    - Мне повезло, в том смысле что остальные наши форварды были в плохой форме. Если кто-то забивал пару голов, так его сразу в сборную брали, но постоянно на высоком уровне никто не играл. Ребята еще шутили: "Нападающие приходят и уходят, Бесчастных остается". При этом не было ситуации, чтобы какой-то футболист ярко заиграл в чемпионате России, а вместо него за сборную играл бы я. Такого не было никогда - всем давали шанс. Даже Федькову, вся яркость которого заключалась в том, что он забил три гола в матче на "Кубок «Спартака». И, кстати, не хочу его обидеть, хороший нападающий был, я про другое сейчас. Когда я начинал, надо было поиграть в молодежной сборной, и только потом тебя могли привлечь в главную команду. Выбор был у тренеров: Колыванов - раз, Кирьяков - два, Юран - три. Симутенков туда подходил - четыре. Я в лучшем случае пятый. Вот такой был выбор нападающих. Не говоря уже о просто хороших футболистах, таких как Терехин, Черышев, Кулик (он неплохо играл за ЦСКА). А вот потом повыродились нападающие - вот и остался один Бесчастных. Вот помню, перед матчем с Югославией начали кричать все вокруг, что нельзя меня ставить. Я значился в ориентировочном составе, но Романцева все буквально достали, и он решил: пусть играет Федьков. Играл парень неплохо, но чудес тоже не бывает. Человек только приехал в сборную, в принципе даже не успел сыграться, и сразу такой матч. Я вышел во втором тайме и забил. И мы выиграли 1:0. И еще: любому футболисту, приходившему в сборную не из «Спартака», было сложно. Слишком самобытный стиль у этой команды, слишком непохожий на других. Я считаю, что стиль, который пропагандировал «Спартак» - с учетом того, что сейчас происходит, - это единственное спасение для России.

    - Другого стиля у нас нет?

    - Если мы сейчас начнем культивировать европейский стиль, то это будет плохая копия Европы. Там фланговые полузащитники должны бегать и подавать. А у нас никто не подает, как Бекхэм, нету у нас таких мастеров. Если мы считаем Быстрова, Анюкова быстрыми футболистами по российским меркам, то, если вы заметили, за сборную они бегают уже не так быстро. То есть для российского уровня это высокая скорость, для европейского - нет. Поэтому у нас нет возможности играть в европейский футбол. Мы не можем играть в их футбол, потому что мы слабее в их главных компонентах. Но мы можем играть в свой футбол, можем контролировать мяч, импровизировать, ставить в тупик европейские команды.

    - Как вы считаете, почему у некоторых талантливых футболистов не получается достойно выступить за сборную? Вспомнить хотя бы Олега Веретенникова...

    - Веретенникова пробовали в сборную и при Романцеве, и без Романцева. Ну не играл человек за сборную - не подходил под стиль. Есть такие футболисты, которые за клуб играют замечательно, а в сборной - ну никак. А бывает и наоборот. Сборная - это та же команда, к которой надо привыкнуть, которую надо почувствовать. Вот сейчас, если вы замечаете, Динияр Билялетдинов опять в "Локомотиве" играет великолепно, а в сборной я еще не видел ни одной игры такой, чтобы он сыграл на том же уровне, на котором играет в «Локомотиве». И нельзя сказать, что он только в России играет здорово, у него и в еврокубках были отличные матчи, а вот в сборной - пока ни одного.

    - Ваша команда - подмосковные "Химки" - почти наверняка выходит в премьер-лигу.

    - Не стоит торопиться. Преимущество у нас солидное, но мы во втором круге еще не играли с серьезными соперниками. Поверьте, я не скромничаю и не рисуюсь. Нам предстоят очень тяжелые матчи. «Урал», наш ближайший преследователь, потерял очки именно в матчах с клубами, с которыми мы еще не играли. Поэтому говорить о премьер-лиге еще рано. Но я доволен сезоном в «Химках», потому что все победы мы добываем своим трудом, в бескомпромиссной борьбе, тогда как многие играют в другие игры.

    - Переход из премьер-лиги в первый дивизион был для вас шоком?

    - Я уже привык. Я ведь до того провел сезон в «Кубани», потом играл за ФК "Орел". Как разумный человек, я всегда отдаю себе отчет, куда я иду и зачем. То есть наивно было бы идти в первый дивизион и рассчитывать на пятизвездочные отели и великолепные поля, тем более что я все же россиянин. А сейчас первый дивизион, может быть, даже повыше уровнем, чем высший дивизион начала 90-х годов.

    - То есть прогресс все-таки заметен?

    - Не в последнюю очередь потому, что телевидение стало транслировать матчи премьер-лиги и теперь даже первого дивизиона. Когда такое было, чтобы по три, по четыре матча в день показывали? Это великолепно, что люди смотрят футбол. Естественно, чем больше трансляций и обзоров, тем футбол чище, интереснее.

    - По поводу футбольной чистоты. На себе почувствовали все "прелести" игры в первом дивизионе?

    - Трудности, конечно, существуют, не буду кривить душой. Но как-то в этом сезоне чувствуется, что, может быть, даже чище стал первый дивизион, скандалов практически нет. В прошлом году каждую неделю были.Это, видимо, благодаря вам, журналистам. Вы, можно сказать, спасли первый дивизион. Сейчас просто боятся играть грязно, потому что все покажут, все расскажут. Когда меня в прошлом году спрашивали про скандалы, я отвечал, что они были, просто о них никто не знал. А сейчас их стало меньше. Может, потому, что руководители стали понимать: какой смысл вкладывать большие деньги в команду, которая выйдет в высшей дивизион, если она не готова там играть? И наоборот. Великолепно это доказал Нальчик. То есть сначала нужно создать команду, сделать ее боеспособной, а потом пускай она выходит и играет и радует зрителей. Хотя ничего сразу не бывает. Это действительно кропотливый труд. Сейчас Нальчик уже не на первом месте, ну и что? Это совсем не та ситуация, когда команда выходит в высший дивизион, потом резко становится третьей, а через год для нее проблема попасть в десятку. А Нальчик сначала выстрелил. Сейчас, может быть, ему немножко не везет, а может, по-другому настраиваться на эту команду стали соперники. Но они закрепились на своем месте в элите, и мне они глубоко симпатичны.

    - Существует мнение, что ваша игра и игра некоторых других футболистов, выступающих в первом дивизионе, например Андрея Тихонова, вполне соответствует уровню премьер-лиги.

    - Мы же профессионалы, мы понимаем, что к чему. Вообще, зачем об этом думать, если ты не в премьер-лиге. Ничего сверхъестественного там нет, здоровья у меня хватает, мастерство не пропало, до этого четыре раза становился чемпионом страны, а тут вдруг не могу в высшем дивизионе играть? Могу.

    - Контракт-то позволит вернуться в премьер-лигу с "Химками"? Если, конечно, команда добьется этого.

    - Да, контракт у меня действует еще год. Поэтому, разумеется, я очень надеюсь на выход в премьер-лигу.

    - Как вам кажется, можно вызывать в сборную России игрока, который выступает не в премьер-лиге?

    - Теоретически, наверное, можно, но практически - нет. Дело в том, что в той же Германии очень хорошо поставлен сбор информации. Там матчи первого дивизиона показывают примерно так же, как и высшего. И потом, на Западе грань между первой лигой и второй достаточно условна. Там эта грань на один сезон. А у нас все-таки это два разных мира. И мы сейчас это понимаем.

    - Но ситуация меняется. В первом дивизионе, например, у нас уже играет достаточно легионеров, причем вполне приличного уровня.

    - Легионеры в России вообще резко изменили подход к футболу, к тренировочному процессу, ко всему. Подход стал более европейским. Я так думаю, что в премьер-лиге больше половины команд работает именно по европейской методике. Прежде всего, это до минимума сведенные сборы. Где-то необходимо варьировать нагрузки, потому что, чего греха таить, с советских времен считалось, мол, чем больше бегаешь в межсезонье, тем быстрее побежишь и в чемпионате. На самом деле это не так. У каждого футболиста есть свой потолок. И если он набрал форму, то не надо его заставлять бегать еще больше. Если видно, что он в форме, значит, поддерживай ее, и все, чтобы человек играл, оставаясь физически свежим. У нас порой тренеры думают: вот он набрал форму, а я сейчас еще добавлю тренировок, и он лучше станет. Лучше он точно не станет.

    - Как вы оцениваете российское судейство?

    - Международное судейство, скажу я вам, не такое безоблачное, как многие представляют. По своему опыту скажу: если в Германии более или менее прилично судили, то в Испании уровень явно пониже. Единственная разница с нашими: там даже мысли не возникает, что судья подкуплен или судит нечестно, предвзято. Да, бывают ошибки, ну и что? А у нас судье приходится постоянно доказывать, что он не верблюд. И это, кстати, не очень просто. Нас слишком долго приучали к тому, что судьи могут быть и бывают нечестными.

    - Как вы думаете, чтобы стать арбитром, нужно каким-то особенным человеком быть или судить может любой?

    - Нет, чтобы стать судьей, нужно обладать очень сильным характером. Потому что давление на судей просто сумасшедшее, особенно у нас, в России. И не прогнуться, не сломаться - это непросто. Мой брат Миша собирается стать судьей, уже начал практиковаться в низших лигах, я ему всегда говорю: готовься к тому, что тебя и оскорблять будут, и другие проблемы возникнут, и если не проявить твердости, лучше и не браться за это дело.

    - Вам хочется, чтобы ваши дети стали футболистами?

    - А почему нет? Да, моя профессия тяжелая. Ну а кому легко? То есть везде, где ты хочешь добиться успеха, надо проявлять трудолюбие, характер, желание. В любой профессии. Это когда тебе наследство какое-то перепало, завод например, твоя задача просто сидеть, и то, наверное, надо что-то делать для того, чтобы он не разорился... Один из моих сыновей - они тоже близнецы, как и мы с Мишей, - очень спортивный парень, энергия из него прямо валит. Но, думаю, что спортом будут заниматься оба. Станут ли они профессиональными спортсменами, неизвестно, но без спорта не останутся. Может быть, будут в футбол играть, может, во что-то другое.

    - Вы родились 1 апреля. Не связаны ли с этим какие-нибудь веселые истории?

    - Я привык шутить не только 1 апреля. Я шучу круглый год. Так что к дню рождения отношусь как к дню рождения и только. Иногда даже надоедает, когда звонят накануне журналисты и просят рассказать "что-то такое".

    - В целом довольны, как жизнь сложилась, нет повода на судьбу жаловаться?

    - Я живу по принципу "могло быть лучше, но могло быть и хуже". Родные мои здоровы, я занимаюсь своим делом, значит, все у меня хорошо.

    Кирилл Дементьев, Александр Шмурнов.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы